Нужно ли России Парижское соглашение?

Greenland Disko BayПарижское климатическое соглашение было принято в декабре 2015 года в Париже в ходе 21-й сессии конференции ООН по изменению климата. Документ был одобрен 195 странами и включал в себя меры по снижению выбросов углекислого газа в атмосферу.

4 ноября текущего года Парижское климатическое соглашение вступило в силу. Россия также приняла Соглашение, однако ратифицировать его собирается не ранее 2019 года.

Вопрос о ратификации до сих пор  вызывает множество вопросов. Научное сообщество указывает на отсутствие взаимосвязи между глобальным потеплением и выбросами парниковых газов в атмосферу. Эксперты в отрасли напоминают, что Парижское соглашение может повлечь за собой ввод углеродного сбора, а это приведет к росту цены на электроэнергию для россиян в 1,5 раза. Да и для России в настоящем виде он может привести к самым неприятным последствиям. По расчетам Института проблем естественных монополий, ущерб для российской экономики грозит составить $42 млрд. Эта цифра эквивалентна 3 – 4% ВВП, 24% федерального бюджета на 2016 год или 35 – 45% суммарного объема Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

Руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин выразил мнение, что Россия обязательно должна ратифицировать Соглашение, чтобы быть в «зеленом тренде». По его словам, это означает, что развивающиеся страны «должны будут реструктурировать свою экономику, а значит, снизить спрос на российские энергоносители, например, уголь».

«Спрос, конечно, не исчезнет в одночасье, но затронет прежде всего наши планы по экспорту угля в развивающиеся страны-получатели климатического финансирования, например, Индию, Вьетнам. Просто упадет спрос на уголь в тех странах, которые вынуждены будут скорректировать развитие своей энергетики под воздействием климатических доноров», — пояснил Кокорин.

Согласно отчету «Основные тенденции развития мирового рынка нефти до 2030 года», подготовленному компанией ЛУКОЙЛ, климатическая политика окажет сдерживающее влияние на развитие энергетической отрасли, а выполнение условий Соглашения будет «сопряжено со значительными трудностями».

«Парижское соглашение окажет наибольшее влияние на сектор генерации электроэнергии, в котором существенной сократится доля угольной генерации. Влияние климатической политики на спрос на нефть будет значительно меньшим, чем на уголь», — говорится в Отчете. В документе также отмечено, что Парижское соглашение, вероятно, приведет к ужесточению программ по использованию топлива в транспортном секторе  во всем мире.

По оценкам руководителя Центра экологии и развития Института Европы РАН Сергея Рогинко, для России ратификация Соглашения означает прямые финансовые потери в размере от $500 млрд до $2 трлн на период до 2030 года, причем нагрузка эта ляжет на реальную экономику и прежде всего — на ТЭК. «Помимо прямых убытков, углеродный налог для России означает потерю значительной части европейского и азиатского рынков энергоносителей. Углеродный налог снизит для потребителей привлекательность российских экспортируемых энергоносителей. Он даст огромную фору проектам возобновляемой энергии, выводя из в разряд прибыльных. Этот новый канал субсидирования ВИЭ позволит Европе и Азии перейти к массовой замене углеводородного топлива на ВИЭ. Что, в свою очередь, может вызвать падение экспортных доходов российских нефтяных и угольных корпораций. Не исключен для России и чисто политический ущерб на важных транспортных мегапроектах, таких как «Северный поток-2», «Сила Сибири», «Турецкий поток». Достаточно лишь перспективы введения углеродного налога, чтобы отпугнуть от этих проектов наших европейских и азиатских партнеров», — заключил Рогинко.

Кристина Кузнецова