Тот, кто выжил в катаклизме

Совместное предприятие «ПермТОТИнефть», недавно отметившее свое 28-летие — старейшее СП в российской нефтянке. Других СП — ровесников ТОТИ — уже не существует. Некоторые из них растворились при дружественном поглощении, другие — «убиты» при недружественном.

Иными словами, ТОТИ — исключение из правил, и историю этого СП вполне можно издать в виде монографии «Как иностранным инвесторам выжить в российской нефтянке». А еще об этом можно написать диссертацию (и не одну). Уверен, что еще напишут, а покамест — краткий бриф по этой теме.

Экономика и политика

В начале 90-х годов производственное объединение «Пермнефть», как и вся отрасль, и вся страна, находилось в кризисе. Добыча, в последнее десятилетие устойчиво державшаяся на полке 12,5 мон тонн нефти в год, начала снижаться. 

При этом перспективы у прикамских нефтяников были довольно мрачными: на севере области, в глухой уральской тайге и труднопроходимых болотах, были разведаны крупные месторождения с легкой нефтью, но для их разработки и полного освоения требовались огромные затраты. На юге региона, где добывались основные объемы нефти, «сливки» на мощных высокодебитных месторождениях (до 1000 тонн со скважины в сутки!) были уже сняты, и для повышения нефтеотдачи опять-таки требовались большие капиталовложения. Кроме того, работа там была осложнена физико-химическими параметрами добываемого сырья: «южная» нефть Прикамья, как правило, тяжелая, вязкая, сернистая, насыщенная асфальтенами, смолами и парафинами (АСПО). Добавим к этому еще и высокий газовый фактор на отдельных группах месторождений.

Соответственно, сразу же после либерализации советского законодательства о недропользовании руководство «Пермнефти» начало активно искать зарубежных партнеров для создания совместного предприятия (СП) и привлечения иностранных инвестиций. Эта работа началась весной 1991 года, а после августовского путча, что вполне закономерно, ускорилась. К ноябрю 1991 года, аккурат к появлению нового радикально-реформаторского российского правительства Бурбулиса — Гайдара, пакет необходимых документов был готов. 

Я русский бы выучил только за то…

Тогда же появился и «заморский купец» (потенциальный иностранный партнер), которым стала нефтяная компания Totisa del Ecuador. Выбор в пользу латиноамериканцев тогда показался весьма экзотическим (да и сейчас кажется таковым), но это только на первый взгляд. Totisa в то время была крупнейшей частной нефтяной компанией Эквадора и в тамошней иерархии уверенно держала третье место после PetroEcuador и региональной «дочки» Exxon. При этом Totisa имела не только нефтепромыслы, но и трубопроводы, разветвленную сеть АЗС, нефтебаз и логистических терминалов, крупное нефтетрейдинговое подразделение, а также дочернюю фирму по продаже оборудования и материалов для добычи и технического сервиса. 

Кроме того, Totisa давно и успешно работала с советскими партнерами в лице внешнеторговой фирмы «Союзэкспортнефть». Уровень и качество этого сотрудничества были весьма высокими, и в период реформации советской экономики руководство Totisa загорелось идеей создать нефтедобывающее СП в Советском Союзе/Российской Федерации.

Александр Черкасов

Чтобы окончательно определиться с зарубежными партнерами, тогдашний руководитель «Пермнефти» Александр Черкасов направил в Эквадор своего первого заместителя Николая Кобякова. Под занавес 1991 года Кобяков посетил Латинскую Америку и был поражен серьезностью подготовки эквадорцев к совместному проекту — все ключевые менеджеры Totisa усиленно изучали русский язык. Таким образом, вопрос о партнере был решен, и начался процесс регистрации СП, который занял 5 месяцев. 

Николай Кобяков

Изначально было договорено, что СП создается на паритетных началах — помимо прочего, по действовавшему в тот период законодательству эта пропорция позволяла экспортировать всю добываемую нефть и получать льготные пошлины при ввозе импортного оборудования. Кроме того, предполагалось, что предприятие регистрируется и размещает свой административный офис в городе Оса, одной из «нефтяных столиц» Прикамья (140 км к югу от Перми). Директором СП становится представитель российской стороны, первым заместителем — эквадорец.   

15 мая 1992 года российско-эквадорское СП «ПермТОТИнефть» (в просторечии — ТОТИ) было зарегистрировано в Министерстве топлива и энергетики РФ. ТОТИ стало первым нефтедобывающим СП в Прикамье и одним из первых в новой России. Свидетельство о регистрации предприятия подписал тогдашний глава Минтопэнерго Владимир Лопухин (буквально на днях он скончался от коронавируса; ему будет посвящен следующий материал нашей рубрики).

«Наше горюшко»

Уже через две недели после создания СП его первый директор Вячеслав Решетнев начал набирать штат — в основном, из сотрудников НГДУ «Осинскнефть» (начальник управления Виктор Лобанов к «утечке мозгов» отнесся снисходительно). Там же, в административно-бытовом корпусе НГДУ разместился и офис СП, занявший… одну комнату. Вскоре, однако, штат расширился, и фирма переехала на первый этаж местной гостиницы «Нефтяник». Спустя два года у компании появилась постоянная прописка — СП построило собственный просторный и комфортабельный офис в Осе, на улице Полевая.

Добычу нефти ТОТИ начала в июле 1992 года, а через месяц уже получила первую выручку за поставленную нефть и стала полноценно работать. 

Лицензионный участок, полученный ТОТИ для разработки, включал в себя сравнительно небольшое Гарюшкинское месторождение, расположенное в 30 км к востоку от Осы, на территории соседнего муниципалитета — Кунгурского района. 

Вячеслав Решетнев

«Гарюшки — наше горюшко», — говорили осинские нефтяники. Действительно, Гарюшкинское — одно из самых сложных для разработки нефтяных месторождений Прикамья. По своим очертаниям оно напоминает штаны, причем «штанины» испещрены многочисленными дырами-выклиниваниями и смотрят в разные стороны. Глубина залегания девонских нефтеносных пластов — 2,5 тысяч метров, толщина пластов — от 0,5 до 5 метров, средние дебиты — 3–10 тонн в сутки. Нефть вязкая, с очень высоким содержанием АСПО и, соответственно, низким коэффициентом извлечения нефти.

Хотя месторождение расположено в довольно густонаселенной местности, транспортные коммуникации здесь непростые — через лицензионный участок, находящийся на водоразделе рек Турка, Бырма и Гаревая (бассейн Сылвы), протекают многочисленные малые реки и ручьи.

В связи с этим Гарюшкинское, открытое еще в 70-х годах, давало всего 30 тысяч тонн нефти в год. Соответственно, главной задачей, стоявшей перед ТОТИ, стал подбор и применение современных технологий добычи нефти с высокими показателями АСПО. 

Инвестиции и технологии

Необходимые методики были найдены — скважины постоянно обрабатывались механическими скребками, магнитами и различными ингибиторами комплексного действия. Проблемные скважины требовали постоянной заботы, и поэтому ТОТИ создала собственную службу текущего и капитального ремонта скважин. 

Кроме того, для снижения давления на тонкие и сверхтонкие пласты (и, как следствие, уязвимую призабойную зону) инженеры ТОТИ разработали новую методику цементирования эксплуатационных колонн — двухстадийную, снизу вверх. Хороший эффект дало применение индивидуальных насосных станций для закачки воды в продуктивный пласт.

Весь иностранный уставной капитал Totisa — 4,5 млн долларов — был потрачен на приобретение современных насосов (в том числе, электродиафрагменных, экзотических в тот период для прикамской нефтянки), штанг, оборудования для закачки воды и химических реактивов. Впоследствии в ходе импортозамещения дорогостоящих зарубежных химикалий казанские химики по заказу ТОТИ разработали «персональный» реагент РТ-1 для предотвращения парафинообразования. Сегодня этот реагент широко применяется на месторождениях не только Прикамья, но и России в целом.

После двух лет успешной работы предприятие накопило необходимый опыт и ресурсы для нового этапа развития, связанного с разработкой Туркинского месторождения, которое расположено в 7 км южнее Гарюшкинского. Туркинская нефть тоже очень вязкая и парафинистая — при температуре ниже +5 градусов она застывает и превращается в гель, наглухо забивающий трубы и резервуары. Но ТОТИ решила и эту проблему.

Следующим важным этапом корпоративной истории ТОТИ стала программа бурения новых скважин и зарезки боковых стволов, а также масштабного промышленного строительства — установки предварительного сброса воды, двух дожимных насосных станций, 12-километрового промыслового нефтепровода Гарюшки — Маяк и коммерческого узла учета нефти. Фонд эксплуатационных и нагнетательных скважин достиг 100 единиц. 

В 2014 году предприятие вышло на новый уровень хай-тека — впервые в Прикамье обеспечила полную утилизацию добываемого попутного нефтяного газа путем запуска современной газотурбинной электростанции (ГТЭС). Станция рабочей мощностью 1,6 мегаватт в современном контейнерно-блочном исполнении в сутки сжигает 12 тысяч кубометров попутного газа и вырабатывает 34 мегаватт-час, полностью обеспечивая электроэнергией свои производственные объекты.

Конечно, все эти инвестпроекты требовали существенных вложений. Действительно, за первое десятилетие работы ТОТИ эквадорцы вложили в развитие предприятия 20 млн долларов, в том числе реинвестируя почти всю чистую прибыль (до 1998 года прибыли и дивидендов вообще не было). В дальнейшем, когда основные добычные объекты были построены, инвестиции немного сократились, составляя сейчас в среднем около 100 млн рублей в год.

Выручка и прибыль

В 2007 году предприятие достигло уровня добычи 165 тыс. тонн нефти в год и затем, вплоть до настоящего времени, обеспечивает «полку» добычи в диапазоне от 160 до 180 тыс. тонн нефти в год. От трети до половины нефти ТОТИ направляет на экспорт (в основном, в Польшу и Германию).

При высоком уровне рентабельности (в лучшие годы — 50%, в худшие — 25%) и стабильных ценах на нефть этот уровень добычи генерирует солидную выручку и прибыль. Так, в 2018 году (за 2019 год аудированной финансовой отчетности пока нет) выручка ТОТИ составила 4,9 млрд рублей, а чистая прибыль — более 1 млрд рублей. Это компактное предприятие, в штате которого состоит всего 80 сотрудников, постоянно входит в Топ-50 наиболее прибыльных предприятий Прикамья.

Естественно, такие показатели делают ТОТИ привлекательным объектом для слияния/поглощения. В разных форматах переговоры об этом ТОТИ вела со своим партнером — ЛУКОЙЛом — на протяжении почти 15 лет. Выгодные предложении о покупке доли Totisa делали все руководители «ЛУКОЙЛ-Пермнефть» и «ЛУКОЙЛ-Пермь» в период с 1995 по 2010 год — Анатолий Тульников, Андрей Кузяев, Виктор Лобанов, Николай Кобяков и Александр Лейфрид. Но Totisa неизменно убеждала «старшего партнера» — лучше оставить все как есть и продолжить честное и эффективное сотрудничество, поровну деля риски, затраты, прибыли и дивиденды.

Именно поэтому предприятие уцелело в начале нулевых годов, когда ЛУКОЙЛ интенсивно консолидировал свои прикамские добывающие активы. Тогда в течение короткого времени были выкуплены иностранные доли во всех нефтяных СП в Пермской области, кроме ТОТИ. При этом объемы добычи СП «ПермьТекс», «Кама-нефть» и «Русская топливная компания» были больше, чем у ТОТИ. 

Be natural

Эта «непотопляемость» ТОТИ в большой степени основывается на высокой репутации предприятия в Осинском районе и Прикамье в целом. Например, ТОТИ постоянно побеждает в различных номинациях престижного краевого конкурса «Промышленный лидер Прикамья». Особенно заметна роль ТОТИ в Осе, где нефтяная компания является одним из крупнейших градообразующих предприятий и вносит большой вклад в социальное развитие территории. Довольны компанией и кунгуряки (часть налогов ТОТИ платит в казну Кунгурского района).

Статус ТОТИ как передового и социально ответственного предприятия успешно транслируется из Осы и Кунгура на регион в целом в том числе и через осинское и кунгурское землячества, весьма влиятельные в Прикамье (например, выходец из Осы Николай Девяткин длительное время возглавлял краевой парламент).

Хорхе Висенте Баррос

Важный элемент социальной политики ТОТИ, которая описывается известным принципом Be natural («Будь своим») — это, скажем так, «русофильство» Totisa, о чем постоянно говорят руководители компании Алехандро Пеньяфиэль и Мигель Монтенегро. А исполнительный директор Totisa Хорхе Висенте Баррос не только говорит, но и делает — после того, как компания продала почти все свои эквадорские активы и перерегистрировалась в Испании как  Totisa Holdings SA (именно эта компания сейчас является иностранным участником ТОТИ), Хорхе переехал на постоянное место жительство… в Москву, регулярно наведываясь в Пермь и Осу.

Судьба эквадорца в России

Но еще дальше пошел Омер Колон Дельгадо, проработавший в Totisa  около четверти века (из них 17 лет — финансовым директором ТОТИ). 40 лет назад 22-летний эквадорский студент приехал на учебу в  Ленинградский политехнический институт. Закончив стройфак ЛПИ по специальности «Строительство гидротехнических сооружений», Омер учился в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию, а затем трудился в родном вузе на профильной кафедре.

В 1992 году Омер переехал в Москву, в российское представительство Totisa, а спустя 6 лет — в Осу. Здесь Омер работал настолько органично и успешно, что получил престижное звание Почетного гражданина Осы. Отмечу, что среди почетных граждан Прикамья Омер — единственный иностранец. 

Выйдя на пенсию, синьор Дельгадо вернулся в Санкт-Петербург, где начиналась его российская эпопея. Вскоре Омер, давний поклонник фотографии и живописи, стал основным внештатным фотографом волонтерской службы Эрмитажа — крупной культурной институции, ежегодно проводящей десятки творческих и образовательных мероприятий (в основном, для детей и юношества). У Омера — русская жена, две дочери и две внучки. 

Григорий Волчек