«Транснефть» уходит в тень

IMG_234330 июля стало известно о новой и довольно спорной инициативе наших властей. Минэнерго подготовило проект распоряжения правительства о непубличности ряда закупок «Транснефти». Вкратце суть идеи сводится к следующему: до четверти госзакупок «Транснефти» и её дочерних компаний может быть выведено «в тень», т.е. компании смогут получить доступ к участию в таких тендерах только после того, как подпишут соглашение о неразглашении коммерческой информации.

Минэнерго считает, что необходимо спрятать информацию «о схемах, технических характеристиках трубопроводов, включая привязку к местности с указанием профиля трассы, глубины залегания, расположения колодцев, водных переходов, сведений о пропускной способности трубопровода, технических характеристик о резервуарных парках, пунктов налива, морских портов, схем, сведения об организации системы связи «Транснефти», обобщенных сведений о состоянии оборудования, охраны объектов «Транснефти», данных о системе защиты информации «Транснефти», сведений о характеристиках систем измерений количества и качества нефти, нефтепродуктов и другие». То есть, в переводе на русский с административного, предлагается закрыть в первую очередь топографические данные. А заодно сделать непрозрачной статистику («системы измерения качества и количества нефти») и обуздать экологов («сведения о состоянии оборудования»).

Мотивировочную часть этого проекта приводят «Ведомости». Оказывается, информация о закупках может «служить причиной возникновения криминальных врезок, террористической угрозы, утечек и разливов нефти и нефтепродуктов, что в целом может привести к угрозе экономической и экологической безопасности России». То есть понятно, да? С точки зрения Минэнерго угрозой экологии являются не ржавые трубы, а информация о ржавых трубах.

«Транснефть», предприятие коммерческое, специалисты там поголовастее и понимают, что мотивировка Минэнерго никуда не годится. Слишком очевидно, что уподобляться генштабу, который аки царь Кащей над златом, чахнет над своими «стометровками», в эпоху спутниковой фотографии глупо. Вместо террористов и экологов «Транснефть» ссылается на «врезчиков» (не ново) и «сквоттеров», которые «выкупают узкие полоски земли над трубой, практически «ленточкой», с целью получить от компании какие-либо доходы или бонусы в случае проведения ремонтов или нового строительства».

IMG_2339Вынуждены огорчить «Транснефть». Информацию о трубопроводах «врезчики» и «сквоттеры» получают вовсе не из тендерной документации.  Получают они её с геоподоснов, которые есть в распоряжении территориальных бюро технической инвентаризации, путем визуального наблюдения (трубопроводы не по городам проходят, а на селе знают всё и обо всём) и путем банального подкупа  на местах мелкого чиновничества, обремененного множественными родственными и свойственными связями. Да, в конце концов, каждый трубопровод по ГОСТу должен быть отмечен соответствующими табличками. Найди табличку, а дальше любой бытовой трассоискатель справится.

То есть, с точки зрения борьбы с недобросовестным населением, секретить надо не конкурсную документацию, а геоподосновы и топографические схемы на уровне БТИ, а это невозможно. В тех же случаях, когда возможно (СССР был большой мастак по части сокрытия от собственных граждан всевозможной информации — опыт имеется), это будет приводить к еще большим проблемам, поскольку частным лицам по неведению будет осуществляться землеотвод без учета существующей инфраструктуры. Характерен в этом отношении пример одного подмосковного магистрального газопровода, так тщательно скрытого советами, видимо, из оборонно-параноидальных соображений, что ни в районной администрации, ни в Комитете по земельным ресурсам и землеустройству, ни в службе БТИ, ни в кадастровой службе информации о нем не было. Соответственно землеотвод осуществлялся без обременения. Информация появилась только тогда, когда при рытье котлована под фундамент жилого дома был оборван сигнальный кабель над трубопроводом. ООО «Газпром Трансгаз Москва» много лет судится с владельцами участков на предмет сноса незаконно возведенных строений. Или законно? Землеотвод-то был без обременения…

То есть очевидно, что сокрытием информации проблем не решить. Однако, распоряжение зачем-то нужно и правительству, и «Транснефти». Зачем?

Первая мысль, которая приходит в голову — это коррупционные схемы.  Форумы пестрят комментариями на эту тему. Но всякий, кому приходилось работать с системой госзакупок прекрасно знает, сколько возможностей для «протаскивания» своей организации она предоставляет. Так что для цирка это слишком тонко и мы с негодованием отметаем подобные обвинения в адрес «Транснефти».

И тут мы вспоминаем о том, что «Транснефть», вместе с рядом других нефтяных компаний, подпала в 2014 году под санкции. То есть испытывает сложности с закупкой высокотехнологичного оборудования. Иногда трубы — это просто трубы, а вот многие другие узлы и агрегаты, например, насосное оборудование (70%), системы связи («их производство мы поднять не в состоянии», ergo, полностью), узлы учета и контроля качества нефти (55%), запорно-регулирующая арматура (2%) — импортное. Ждать, пока отечественные предприятия вспомнят, что создавались не для сдачи помещений под склады, а институты освоят реверс-инжиниринг (попросту говоря, копирование западных образцов) «Транснефть» не может, поскольку обещала «не сокращать объемы проектов или переносить сроки в связи с отсутствием поставок из-за рубежа», а некоторые текущие ремонтные работы просто не терпят отлагательств. Поэтому с импортом надо что-то решать. И отличное решение — серый импорт через третьи страны, но для этого хорошо бы факт закупки скрыть. Что, собственно, и предлагается. Обратите внимание, что в списке непубличных закупок как раз и фигурируют «сведения об организации системы связи» и «системы измерения количества и качества нефти», то есть самые болезненные импортные позиции.

Так, может быть, «Транснефть» уходит в тень, не из-за «врезчиков» и прочих негодяев, а ради своих зарубежных поставщиков? Как говорил памятный лишь благодаря Марксу Т. Дж. Даннинг «при 300 процентах нет такого преступления, на которое [капитал] не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». В том числе он готов нарушить санкции собственного правительства, за такие-то деньги. Но хорошо бы в тишине. Вероятно, именно эту тишину и призвано обеспечить распоряжение правительства о непубличности ряда закупок «Транснефти».

Антон Пантелеев