Титаны и пигмеи

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Високосный год с его невосполнимыми потерями уходит в Лету. Безумно жаль не только людских жертв, которые он уносит в прошлое. Жаль и того, что еще больше обеднело, по вине «примитивистов» монополярного мира, смысловое содержание глобальной дискуссии о судьбах человечества в целом и мировой экономики (включая ТЭК) в частности.

Злорадство вместо диалога

Во всем, что мы слышим в международном эфире, читаем в западной прессе и видим в «импортных» телесюжетах, — все больше натовского апломба, задиристой ругани и убожества. Критерий однозначен: чем больше насолить России, в том числе ее «нефтянке», — тем лучше!

Иные западные аналитики ведут себя так, будто они не дышали в молодые годы свободным академическим воздухом Оксфорда, Кембриджа, Гарварда, Принстона и Йеля, а конспектировали, по гротескной формуле Алексея Толстого, «антимоскальские» сентенции «самостийных учителей гимназий».

В оглушительном грохоте и ритуальном витийстве недругов мы с вами, уважаемые читатели, все больше подобны растерявшимся накануне Первой мировой войны Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону из финальной части знаменитого отечественного телесериала. Вспомним: казалось бы, глубокие знатоки изъянов человеческого общества, великие сыщики оказались слабы перед молохом не столько технического прогресса как такового, сколько его массово-антигуманной интерпретации и аморального использования.

Так и мы сегодня: искренне предлагаем оппонентам по нефтегазовому диалогу маршруты поиска хотя бы какого-либо подобия хрупкой отраслевой гармонии, а в ответ слышим… отзвуки злорадства. Да-да, именно злорадства по поводу того, что «где-то что-то не сработало, рухнуло или взорвалось». Нет, на таком, прости Господи, «интеллектуальном» уровне содержательный диалог, по крайней мере в медийном пространстве, не построишь. Хорошо еще, что хотя бы с ОПЕК наши отношения, похоже, улучшаются.

Тем временем во многих редакционных офисах пигмеи мелочных укусов сменили титанов международной журналистики. На Сене, где публиковалась незабываемая Женевьева Табуи, ныне запугивают лидеров Total всяческими карами за поездки на Петербургские экономические форумы. На Гудзоне, где прославился Уолтер Липпман, этот великий публицист и автор формулы «холодная война», идет бойкая травля мнимых нарушителей санкционных запретов на поставки бурового оборудования для шельфа. На Потомаке, где блистательный пресс-секретарь президента Джона Кеннеди Пьер Сэлинджер говорил когда-то о неприятии Белым домом налоговых претензий со стороны нефтяных гигантов, нарастает — на регулярных брифингах — прямолинейно-адмиральский информационный прессинг по всем азимутам. Во главе угла по обе стороны Атлантики — «коренной вопрос»: сколько зарабатывают топ-менеджеры российских энергетических холдингов? О времена, о нравы!

Мечта о том, чтобы дешевизна нефти подорвала Кремль

Ну зачем, спрашивается, Западу уповать с фанатичной верой на спад доходов Москвы от нефтеэкспорта в 2017-м? Разве не убедительны озвученные на пресс-конференции слова Владимира Путина о том, что даже при снижении ежедневной нефтедобычи в первой половине Нового года на 300 тысяч баррелей, могут выиграть от роста цен как бюджет РФ, так и компании, нацеленные на 700-миллиардный (в рублях) «навар»? Что это вообще за карикатурно-гротескная профанация серьезной темы, пронизанная надеждой на то, чтобы россиянам стало хуже?

Иные комментаторы никак не хотят оторваться от прежнего — публично-прогнозного пасьянса: а вдруг хозяйственный организм РФ все же рухнет из-за нового спада цен на углеводородное сырье? Вот радости-то будет!

«Бюджет на 2017 год рассчитан исходя из цены на нефть в 40 долларов за баррель», — вроде бы справедливо напоминает по каналам авторитетной заокеанской информационной службы Bloomberg Леонид Бершидский. — «И если ОПЕК не сможет выполнить обещание по сокращению добычи нефти, или если американцы начнут качать сланцевую нефть при первых же признаках уменьшения запасов, Россию ждет еще один год рецессии и сокращения расходов». Спрашивается, к чему все это?

«Россияне терпели экономические трудности последние два года, но еще один может подорвать кажущееся неуязвимым преимущество Путина в президентской гонке 2018 года». Вот где, оказывается, собака зарыта! И эти люди утверждают, что Кремль манипулировал президентской кампанией в США! Вы уж для начала разберитесь, кто и чьими выборами пытается злоупотребить, а уж потом…

Наводят тень на плетень

Всего два года назад газоносный Катар, этот заказчик и финансист войны против сирийского режима Башара Асада, был уверен в том, что на обломках «алавитского» Дамаска вот-вот проляжет, причем чуть ли не бесплатно, огромная газоэкспортная труба к Средиземному морю.

По данным западных СМИ, масштабы катарского подкупа в политических эшелонах Парижа и других европейских столиц были гигантскими. Даже в хорошо информированных кабинетах удивлялись: кто же это вредит на берегах Сены то одной, то другой российской инициативе; и на какие деньги это делается? Никаких поблажек Кремлю по части санкций! — заклинали Евросоюз монархии Персидского залива. Встречи в катарской столице Дохе по вопросу о ценах на нефть срывались самым подозрительным образом.

Но вот, как видно, на фоне поражений террористов в Сирии наступил час отрезвления: Эр-Рияд объединил силы с Москвой по ценовому вопросу, а тот же Катар вовсе ошарашил Париж и иных запутавшихся в антироссийских кознях «игроков». Ошарашил тем, что оплатил из своего Суверенного фонда, вместе с зависимым от Дохи швейцарским трейдинговым гигантом Glencore, выкуп приватизируемой доли “Роснефти». «Как же так? — рвут теперь на себе волосы в Старом Свете. — Нам это запрещалось, а ныне сами вдохновители и организаторы антироссийского похода вливают миллиарды в ТЭК России!». Скандал, да и только, причем в самой сердцевине углеводородного сектора.

Уже один этот эпизод, даже если забыть о резонансной победе сил добра в Алеппо, камня на камне не оставляет от слов того же Бершидского: «Успех в Сирии также выглядит малоубедительным». Ничего себе малоубедительный! Чтобы доказать недоказуемое и представить еще и сделку по «Роснефти» тоже малоубедительной, он пишет о сложной обстановке в римском банке Intesa, на который оказано беспрецедентное по силе давление все того же антикремлевского лобби. «В этом году, — заключает Бершидский, — Россия вряд ли увидит деньги инвесторов». Как же так, если деньги уже поступили?!

«Желание Украины вырваться из сферы влияния Москвы так же сильно, как и во время Евромайдана 2014 года, — пишет далее аналитик Bloomberg. — Несмотря на непопулярность правительства Порошенко, сложно представить, что следующее правительство может стать пророссийским». Но если бы мы и впрямь на это надеялись, то к чему Москве планировать полное прекращение газового транзита через Украину в 2018 году? И еще: разве входит сегодняшний Киев в сферу влияния Москвы? Абсурд, не правда ли?

shutterstock_226281529

Вообще Бершидский поражает уверенностью в том, что реакция Кремля на зарубежные события мотивируется-де расчетами на приход к власти таких сил, которые станут править в интересах Москвы (!). «Главный претендент на пост президента во Франции — Франсуа Фийон, — став президентом, может оказаться далеко не таким пророссийски настроенным, каким он был в рядах оппозиции», — строго предупреждает нас автор той же статьи. Но вот ведь какая вещь: нам-то и не надо, чтобы Фийон был пророссийским. Достаточно, если он будет, в отличие от Олланда, профранцузским, только и всего!

«Брекзит, — пишет Бершидский в том же духе,— не привел к формированию в Британии правительства, дружественного России»(!). Да кто рассматривал такой сценарий, г-н Бершидский? Может быть, вы? Почему бы не признать, вместо столь нелепых построений, что «брекзит» дал другое. Он развенчал, в том числе и в глазах столь близкой вам Украины и ряда иных дебютантов «европейского выбора», самое главное: что никакой «землей обетованной» для искателей интеграционного счастья Евросоюз не является. Но, конечно, и плата, прежде всего топливно-энергетическая, за «брекзит» может стать для упрямого Альбиона довольно тяжелой. Речь идет об усилившемся дрейфе нефтегазоносной и проевропейски настроенной Шотландии в направлении все большей автономизации вплоть до выхода из Соединенного Королевства.

Еще раз про Трампа и Тиллерсона

«Потенциально благоприятный для России выбор Трампа кандидата на пост госсекретаря — глава компании ExxonMobil Рекс Тиллерсон — был встречен сенатом весьма скептически», — подсыпает Бершидский соли в свою статью. Подсыпает так, как будто сенат США не подконтролен победившим республиканцам, большинство которых вряд ли начнет с новым президентом войну из-за тех или иных кадровых назначений.

Рекс Тиллерсон на встрече с Владимиром Путиным. 2012 © Kremlin.ru

«Намерения Путина в вопросе санкций, введенных против РФ в связи с ее действиями на Украине, пока остаются неизвестными — он вообще не затрагивал эту тему с июля 2016 года, когда на вопрос одного репортера об этом он дал ни к чему не обязывающий ответ, — сказано далее в комментарии Bloomberg. — В 2017 году Путин может построить дружеские отношения с Трампом или столкнуться с монументальными разногласиями». Да, может; и г-н Бершидский верно включает это в число рассматриваемых вариантов.

Однако противников Тиллерсона бесит, главным образом, даже не то, что именитый техасский нефтяник уже сегодня помогает своим прагматичным реализмом склонить чашу весов в пользу возрождения энергетического диалога с Россией. Призывают к этому многие. Но немногие способны с такой же легкостью и, вместе с тем, профессионализмом обосновать это как «дважды два».

Любителей антикремлевского «зубовного скрежета» раздражает то, что, в отличие от других умеренных конструктивистов в деловом окружении Трампа, Тиллерсон знает о выгодах сотрудничества с евразийским гигантом не понаслышке, а по собственному опыту. Для него абсурдность переноса ракетно-ядерного соперничества в область углеводородного ТЭК — не просто назревшая мысль, а бесспорная и, более того, выстраданная аксиома!

Должность вице-президента ExxonMobil по России он принял — и с честью подтвердил конкретными делами еще в 1998 году, за восемь лет до первых пропагандистских залпов нефтегазовой войны с Москвой накануне Санкт-Петербургского саммита G8. Проект «Сахалин-1» изо всех сил продвигался Тиллерсоном несмотря на вынужденные уступки россиянам по ряду разделов контракта. Но зато в 2011-2013 годах именно эта покладистость менеджера помогла ExxonMobil отбить претензии американских и европейских конкурентов и заполучить серию выгоднейших сделок с «Роснефтью».

Родовая демократическая элита США недолюбливает Тиллерсона и за другое. Всей своей биографией он доказывает: чтобы достичь чего-то в благословенной Америке, надо вкалывать до седьмого пота с юных лет. Лишь новоявленные олигархи Восточной Европы, подпитывающие зарубежное образование своих наследников щедрыми денежными переводами, не желают знать этого. Тем временем в Вашингтоне лишь на словах, по привычке славя «американскую мечту», рекламируют немногих пробившихся из низов самородков: мол, вот вам еще один «self-made man». А что на деле? Жизненный путь любого из них, как правило, изначально изнурителен до невероятности, и немногим дано его пройти.

Сын «пекаря на колесах», развозившего по утрам свежеиспеченные булки по соседним кварталам в местечке Вичита Фоллз, Рекс Тиллерсон вынужден был заступить на свою первую рабочую должность в восьмилетнем возрасте(!) – косил вместе с матерью чужие газоны. В 16 лет парню, по свидетельству лондонской Financial Times, приходится стать вахтером в государственном университете Оклахомы. Но денег все равно отчаянно не хватает; и по выходным дням, натирая на руках бесчисленные мозоли, он трудится поденщиком на уборке фасоли и хлопка…

…Да, разве могут быть по душе подобные биографии счастливчикам из семей президентов, конгрессменов, именитых советологов, политиков или пентагоновских генералов?! Владимир Жириновский прав, говоря, что 2017-й может стать началом тектонических процессов смены западных элит – постепенного ухода великосветских и тесно взаимосвязанных закулисными узами демагогов, действующих вопреки подлинным интересам своих стран и их экономик. Жизнь еще продиктует свои требования. Отрезвляющий водопад свежих идей и новых персоналий однажды все-таки пробьется сквозь эшелоны зазнавшихся и изрядно надоевших политических недорослей. И, как говорится, ничего тут не попишешь.

Павел Богомолов