ТЭК на острие распрей и в русле договоренностей

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин
© Евгений Разумный / Ведомости

Символичное место на карте Соединенных Штатов избрал Дональд Трамп, чтобы назвать себя — перед соотечественниками — «старомодным словом националист». Он выступил 23 октября в техасском Хьюстоне — столице американской нефтянки. А за пять дней до этого предвыборного митинга правящей в США республиканской партии послышалось нечто созвучное совсем на другом краю света, а именно в Сочи. Там назвал себя «самым настоящим националистом» Владимир Путин. Разница же в том, что в его устах эти слова прозвучали как синоним патриотизма, а в устах Трампа — как заявка на глобальное доминирование. Доминирование, между прочим, все менее приемлемое не только для мировой экономики в целом, но и, особенно, для энергетики, ее углеводородного сектора. Люди непосвященные думают, как правило, о ТЭК России, репрессированном секторальным прессом. Но это не так — от Ирана до Венесуэлы тянется цепь блокированных экспортеров «черного золота» и «голубого топлива». «Односторонним ограничениям, — заявил 25 октября глава «Роснефти» Игорь Сечин с трибуны Евразийского экономического форума в Вероне, — подверглось около трети мировых запасов и пятая часть мировой добычи нефти! Это безусловный антирекорд». Чудовищно то, что санкции, по словам Сечина, превратились в рутинный инструмент, находящийся, увы, в руках у всего одной страны, а не мирового сообщества в целом.

«Нет повести печальнее на свете…»

Вильяму Шекспиру, возможно, казалось: самое трагичное, что можно услышать в древней Вероне, — это история несчастной любви, загубленной клановыми предрассудками и кровавой враждой: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте», — писал великий английский драматург. Но сегодня в Вероне, как видите, звучат прискорбные слова еще и о другом. О том, куда, собственно, катится наша планета под молохом недобрых претензий на монополярную гегемонию, в том числе в сфере ТЭК.

«..На США пришлось лишь около 0,6% потерь от введенных против РФ санкций, в то время как на Германию — целых 40%», — отметил в легендарном городе итальянского средневековья тот же оратор из Москвы. Эти и другие незаслуженные потери, честно говоря, порядком надоели Берлину. Надоели настолько, что он вынужден был дать отповедь побывавшему на Шпрее польскому президенту Анджею Дуде, который вновь призвал к отказу от «Северного потока-2». В ответ же гость услышал: балтийский мега-проект является не политическим, а экономическим, а игнорировать ценовой фактор в современном мире по меньшей мере неразумно.

Поляки же, как водится, тут же пожаловались старшему брату на упорное (по мстительной формуле правоцентристских СМИ) прокремлевское лобби в ФРГ. И вот пришлось осторожной Ангеле Меркель, причем опять же «день в день» с хьюстонским «манифестом трамповского национализма», нажать в энергетической сфере на PR-тормоза и обнародовать решение: инвестировать 576 млн долл в строительство терминала для приема американского СПГ на севере Германии. При этом гордая «первая фрау германской политики» не была бы, конечно, сама собой, если бы призналась в персональной уступке именно Дональду Трампу, который не очень-то популярен в Старом Свете. Вот как излагает мнение канцлера заокеанская The Wall Street Journal: «Для тех, кто полагает, что экспорт американского СПГ — проект Трампа, сообщу, что это неверно. Это проект администрации Обамы, возникший — когда бы вы думали? — в марте 2014-го в ответ на аннексию Россией Крыма. Именно тогда госсекретарь Керри заявил, что США смогут заместить к 2020-му Россию на рынке газа ЕС… Нужно сказать, что команда Трампа создание терминалов поддерживает и лоббирует интересы США в вопросе экспорта газа. Но изначальная идея принадлежала все же администрации Обамы».

Коснуться трубой каблука или ботфорт апеннинского сапога?

…Как бы то ни было, Игорь Сечин отметил в Вероне еще и то, что «в ряде секторов — сланцевая добыча, экспорт вооружений — американская экономика скорее прагматично выиграла за счет вводимых против других стран санкций. Стоит задаться вопросом: не было ли это простой формой поддержки внутреннего производителя за счет мирового сообщества»?

Возможно, так же понимает — и потому не одобряет нагроможденные на Атлантике рестрикции премьер Италии Джузеппе Конте, побывавший в России. Выступив в Москве одновременно с сечинским докладом в Вероне, он сказал: «Для Рима санкции никогда не являлись целью — это инструмент, который надо как можно скорее оставить за спиной, потому что лучшее решение — это диалог». Ну а равноправный диалог подразумевает свободу выбора. Недаром в контексте московского визита Конте прозвучали на итоговой пресс-конференции слова Владимира Путина о том, что Москва изучает — по просьбе Италии — разные маршруты и логистику подключения Апеннин к строящемуся газопроводу «Турецкий поток», 95% морской части которого, по сообщению «Газпрома», уже проложено. «Это может быть через Болгарию, это может быть даже через Сербию, Венгрию, это может быть через Грецию», — сказал президент РФ. В свою очередь, каждый из этих путей подразумевает целый ряд параллельных, идущих всем на пользу вариантов.

Вот, к примеру, упомянутая Путиным Болгария, с премьером которой Бойко Борисовым встретился на днях в Брюсселе глава российского кабинета Дмитрий Медведев. Стороны поговорили «о возможностях газового хаба «Балкан», куда газ пойдет с терминала в Греции и с Черного моря, где идет бурение третьей скважины на блоке «Хан Аспарух». В общем, при такой трубопроводной диверсификации Рим, столкнувшийся с нехваткой топлива, вряд ли будет в проигрыше. Есть, однако, сверхдержава, которой  хочется увидеть в Италии прирост газоимпорта лишь с тех направлений, которые не имеют ничего общего с Россией. В этом, видимо, и состояла сверхзадача закавказского турне, в которое отправился по завершении московских встреч советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. И не случайно эта поездка началась с посещения нефтегазовой столицы экс-советского региона — Баку. Собственно, об этом речь и пойдет дальше.

Джон Болтон: Кавказ подо мною. Один в вышине(!)

Визит Болтона в Россию предваряла, как известно, псевдорелигиозная «разведка боем» в виде константинопольского указа об автокефалии церкви на Украине. Перелету того же Болтона из РФ в Закавказье предшествовал визит министра иностранных дел Ватикана (официально он именуется секретарем Святого престола) Пола Галлахера в Грузию. Кстати, он отбыл из Тбилиси в тот же день, когда туда прибыл помощник президента США.

Ей-Богу, если Болтон соберется в Китай, то суждено нам увидеть какие-нибудь религиозные демарши вокруг живущего в пригранично-индийских Гималаях Далай-Ламы — стойкого борца за независимый от Пекина Тибет. Однако шутки — шутками, а ведь славно поработал в православной Грузии католический архиепископ Галлахер. Чего стоит один лишь его приезд в село Хурвалети, граничащее с Южной Осетией, как и возложение в столице закавказского государства венка к Мемориалу павшим в боях за целостность Грузии. Спрашивается: если говорить о лишенных жизни там же, но ни в чем не повинных мирных селянах — тоже, кстати, православных христианах, — то разве их не намного больше погибло в 2008-м от варварских обстрелов, начатых государственным преступником Михаилом Саакашвили? Обстрелов, санкционированных им как раз на осетинской стороне рокового рубежа… И разве не достойна в равной степени их память возложения живых цветов?

Впрочем, Грузия — Грузией, а главным пунктом на маршруте Болтона (как и в ходе недавней поездки Ангелы Меркель по Закавказью) был Баку с его нацеленностью газоэкспортного «Южного коридора» на Турцию, Балканы и Италию. Американцев несказанно тревожит, что артерия, обходящая Россию при полном ее спокойствии(!), является сравнительно маломощной, и что она если и сможет подать к Апеннинскому полуострову крупные объемы газа (по трубам TANAP и достраивающейся ныне при участи ВР магистрали ТАР), то гораздо позднее. Словом, произойдет это тогда, когда к скромной по запасам офшорной кладовой азербайджанского Шах-Дениза присоединится «голубое топливо» из нейтрального и малопредсказуемого Туркменистана. Или, быть может, из столь же богатого газом, но враждебного американцам Ирана, который к тому же не нуждается в прокладке подводных газопроводов?

Это уж за пределом допустимого для США, считает yandex.ru. Намерение Баку привлечь Тегеран к заполнению мощностей TANAP вряд ли устраивает Вашингтон, полагают эксперты. «Его могут раздражать планы Ирана, России и Азербайджана по созданию единого энергокоридора». Ну а то, созвучны ли эти планы целям Ирана, где азербайджанцы составляют около половины 81-миллионного населения, — легко себе представить. «Америку, как и в случае с Арменией, интересуют связи Баку с Ираном, — говорит старший научный сотрудник Института социально-политических исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Новиков. — Белый дом приложит усилия, чтобы эти связи разрушить». И то правда: пытаясь сыграть на возможном недовольстве армян крупным оружейным контрактом между Москвой и Баку, Болтон предложил Еревану закупить боевую технику в США, ибо «американское оружие превосходит по качеству российское»(!). В общем, разделяй и властвуй. А ведь Армения, между прочим, — член ОДКБ.

«От западного бойкота эр-риядского форума выиграла Россия»

Хотя и сталкиваясь с препятствиями, кавказско-ближневосточный вектор внешней политики РФ выиграл от возобновленного на днях Кремлем контакта на высшем уровне. По просьбе саудовского короля 25 октября состоялся телефонный разговор между Москвой и Эр-Риядом, в ходе которого стороны затронули, в частности, вопросы сотрудничества в сфере углеводородной энергетики.

Би-Би-Си недовольна: «От бойкота ведущими западными государствами инвестиционной конференции [созванной в Эр-Рияде наследником престола кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом] выиграла в итоге Россия. В отсутствие других стран она договорилась о пятимиллиардных инвестициях в газовую отрасль, а также о других вариантах сотрудничества, включая открытие филиала Эрмитажа». И действительно: как полагает The Times, особенно продуктивно съездил в королевство директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Практически «в одиночестве он представил на инвестиционном форуме культурный сектор, ибо директор аукционного дома «Сотбис» приехать отказался. Пиотровский привез с собой картины Василия Кандинского и объявил, что в следующем году в Эр-Рияде пройдет выставка работ живописца, на открытие которой приедет Владимир Путин».

Василий Кандинский. Жёлтое-красное-синее.

Что ж, художественное обрамление российсско-саудовского диалога и впрямь впечатляет; но аудиторию «Нефтянки» интересуют углеводороды. И вот здесь-то — скажу прямо — прогресс тоже ускорен за считанные дни. Ведь, наряду с заинтересованностью саудитов в том, чтобы «вложиться» в газовые кладовые Ямала, имеется, по мнению экспертов, еще и шанс активизировать российскую геологоразведку на газ в самом «королевстве пустынь».

Как сказал глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов (намечающий, как сообщает ТАСС, побывать в Саудовской Аравии в декабре), его компания уже работает с Эр-Риядом в сфере совместного нефтетрейдинга. Тот же ЛУКОЙЛ, а также «Роснефть», интересуют ближневосточную монархию и в плане возможного создания СП в сфере нефтепереработки. «Мы (т.е. Saudi Aramco) наращиваем мощности по переработке, — пояснил министр энергетики Халед аль-Фалих, — и скоро они достигнут 10 млн баррелей в день. Обеспечить их загрузку лишь саудовской нефтью мы не можем; нам нужно дополнительное сырье, а РФ — второй по величине экспортер нефти после нас. «Роснефть» — крупнейший производитель в России… Своповые операции с нефтью и нефтепродуктами — естественная область для сотрудничества… Мы обратили внимание на то, что «Роснефть» и ЛУКОЙЛ начали инвестировать в переработку по всему миру. Мы можем, сообща с нашими российскими партнерами, создавать СП на этих НПЗ. Мы могли бы поставлять нефть на эти заводы».

Напомнило о себе и Восточное Средиземноморье

Позволю себе предположить, что Саудовская Аравия активизировалась в конце октября на российском направлении еще и потому, что на отраслевом горизонте поднялся во весь рост потенциал Восточного Средиземноморья.

Сандро Ботичелли. Рождение Венеры

Еще недавно в Эр-Рияде не думали о конкурирующей нефтегазовой мощи соседних с Аравийским полуостровом стран Леванта и дельты Нила. Мало кто придавал значение открытой в 2009-м кладовой «голубого топлива» Тамар у берегов Израиля. Месторождения Левиафан (2010 г.) и Зохр (2015 г.) расположены — с прицелом на Европу — выгоднее Персидского залива. Так что на Кипр, в Египет, Израиль и Ливан стекаются сотни инвесторов. Турция же не только не равнодушна к этому буму, но и спешит показать Америке: мы скоро станем хабом для углеводородов не только из России! Но Трамп не верит Эрдогану, атаковавшему Эр-Рияд с помощью детективного сюжета в стамбульском консульстве «королевства пустынь». Мигрень в Белом доме (где на словах рады любым альтернативным энергомаршрутам к берегам ЕС, кроме российских, а на деле превозносится разве что свой дорогостоящий СПГ) усиливается. Уже тот факт, что 40 не заполненных «западниками» кресел на инвестиционном форуме принца немедленно заняли россияне, — словно ненавистный гвоздь в канве хитросплетенных вашингтонских интриг.

Но еще более острый гвоздь — слова саудовского министра Халеда аль-Фалиха о том желанном для него событии, которое произойдет в столице самого, пожалуй, стойкого европейского государства в плане неприятия топливного диктата из-за океана — Австрии. «Новый аспект, — сказал глава ведомства в Эр-Рияде, — это создание собственного секретариата для ОПЕК+. Сейчас этого нет, и работу ОПЕК+ сопровождает секретариат ОПЕК. Для стран вне нашего картеля мы предложим создать свой секретариат в Вене, чтобы он мог вплотную работать с ОПЕК… Россия призвана взять на себя руководящую роль в этом вопросе». Как отметил саудовский министр, общий объем производства в странах вне ОПЕК, участвующих в соглашении, составляет примерно 20 млн баррелей в сутки, причем Россия из них дает 11 млн баррелей. «Поэтому очевидно, что Москва имеет значительный вес как с точки зрения доли в добыче, так и в плане политического влияния».

Ох уж это политическое влияние, не дающее покоя Вашингтону! Выйдя из Транстихоокеанского партнерства, североамериканской НАФТА, ЮНЕСКО, Парижского соглашения по климату, таможенно-тарифных договоров с ЕС и Китаем, ядерной сделки с Ираном, а также из разоруженческих и других документов, блоков, альянсов и группировок, — разве может Америка эпохи Трампа хранить спокойствие? И разве может она хладнокровно взирать на то, как другие звенья глобального общения не только не хлопают дверьми, но и, наоборот, создают организации наподобие ОПЕК+? Агрессивную суть челночной американской дипломатии подтвердил визит Джона Болтона в Москву, где он прямо сказал, что «оливковых ветвей он с собой не привез».

Впечатление — двойственное

С другой стороны, в ближайшее время, заявил Болтон, новые рестрикции против России вводиться не будут. И ведь это — вопреки мнению эмиссара США по Украине Курта Волкера. Тот настолько возмущен контрсанкциями РФ против потерявшего совесть Киева, что, наоборот, призвал на сессии Атлантического Совета к закручиванию гаек, сдавливающих Кремль.

Болтон же не только обещает — от имени администрации — воздержаться в обозримом будущем от антимосковских репрессий в чистом виде. Он еще и провел отнюдь не воинственную встречу с работающим в РФ американским бизнесом. И, наконец, главное: гость из-за океана стал тем дипканалом, по которому согласована на 11 ноября парижская встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Состоится она, как известно, в ходе торжеств по случаю столетия окончания Первой Мировой войны. Все это, повторяю, — в позитиве. Но стоит лишь отмотать пленку «хроники Болтона» без прикрас и надежд на лучшее, как те же самые оценки воспринимаются с озабоченностью, даже тревогой. Встреча в Париже? Да, но еще недавно считалось, что ничего особо неотложного, т.е. «горящего», между ведущими ядерными державами пока нет. И достаточно того взаимопонимания между Москвой и Вашингтоном, согласно которому можно не проводить встреч на высшем уровне вплоть до буэнос-айресского саммита G20 30 ноября — 1 декабря. Выходит, в повестке дня появилось нечто настолько срочное, что увидеться с глазу на глаз обоим президентам потребуется на пару недель раньше. Что же это такое?

Демонстрация в ФРГ в 1983 году против размещения в Европе американских ракет

Ответ, казалось бы, несложен. Надо обсудить решение Трампа выйти из Договора о ракетах средней и малой (или, как часто говорят у нас вопреки текстовому оригиналу, — «меньшей») дальности. Вашингтонский шантаж, извините за прямоту, удручает «бездной фантазии», недостойной Америки. Если Россия, осознав еще в 2006-м назревавший в США взлом трактатов о разоружении, приложила истинно творческие, пионерные конструкторские усилия по созданию новых оружейных систем за пределами договорных разделов — вплоть до гиперзвука и атомных двигателей, то американцы, увы, прорывами не блещут. Наоборот, постаревшие короли тамошнего ВПК хотят снова встать к допотопным ракетным конвейерам прошлого века. Хотят, как говорят у нас на селе, опять «шарашить до седьмого пота» сотни летающих кувалд приснопамятной эпохи «холодной войны» с небольшими проектными улучшениями. «Вы же понимаете, что в ближайшем будущем в Европе никакие новые системы вооружений не появятся», — прозвучало со ссылкой на Болтона в программе Первого московского телеканала «Большая игра».

Да что там конструкция новых средств доставки, если даже политическая мотивация оставляет желать лучшего. Нам говорят: расплачивайтесь за то, что со времен Горбачева и Рейгана существенно усилился ракетно-ядерный потенциал Китая. Позвольте: но мы-то здесь при чем? Вам не нравится — вы и договаривайтесь напрямую с Пекином. Разве Москва, подписывая ДРСМД в 1987-м, кивала с озабоченностью на то, что у Вашингтона имеются в Старом Свете такие ядерные союзники, как Англия и Франция; и даже неядерные звенья НАТО (например, ФРГ либо Турция) с их несметными вооруженными силами — тоже весомая гиря на весах европейского стратегического баланса? Или еще пример: что, если в ответ на адресованные нам упреки американцев в связи с возросшими оборонными возможностями КНР и КНДР, сослаться на ядерные силы Израиля или Индии?! Этак мы все далеко зайдем…

Предвыборный шантаж или, действительно, шаг в бездну?

Путин прав, высказав заинтересованность во встрече с непростым по своем риэлторскому темпераменту собеседником не когда-нибудь потом, а через пять дней после промежуточных выборов в Соединенных Штатах.

Вот когда можно будет, заглянув в глаза Трампу, понять: стала ли угроза выйти из ДРСМД предвыборным «спичем» с расчетом на воинственность электората? Или, быть может, готовность Белого дома взломать ракетно-ядерный баланс и впрямь явилась для элиты США выстраданным решением? Читатель может поинтересоваться: откуда взялись предположения, что слова, прозвучавшие 20 октября на родине атомных испытаний в Неваде, могли стать предвыборным тезисом? Отвечу: наделенный властью республиканец сначала надеялся, что ко дню голосования 6 ноября он по инерции докатится на ударной волне успехов в отечественной экономике. И, мол, никаких иных ораторских пластов в его дискурсе, будь то «вооруженческие» или, скажем, ближневосточные, вообще не понадобится. Трамп, однако, просчитался в этих своих расчетах: макроэкономическая эйфория в США дала трещину недели за три до выборов — какая досада! Открытые еще Карлом Марксом стихийно-рыночные циклы не обманешь, не остановишь и не проведешь.

В среду, 24 октября, высокотехнологичный биржевой индекс Нью-Йорка, знаменитый Nasdaq, упал на 4,4%. Это наихудший облом со времен грозного финансового кризиса десятилетней давности. Индекс The Standard & Poor, отражающий текущее состояние дел в 500 крупнейших американских компаниях, потерял, начиная с сентября, рекордную цифру — 2 трлн долл; и это ни что иное как серьезное 9-процентное падение! Вопреки независимости Федерального Резерва от исполнительной власти, президент обрушился на Центробанк США с яростной критикой по поводу якобы ошибочных зигзагов ключевой ставки. Комментируется и другой «минус» этих дней: обещание 10-процентного снижения налогового пресса на средний класс теперь уже видится в Америке нереалистичным и воспринимается повсюду со смехом.

Ипотека, особенно ее 30-летний сегмент, подорвана дороговизной. Ставки возврата кредитов заемщиками — выше 5% в год, что было бы хорошо для России, но неприемлемо для США, где история ипотечного бизнеса длится более двух веков. Продажи семейных коттеджей и квартир падали уже летом; в сентябре они рухнули на 13%, а в октябре — еще на пять с половиной! Тем временем такие компании, как Harley Davidson и United Technologies, сетуют на то, что торговыми войнами с ЕС и Азией Белый дом отнимет у них сотни миллионов долларов экспортных прибылей. В общем, начало увольнений — не за горами. Трамп отбивается от этих симптомов как может. «Ведь я создал такую невероятную экономику, — с уязвленной гордостью уверял он на митинге в Монтане. — Я открыл так много рабочих мест!».  Так что же теперь можно без опаски превозносить патетически-президентским тоном, если не экономику? В сиюминутном плане — обещать отправку к мексиканской границе войск, которые, если будет нужно, сдержат скандально известный караван нелегальных мигрантов из Гондураса, пытающийся проникнуть на «землю обетованную» к северу от Рио-Гранде. Но это — преходящая тема. Главное — бросить эффектный ракетно-ядерный вызов «путинской России».

Как бы не ошибиться!

Павел Богомолов