Энергетика «холодной войны»

Вслед за атакой Гитлера на СССР приснопамятный американский сенатор Гарри Трумэн понадеялся на то, что «русские будут убивать немцев, а те — русских как можно больше». Мудрость, за которую этого политика избрали впоследствии президентом США. На днях агентство Bloomberg опубликовало не менее глубокую статью, заголовок которой был, правда, изменен 16 мая по требованию МИД РФ. Но изначальному названию Трумэн обрадовался бы гораздо больше: «Эксперты хотят знать, почему коронавирус не убил больше русских». Тональность была подхвачена лондонской The Financial Times и другими флагманами СМИ на Западе. Да, атмосфера в мире все больше наполняется стилистикой Второй мировой; а «холодная война» уже и вовсе превзойдена во многом. Превзойдена она хотя бы в американо-китайских отношениях, которые уже нельзя назвать отношениями как таковыми. На прошлой неделе сенатор Линдси Грэм, давно уже обвинивший КНР в «государственном спонсорстве пандемии», внес в конгресс билль о санкциях против Пекина — «Об ответственности за COVID-19”. Поясняя объявление торговой войны, Грэм призвал к заморозке активов, невыдаче виз и запрету на IPO китайских компаний. 13 мая министерство внутренней безопасности США и ФБР выступили с предупреждением о китайских кибератаках. 14 мая сенат принял другой акт — о рестрикциях в наказание за притеснение уйгурского населения в Синцзяне. На подходе — билль о поддержке Белым домом избрания Далай-ламы в Тибете. Дабы застолбить американскую заявку на судьбы солнечного Синцзяна и не менее солнечного Тибета, брошены на геостратегический таран те силы Пентагона, которые уже пострадали от коронавируса. Рассекая воды, спешит в Южно-Китайское море известный миролюбивому человечеству «Теодор Рузвельт». А пиком все той же кампании по ниспровержению Поднебесной стало интервью Дональда Трампа для Fox Business: США «могли бы полностью разорвать отношения» с Пекином. Что и говорить, блестящая международная панорама! Как, интересно, выглядит и чем, собственно, занимается на этом вдохновляющем фоне углеводородная отрасль планеты? 

Дело пахнет керосином

Хотя реактивного топлива для авиалайнеров требуется нынче по белу свету все меньше из-за многократного снижения пассажиропотоков, но в фигуральном смысле обстановка на рынке нефти и нефтепродуктов снова, как и в апреле, тревожно «запахла керосином». Повторный спад цен на «черное золото» в середине мая не был случайным.

Правда, к пятнице рынки попытались выправиться и цены возросли, но, по мнению гендиректора эмиратской ADNOC д-ра Султана аль-Джабера, выход к «новой нормализации все еще неясен». Глава «мейджора» с 4 млн баррелей среднесуточной (хотя и сниженной по решению ОПЕК+) добычи поделился своим сомнением с управляющим директором RBC Capital Markets и шефом мировой службы Commodity Strategy в этом консалтинге — Хелимой Крофт. «Вышли на непознанную территорию, — сетует топ-менеджер из Абу-Даби. — Никогда еще мы не испытывали моментов, когда уровень экономической активности падал бы так сильно и быстро. Да, никто не способен предсказать прямо сейчас: как может выглядеть оздоровление. Но многие экономисты согласны в тем, что графически это оживление (с медленной постепенностью вместо резких и прямых отскоков после прежних мировых кризсов — Авт.) будет скорее выглядеть как латинская буква «U» вместо привычной «V».

Причины известны. Это не только переполнение стратегических резервов жидкого углеводородного сырья по обе стороны Атлантики и Тихого океана. Это еще и вторая волна COVID-19. Она-то и охватила — как назло — те страны, которые играют главную роль и в добыче, и в переработке, и в перевозке, и в хранении нефти. Приходит ли, скажем, на ум Китай как главный потребитель сырья? Да, отныне Китай — опять под вопросом: там возобновились вспышки коронавируса. Южная Корея, выгодно превратившая сама себя в самое емкое в Азии хранилище нефти? Да, теперь и она, столкнувшись с заболеванием, тоже бедствует. Или США, считающиеся ведущим в мире производителем, — что сказать о них? Увы, сверхдержаву словно трясет в «фильме ужасов». 

Можно называть спикера нижней палаты Капитолия г-жу Нэнси Пелоси неудачницей из-за провала импичмента Дональда Трампа; но разве откажешь ей в правоте такой оценки: «Более 80 тысяч американцев умерли, около 1,4 млн заражены, 33 млн подали на пособие по безработице… Мы столкнулись с величайшей катастрофой в истории нашей страны»? Действительно, дело пахнет керосином. Некоторое оживление мировой экономики произойдет, но после этого хозяйственный организм планеты опять обрушится — вероятно, под ударом новой волны COVID-19 и, как следствие, очень слабого спроса на горючее. О столь мрачных опасениях говорят и вести из Саудовской Аравии. 

Не скрою: все мы ждали их с напряжением. Хотя и опаздывая, как всегда, на месяц с лишним, квартальная финотчетность компании Saudi Aramco, дающей вдвое больше нефти, чем основные западные игроки вместе взятые, — это всегда барометр доминирующих тенденций в глобальной конъюнктуре. Оптимисты надеялись: итог первых трех месяцев будет отрадным. Правда, недавно, атаковав Москву и Вашингтон, капризный Эр-Рияд обрушил рынок сверхнизкими ценами на счет демпингового откручивания вентилей даже на простаивавших еще вчера скважинах. Но ведь, в конце концов, «буффонада со сверхдобычей» продлилась всего три недели из тринадцати недель января, февраля и марта, — не так ли? Словом, общий знаменатель, как ожидалось, получится более или менее позитивным. Но вот, наконец, черта подведена… 

Саудовский зигзаг

…И выявлено следующее. Чистая прибыль аравийского «супермейджора» упала на 25%, а общие доходы казны — на 22%. Остановлены практически все важнейшие правительственные программы и проекты, срезаны доходы госслужащих, а в июне приостановится выплата прожиточного минимума. 

Казалось бы, самое время снизить дивиденды, начисляемые государству и иным акционерам энергогиганта. Но Эр-Рияд не может себе этого позволить. На исходе 2019-го он провел — поманив сказочными доходами — первый в истории биржевой дебют (IPO) своей Saudi Aramco, приватизировав малый, по сути пилотный сегмент ее рыночной стоимости, причем по высокой цене. И вот настает время позаботиться о выплате дивидендов на 18 млрд долл. А денег-то таких нет — дефицит госбюджета вырос за квартал до 9 млрд долл! Вот и придется втрое (с 5 до 15%) повышать с 1 июля НДС, затянув покупку саудовского нефтехимической группы SABIC в пользу той же Saudi Aramco. Да и вообще, сверх того, надо залезать в долги — лишь бы не расстроить тех, кто дрожащими от счастья руками положил под Новый Год в свои сейфы свежеотпечатанные ценные бумаги главного достояния арабской монархии.

В общем и целом эмоциональный эксперимент с резкими разворотами нефтеэкспортного штурвала благополучно провален. Это ведь только вначале он сулил саудитам сверхвыгоду. Не дождавшись истечения срока прежней сделки ОПЕК+, родина «Тысячи и одной ночи» взвинтила на исходе марта добычу и дала клиентам рекордные скидки. Удалось вчетверо нарастить поставки в США и заодно потеснить Россию. Так, Польша «ясновельможно» отказалась от российской нефти за счет саудовской. Но через месяц гордому Эр-Рияду пришлось снизить скидки в несколько раз, смириться с двойным сокращением своего экспорта в Америку и Европу и уменьшить поставки 12 клиентам в Азии! Сдав теперь позиции в ключевых для себя регионах в русле рекордного майского спада добычи, «королевство пустынь» оторвалось от своих же апрельских среднесуточных максимумов почти на «минус 5 млн баррелей». Теперь покупатели в США и ЕС исходят из того, что доставка на их терминалы «черного золота» из скважин лидера ОПЕК упадет на 60–70%. 

«Караул!», — слышится, таким образом, с южного побережья Персидского залива. Эр-Рияд, запоздало пытаясь поднять цены и спасти поступления в казну, со вздохом взял на себя дополнительное обязательство на июнь. Оно — даже больше тех квотных ограничений, которые были согласованы полтора месяца назад в формате ОПЕК+. А именно: берется курс на сокращение саудовской добычи еще на 1 млн баррелей в день до скромной планки 7,5 млн баррелей. Слушаясь старшего партнера, ОАЭ и Кувейт решили снизить производство на четверть миллиона баррелей в совокупности. Как поступят другие, пока неизвестно. Но зато известно, что на очередной встрече ОПЕК+ саудиты и их союзники выступят за продление майско-июньского режима минимальной добычи (т.е. на 9,7 млн баррелей ниже обычного силами всех 23 членов данного рыночного альянса), а не ее постепенного повышения с июля, как имелось в виду еще недавно. Пойдут ли на это Россия и некоторые другие производители? Думается, даже Кремлю это пока еще неведомо. 

Бумеранг вернется и ударит по ТЭК

Не пройдет и года — и энергетическая дуэль в беспокойном сегодняшнем мире обострится до предела. Это так же неизбежно, насколько очевидны самые тревожные симптомы происходящих на рынке событий. Видны же они не просто в ТЭК, а и по всему диапазону мировой экономики. Уже ясно: конфронтации в отношениях между Востоком и Западом нам не миновать. 

Неотвратимость этого посыла доказывается по-всякому: и математически, и экономически, и политически. Суммируя тему, — поднятый нами вопрос сводится к следующему. Ссылки ряда аналитиков и политологов нефти на опыт ценовой рецессии 2014–2016 годов в нынешней ситуации не оправданы. Тогда борьба за оздоровление рынка, как ни странно, шла на фоне подъема мировой экономики в целом. А сегодня мы боремся за достойную оценку «черного золота» в условиях колоссального общехозяйственного спада. Это значит, что через пару месяцев, когда на стыках между едва опустевшими стратегическими резервами топлива и реальным производством возникнут запросы долгожданных «вливаний», — придется перекачивать застоявшуюся нефть не в вожделенный бум (его еще не будет), а в не менее стагнирующие и заторможенные «остальные отрасли». Словом, сегодняшняя временная «пробка» в виде «воздушных пузырей» и тромбов попросту уступит место иной — системной «пробке» замедленного, причем надолго, свойства. 

Сказанное означает одно. Словно бумеранг, луч надежды на перезапуск мирового мотора отскочит вспять и снова ударит по той же углеводородной энергетике — прежде всего, Америки и ее клиентов. Далее бумеранг приведет к попытке вытеснения конкурирующего ТЭК РФ отовсюду, где возможно, — вытеснения столь грубого, что «посткрымские» санкции покажутся мягким прологом к завтрашнему прессингу. Так, первая пристрелка к уплотнению антимосковских мер уже слышна. Действуя через Евросоюз, выталкиватели сибирского газа из Европы уже проявили себя 15 мая через треснувшие, увы, эшелоны… германской энергополитики. Федеральное сетевое агентство ФРГ (Bundesnetzagentur) отказало компании Nord Stream 2 в освобождении пока не готового «Северного потока-2» от норм ужесточенной Газовой директивы ЕС. Ходатайство создателей жизненно важной для Берлина балтийской артерии, заторможенной на итоговом этапе вашингтонским выкручиванием рук, надменно отклонено. Правовое исключение, запрошенное для морской и трансграничной, но давно уже одобренной и профинансированной топливной трассы сделано не будет. И ведь значительная часть потенциальной выгоды для «Газпрома» заведомо теряется по воле геополитических интриганов. 

Но главной цели крестовый поход не достигнет. Турция и Сербия, Италия и Австрия, Венгрия и Греция, хотя и сдавленные тисками, прости Господи, атлантической солидарности, все еще кровно заинтересованы в устойчивых и недорогих поставках «голубого топлива» с Востока. Ведущим инвестором и импортером сырья — от Манчжурии до Арктики и от дальневосточных морей до Каракумов станет для нас дружественный Китай. Как назло для Белого дома, Пекин глубже, чем ожидалось, уязвлен антикитайским курсом Белого дома. В этом плане Трамп и его люди переборщили, но исправляться поздно. В США введена в бой вся триада яростных нападок на КНР: и торговые войны, и обвинения в пандемии, а теперь еще и призыв втиснуть китайский ракетно-ядерный потенциал в якобы модернизируемый по американской кальке Договор об СНВ-3, чтобы «заставить Путина подвинуться». 

Да, грядет повторный спад

Поверьте, названных факторов слишком много, чтобы не понять: очень скоро нефтяники и газовики мира окажутся не в тылу, как это бывало на прежних войнах, а на передовой острого витка глобальной конфронтации. 

Чтобы недоверчивая часть аудитории не подумала, что изложенный выше сценарий вытекает (в своей первооснове) только из неких внутрироссийских установок и тем более пропагандистских построений, — приведу в качестве обоснования ряд оценок и выводов нейтрального западного источника. Речь — о новостном агентстве Страны кленового листка, которое не заподозришь в топливно-энергетической предвзятости. Это — Canadian Catholic News (CCN). Статья, о которой идет речь, так и называется: «Крах нефтедобычи предвещает оживлению на биржах… обреченность на новый спад»! В материале, правда, не идет речь о глобально-блоковой проекции, которую автор сегодняшнего Обозрения нарастил в предыдущей главе. Но то, что кажущийся эффект долгожданного оживления на нью-йоркской Wall Street и в лондонском Сити быстро нанесет в действительности обратный удар по самому же углеводородному ТЭК, — обосновано канадцами безупречно.

На первый взгляд, пишет У. Э. Мессамор, «биржевое оживление кажется неудержимым по мере того, как мировая экономика начала открываться. Но последний редут на пути важнейшего подъема добычи нефти в будущем показывает: радость может быть преждевременной. Если и впрямь экономика обваливается так сильно, как подсказали объемы производства, — то биржи, возможно, обречены на новые поправки (т.е. ниже бытующих надежд — Авт.). По данным сервисной Baker Hughes Co, объемы апстрима рухнули до самой низкой планки за всю историю. А ведь эта фирма считала задействованные буровые в США с 1940 года! За первую неделю мая их стало на 34 меньше, что привело к рекордно низкой планке: всего 374 работающих установки. А в 2019-м в такой же календарный период насчитывалось 988 буровых. Итак, статистика начала мая говорит о 62-процентном годовом коллапсе. При этом не стоит ожидать, что нынешний спад добычи приведет к подорожанию нефти надолго. Ведь все еще сохраняется огромный тромб на пути поставок (потребителям топлива со скважин и НПЗ — Авт.). И вряд ли остаются какие-то свободные емкости резервуаров, чтобы заполнять их (вместо запуска «остальной» экономики) новыми прибавками добываемого «черного золота». 

«По мере того как ожидания оживления хозяйственного организма, — пишет CCN, — ускоряют биржевой рынок, — стимул котировке ценных бумаг дало на старте мая еще и подорожание нефти. Но аналитики отрезвляют рынки акций: не очень-то вдохновляйтесь подъемом цен на углеводороды»! 

Часть проблем, увы, неразрешима

Экономист Николас Коли воздержался от необоснованной радости: «С учетом низкой вероятности того, что мировая экономическая активность восстановится в обозримом будущем, — спрос на нефть останется низким». 

«Так что дисбаланс, настраивающий против излишнего предложения на рынке, будет по-прежнему сбивать любую попытку оживления интереса к фьючерсам на американский сорт WTI, — сказано далее в статье того же агентства. — В апреле эта бенчмарковая смесь, определяющая в США цену барреля, впервые скатилась на какой-то момент в негативную плоскость. Неделей позже аналитик Mizuho Bank Пол Сонки предупредил: в мае нефть может падать в цене д о минус 100 долл»! «Снижение добычи вкупе с исторически наихудшими ценами — это сигнал разочарования для мировой экономики. Иное дело — то, как рынок ценных бумаг продолжал оживляться в 2014-м вопреки спаду цен на нефть. Ведь тогда повсюду рос ВВП. Словом, хотя баррель и падал, но само производство все же росло усилиями таких игроков, как США, Канада и Саудовская Аравия».

 «А ныне, — отмечаетс У.Э. Мессамор, — другие реалии: налицо массивный тромб от избытка предложения на фоне спада производства до значений исторически минимальных. При этом и сам ВВП испытывает жестокий спад. Сказанное обретет прямое воздействие на базовые котировки рынка ценных бумаг, прорезая заодно и весь пласт акций топливного сектора. И это — в условиях затяжного шока из-за падающего спроса на сырьевую продукцию нефтегазовых ареалов, которые и сами-то обременены долгами. Да, в такой обстановке мы видим главный — обобщающий индикатор: экономика и впрямь скатывается в депрессию. Именно поэтому, пожалуйста, не обольщайтесь слегка поднявшимися ценами на нефть и не надейтесь, что возрождение биржевого рынка станет долгим». 

…Такой вот мрачный прогноз. В нем, правда, нет предположения о том, что компенсировать собственные структурные неудачи проводники «глобального энергетического доминирования» захотят путем грубого вытеснения нефти и газа РФ с мировых площадок. Но мы об этом и сами знаем, научены горьким опытом. Да и никаких других способов эгоистичного выравнивания ситуации в собственном ТЭК у «лидера свободного мира» не останется, — вот увидите. 

В Америке уже спасают нефтянку наличностью…

Как минимум 16 буровых, сервисных и трубопроводных компаний США, по данным новостной ленты Vice, получили от государства антикризисные выплаты в рамках спецпрограммы бюджетной помощи малому и среднему бизнесу. Банковские переводы на отощавшие или уже «преддефолтные» — в эпоху ценового обвала и пандемии — корпоративные счета продолжаются. 

Немалая часть общественности, привыкшая видеть в «сырьевых баронах» расхитителей достояния национальных недр, клянет происходящее. Называет это необоснованным «подверстыванием» полуразоренных сланцевиков и их смежников к простаивающим отелям, магазинам, ресторанам, таксопаркам и парикмахерским. Но немало и таких трезвомыслящих американцев, которые, напротив, одобряют это целевое содействие: нельзя ведь расценивать ТЭК Техаса или Северной Дакоты только как гарантированно-вечный источник налогового пополнения казны; это настолько же подверженная цикличным напастям отрасль, как и все остальные. Или даже более подверженная. Так или иначе, пошатнувшимся звеньям углеводородного сектора США уже перечислено как минимум 172 млн долл льготных федеральных кредитов в рамках Small Business Association’s Paycheck Protection Program.

Подпитке полуразоренных нефтяников и газовиков не очень благоволит министр финансов США Стивен Мнучин. По сообщениям СМИ, он лишь нехотя разрешает такой поход. Быть может, Мнучин считает, что топливному сектору достаточно 1,9-миллиардной суммы налоговых льгот, уже выданной связанным с большой нефтью корпорациям ввиду потерь от пандемии? При этом говорится, что крупные компании любого профиля должны обращаться (в условиях разрушающего экономику коронавируса) за помощью к иным, негосударственным источникам. А уж если кто-то преувеличит свои запросы, то нарвется на аудит и даже на уголовную ответственность. Что ж, на первый взгляд, обратившиеся за помощью звенья энергетики богаче большинства адресатов госбюджетного содействия. Почти все «угловые магазинчики и харчевни» оцениваются на бирже не более чем в 10 млн долл — это ниже средней капитализации даже малых звеньев ТЭК. Но все равно многим из них «выжатые» из казны преференциальные займы понадобились отчаянно. 

Вот, к примеру, хьюстонская Independence Contract Drilling, оперирующая 20 буровыми, которые погружены нынче в состояние нерентабельности, увольнений и сокращений зарплаты. Там рады тому, что 27 апреля удалось получить кредит соответствующего формата PPP на 10 млн долл. Повезло и небольшой компании Laredo Oil Inc., специализирующейся на повышении отдачи пласта на зрелых — полуистощенных месторождениях. Начиная с 2015 года ее акции упали на 97% их прежней цены. И вот удача: примерно на такую же сумму (1,2 млн долл), как свидетельствует Reuters, получен спасительный займ на тех же условиях льготной палочки-выручалочки — РРР.

…Но изнанка таких долгов тяжела и опасна 

А вот Profire Energy, в отличие от самых бедствующих звеньев отрасли, смогла в 2019-м заработать 39 млн долл дохода и даже выкупила пакет своих собственных акций на 2,7 млн долл. В результате — чистая прибыль в размере 19 млн долл и нулевая задолженность.

Однако к весне 2020 года дела пошли намного хуже, и Profire Energy не постеснялась взять у государства 1,1 млн долл кредита. На что? Сама фирма отвечает так: чтобы удержать в условиях пандемии и рыночного спада свои лучшие кадры. Удержать до тех пор, пока рынок не восстановится. Из слов гендиректора Брентона Хэтча ясно, что запросить льготы пришлось потому, что все три «вообразимых минуса» впервые совпали сейчас по времени: это и замедление экономики, и ценовые войны между нефтегазовыми компаниями, и обрывы глобальных инвестиционно-экспортных цепочек. Итак, слишком много неприятностей на одну голову, во что, кстати, верится вполне.

Началась, однако, и контратака против помощи углеводородному ТЭК. Сопротивление возглавили вечные недруги нефти, газа и угля — демократы. На этом «сверхэкологичном» направлении главного контрудара громче всего слышен голос депутата нижней палаты конгресса США Нанетт Барраган из Калифорнии. Это она, как пишут газеты, призвала администрацию Трампа не поддаваться соблазну «разбрасывания спасительных фондов над продавцами грязной энергии вчерашнего дня». «Программа РРР, — говорит она, — родилась для помощи малому бизнесу — всем этим маминым и папиным магазинчикам на Main Streets, борющимся за выживание в русле кризиса здравоохранения из-за COVID-19. Речь ведь не шла о том, чтобы упростить мегакорпорациям топливных недр задачи сталкивания всех нас к климатической катастрофе». 

В атмосфере нетерпимости со стороны «прогрессистов» многие звенья делового мира США стараются пораньше уйти от греха подобру–поздорову и быстрее вернуть (если возможно) пакеты полученной в начале года помощи. Так, 14 апреля возвратила 6,7 млн долл нефтесервисная фирма DMC Global, которая торгуется на бирже Nasdaq. В минувшую среду вернула полученные на условиях РРР 4,6 млн долл газосервисная Natural Gas Services Group. С процентами принесла обратно 4,6-миллионный долг Graham Engineering, продающая оборудование для НПЗ. Однако иные должники способны пока вернуть лишь часть таких денег. Из 13,1 млн долл трубоукладчик Energy Services of America Corporation отдал назад 27 апреля только 3,3 миллиона. 

Павел Богомолов