«То, что раньше считалось нормой — сейчас уже вызывает отторжение»

Цифровизация всего, что цифровизируется, и до коронакризиса была господствующей тенденцией современной корпоративной культуры. А уж после того, как работники и, особенно, работодатели вкусили прелестей удаленной работы, превратилась просто в средство от всех проблем. Крайне актуально использование технологий Индустрии 4.0 и в компаниях топливно-энергетического комплекса. Что больше всего мешает успешной цифровизации, кто должен владеть данными и где искать баланс между информационной открытостью и безопасностью, Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) поговорил с исполнительным партнером консалтинговой компании Gartner Максимом Григорьевым.

— Максим, в последнее время можно часто слышать, что люди не успевают за развитием технологий, что именно они — самое слабое звено в цепи принятия решений. Так ли это?

Если отталкиваться от нашего опыта, то в последнее время можно увидеть глобальный тренд: клиенты все больше спрашивают не про технологии, а про людей. Это факт. Спрашивают про трансформацию культуры, трансформацию компетенций. Судя по этому тренду, через несколько лет в компаниях IT-руководитель будет в той же степени ответственен за культуру, как и руководитель HR-подразделения.

А может быть, и в большей. Мы опрашивали руководителей высшего звена (CEO) по поводу того, что они видят главным препятствием в так называемой цифровой трансформации. Так вот на первом месте, по их мнению, идет недостаток «цифровой культуры» (порядка 37%). И лишь на третьем месте оказались таланты и компетенции. 

Неготовность технологий, проблемы с финансированием уже далеко позади, все технологические проблемы были решены еще в докоронавирусную эпоху. Это очевидно хотя бы по тому, какой выбор средств коммуникации и создания распределенных офисов оказался в распоряжении компаний во время локдаунов. 

— То есть можно ожидать, что в технологическом плане человечество несколько притормозит, давая шанс отстающим «биологическим объектам» наверстать отставание?

Опять-таки мы проводили исследование, где опрашивались советы директоров, высшие руководители организаций. Понятно, что после коронакризиса все будут на чем-то экономить и мы хотели выяснить, на чем. Оказалось, что другие области будут так или иначе замораживаться, на них будут экономить, а вот на цифровых проектах, в целом, по глобальной статистике, не будут.  Если говорить в цифрах, 31% сказали, что они будут притормаживать цифровые бизнесы, а 52% сказали, что, наоборот, будут их ускорять, потому что видят в цифровых инициативах ответы на многие вопросы, которые у них возникают. 

Сейчас действительно происходит серьезное изменение менталитета. Раньше большинство компаний считало, что удаленная работа — это неэффективно и подходит только для отдельных отраслей, например, разработки софта. Тот то уже давно разрабатывается распределенными командами, продвинутые организации и стартапы работают в распределенном режиме. Был конкретный пример, с которым я работал, где ключевой разработчик, архитектор, жил в Японии, а остальная команда работала в Москве.

Сейчас мы столкнулись с тем, что по необходимости мы попробовали другие функции и отрасли и оказалось, что это возможно. Единственное, что для удержания этого всего в стабильном состоянии, необходимы технологии, которые позволяют эффективно обеспечивать коллаборативную работу. Мы опять же видим всплеск интереса к этим технологиям, подхода к управлению, причем эти подходы к управлению должны меняться, а классические подходы, основанные на простых репортах, отчетах, и даже KPI – не всегда работают и более того неэффективны. Недавно наш аналитик рассказывал, что KPI в удаленном режиме работает плохо, что нужны другие методы и другие подходы. 

— А хотя бы приблизительно понятно, какие?

Например, вместо KPI использовать OKR (Objectives and Key Results). То есть не какие-то параметры процесса вроде того, сколько ты просидел за компьютером и сколько обработал заявок, а каких именно результатов достиг, в частности, при применении каких-то методов. Есть хороший опыт в этой части. 

Наши аналитики построили фреймворк для пост-пандемичного планирования. Любую компанию можно положить на этот фреймворк и построить сценарии. У некоторых это негативные сценарии, действительно, многие пострадали в момент объявления карантина, а потом кто-то сумел выбраться, а кто-то потерял бизнес вообще.

Любой кризис состоит из трех этапов. Первый — непосредственное реагирование, образно говоря, тушение пожара. Второй — восстановление работоспособности, когда мы выходим из этого кризиса и возвращаемся в новую реальность. И третий — это попытка воспользоваться кризисом как положительным фактором. В условиях неопределенности всегда очень важна стратегия. Мы очень рекомендуем, даже полгода-год назад свою стратегию утвердили на совете директоров, — нужно ее пересмотреть заново. Потому что появляются новые возможности, новые угрозы и точки, из-за которых мы должны как минимум пересмотреть свою стратегию, а может даже кардинально поменять.

Вы сказали, что гораздо больше спрашивают о людях, но все-таки спрашивают и о технологиях? Есть ли какие-то тренды по поводу того, о каких технологиях вообще перестали спрашивать, о каких начали спрашивать больше или меньше?

Я опять хочу оттолкнуться от нашего опыта. Один из отчетов, который выпускает Gartner — ТОП-10 технологических трендов. Так вот если до 2019 года это был отчет, который действительно говорит о технологиях: про ИИ, про IT, про блокчейн, то отчет на 2020 год нам пришлось строить совершенно по-другому. Мы начали все технологии проецировать на нашу жизнь в двух разрезах: это люди и т.н. умные пространства. То есть 10 технологий мы разделили на пятерки: первая пятерка называлась «people centric» — то, что влияет на людей. Вторая — «smart space», то, что влияет на умные пространства, начиная от умного дома и заканчивая умным городом, умным государством, умной компанией.

Соответственно, мы все это поделили на две части и начали призывать наших клиентов смотреть на технологии не как на какой-то фетиш, как это было с блокчейном. Для меня это близко, я совсем недавно работал в ЦБ, отвечал за архитектуру, стратегию, инновации, соответственно 5 лет назад мы делали блокчейн ради блокчейна, все о нем говорили, но не понимали, а зачем он нам реально нужен.

Сейчас мы перешли точку взросления и теперь все больше и больше говорим (и нас все больше спрашивают) не про технологии как таковые, а в большей степени про то, как эти технологии меняют нашу жизнь, бизнес, людей и умные пространства. Мы перестали играть с цифровыми трансформациями как с игрушкой и начали думать о том, как технологии применить в бизнесе, изменить себя, изменить наш customer experience. 

Это, кстати тоже важная вещь, которую мы в финансовом секторе прошли лет 5 назад: движущей силой действительно являются клиентский опыт, клиентские технологии изменения в поведении, ожиданиях клиентов. С учетом доступности мобильных технологий  изменения в клиентских ожиданиях, в клиентских опытах являются самым сильным фактором цифровой трансформации и соответственно влияют и на технологии. Клиенты сейчас требуют кастомизации, они хотят, чтобы всё, что им предлагалось, всё, что им предлагает любой поставщик, было максимально кастомизировано и подстроено под него. Мы, например, очень расстраиваемся и нервничаем, когда нам звонят и предлагают то, что совсем нам не нужно. Мне недавно рассказывал человек с приличным достатком, что ему звонят и предлагают кредит на покупку «Лады Гранты»: «Банки ведь должны понимать, что у меня на счету денег как грязи». То, что раньше считалось нормой — сейчас уже вызывает отторжение. 

— Если смотреть с точки зрения железа, то какие технологии сейчас будут наиболее востребованы для достижения всех этих пространственных целей? 

С точки зрения инфраструктурных технологий есть два глобальных тренда, они друг друга дополняют, балансируют. Первый тренд — в облаках (Cloud technologies), здесь сейчас очень серьезные изменения. Всем известно, что начиналось все с концепции Public Cloud. Это была правильная концепция, но она во многом опередила время, мы к ней были готовы не полностью, люди не были готовы отдать свои данные в облако и довериться этим Cloud-провайдерам. Затем появилась идея сделать Private Cloud, частные облака. Многие компании в это пошли, но, к сожалению, случилось следующее: реально реализации Private Cloud не достигли тех эффектов, не стали настолько прогрессивными, как облака профессиональных провайдеров, таких как Google, Amazon, Apple. Появлялись концепции гибридных облаков, когда часть данных мы хранили в Public Cloud, что-то секретное хранили у себя, но все равно дисбаланс продолжал усиливаться. Public Cloud уходил вперед, Amazon умеет делать облака намного круче, чем любой непрофессиональный провайдер, из-за чего все и уходят к ним, многие бизнесы хранят там свои данные. 

Соответственно на ближайшие пять лет ключевой будет схема, когда компания Х берет технологию публичного провайдера, но имеет возможность разместить ее у себя. Таким образом она оставляет контроль над своими данными, но получает доступ к самым современным технологиям в области облако-строительства. Это очень хорошо снимает все проблемы, начиная от национального регулирования (это проблема не только России) заканчивая опасениями о том, что данные куда-то утекут. 

Из этого вытекает много интересных бизнес-моделей, но этот технологический тренд позволит в большей степени удовлетворить все потребности, сделать цифровые сервисы более продвинутыми и даже внутренние цифровые сервисы у компаний сделать ближе к сервисам, которые предоставляют цифровые гиганты (Амазон, Гугл, Эпл и т.д.). 

Как я уже сказал, есть и балансирующий технологический тренд – AGE-вычисления. В чем идея? Последние лет 20-25 мы говорим в основном о централизации: централизовать центр обработки данных, централизовать приложения. Это был правильный, исходя из парадигмы 20-ти летней давности, посыл. Децентрализованный ландшафт требовал очень больших трудозатрат, потому что мы не умели управлять децентрализованными решениями, правильно их обновлять, патчить, поддерживать их работоспособность. Вариант облаков в некотором роде на этой волне и возник. 

Потом, как это часто бывает в жизни, маятник пришел в обратную сторону – вычислительные ресурсы стали дешевле, появились новые технологии, новые протоколы, платформы и стало понятно, что эффективнее всего информацию обрабатывать в месте ее появления, когда появилось большое количество всяких устройств, для трубопроводных систем, например, это очень важный тренд. Стало понятно, что нужно пытаться максимально обработать информацию поближе к месту получения, а для аналитики и принятия решений – отправлять уже некие агрегаты в центр. 

Оказала ли эпидемия какое-нибудь определяющее, переломное воздействие на тренды, или что было, то и развивается, просто делает это или быстрее или медленнее? 

Если говорить про технологии, то я бы не сказал, что произошло какое-то серьезное изменение в приоритетах. Не появилось каких-то переломных историй, за исключением того, что удаленная работа действительно стала трендом (это отдельное направление), но в целом я бы не сказал, что что-то кардинальное изменилось с точки зрения технологий. Удаленная работа — да, и глобальный тренд, что в целом, цифровые технологии стали очень серьезным аспектом внимания. Все еще остаются с большим отрывом технологии ИИ (это следствие того, что мы понимаем, насколько мы уязвимы), но в целом ничего переломного я, по крайней мере, не вижу. 

Мне приходилось общаться с разработчиками цифровых систем в нефтяных компаниях,  они часто жалуются на закрытость, из-за которой каждый из них вынужден все изобретать по новой. Есть ли решение этой проблемы?

Вопрос сложный. Сейчас у нас много развилок, которые мы не понимаем, как проходить: что вообще такое данные и как мы с ними должны обращаться, кто является владельцем данных. Это огромные, глобальные и одни из самых принципиальных вопросов сейчас, которые нам предстоит решить. Никто не понимает, как правильно поступать с этими данными. 

Вы, наверное, знаете, что многие страны прикладывают усилия в этой части, создаются регуляторные нормы в Европе, в США, в России тоже, начиная от давно-существующих и усовершенствованных нормативов в области обработки персональных данных. Делаются попытки создать основы регулирования так называемых больших персональных данных, но сейчас ответа на этот вопрос нет ни у кого. Понятно, что в идеале мы должны быть владельцами данных о нас, соответственно если какая-то компания собрала данные о нас и коммерциализирует их, то мы должны получать какой-то процент.  но как это посчитать правильно, регулировать, если все эти данные анонимизированы – это сейчас одна из серьезнейших проблем.

У Gаrtner есть исследование, где показано, насколько сильно изменилось отношение к информации о нас. Если несколько лет назад опросы показывали, что люди готовы пожертвовать конфиденциальностью для того, чтобы получить более качественные сервисы, то сейчас эта ситуация поменялась, теперь люди говорят, что для них важнее приватность, информационная безопасность.

Поэтому то, что многие на своих данных сейчас сидят (на данных, которые они накопили) и не готовы ими делиться – это вполне объяснимый факт, где-то интуитивно бизнес руководители понимают, что данные это тот же актив, который будет так же как и земля в предыдущем экономическом укладе, кто будет владеть данными, тот будет владеть миром. Даже не столько алгоритмами ИИ, сколько именно данными. 

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)