Война, мир и углеводороды

Павел Богомолов

Минувшая неделя прошла по обе стороны Атлантики под знаком празднования сразу нескольких годовщин. Одна из них — вековой юбилей вступления США в Первую мировую войну. Дональд Трамп отметил знаменательную дату не где-нибудь, а в Париже. В ходе торжеств не раз отмечалось: сто лет назад в Европе впервые высадились американские войска. Вместе с ними были доставлены десятки тысяч стальных бочек с бензином и другими нефтепродуктами. Державы Антанты, отрезанные от месторождений Ближнего Востока враждебной Османской империей, вздохнули с облегчением: отныне их автоколонны, броневики и новомодные танки получили достаточно горючего. Ллойд-Джордж на Темзе и Клемансо на Сене с благодарностью назвали привозное топливо кровью земли — и удвоили свои моторизованные клинья в целях грядущей победы над кайзером.

Порою ТЭК служит примирению. Порою — конфронтации

 Прошла четверть века, и нацистские субмарины, пытаясь подорвать судоходство антигитлеровской коалиции на Атлантике, вновь, как и в 1917-м, нацелили свои ударные силы на танкеры под звездно-полосатыми флагами. Но в итоге фашистские подводники проиграли.

Сегодня на дворе иные времена. Идеология человеконенавистничества, казалось бы, давно повержена и в Берлине, и в Риме, и в Токио. Но и в иных — общедемократических и неолиберальных условиях глобализации все та же Германия расходится с США в коренном вопросе о наилучших источниках энергоснабжения Старого Света. Американцы, как это дважды случалось в ХХ веке, готовятся вновь обрушить на Европу волну своих углеводородов — теперь уже в сланцевом исполнении. Ну а немцы, умеющие подсчитывать расходы лучше многих других, справедливо полагают, что от американского сырьевого натиска опять-таки надо отбиваться изо всех сил. Ибо дешевому трубопроводному газу с востока нет сколь-либо рентабельной альтернативы. И ведь все эти разночтения сплетаются в тугой узел интриг и ожесточенной полемики на фоне, казалось бы, одной и той же знаменательной даты.

Continue reading

Судьба ОПЕК – в чужих руках

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Парадоксально, но факт:  предсказуемые решения венской встречи ОПЕК оказались для нефтегазовой отрасли менее важными, чем итоги двух саммитов, не имевших прямого отношения к углеводородному ТЭК. В самом деле, что нового и резонансно-прорывного увидели мы в заранее предрешенных договоренностях ОПЕК и аутсайдеров во главе с РФ? То, что члены картеля будут еще 9 месяцев добывать не более 32,5 млн баррелей в сутки, а Россия — не более 10,9 млн,  можно было предвидеть. А вот то, что, вопреки другим членам «семерки» и даже своей дочери Иванке, Дональд Трамп предупредил о скором выходе Вашингтона из Парижского экологического протокола и — в итоге — о снятии последних барьеров на пути сланцевой революции, нефтепереработки и топливной энергетики в США, — это действительно мощный удар по ОПЕК и ее планам. Штучка, как говаривал один генсек, «посильнее «Фауста» Гете». 

shutterstock_543596524Цель атаки — Тегеран

Новостью номер один стало еще и то, что новичку глобальной политики удалось-таки нейтрализовать, после острых дебатов второго дня в Таормине, ажиотаж союзников по поводу пресловутой «российской угрозы Европе». Сдвинуть, иными словами, этот пункт на второй план.

На передний же план поставлена задача удушения нефтегазоносного, но не устраивающего Запад Ирана. Название этого курса Североатлантического альянса и «семерки» звучит, правда, безобидно. Это якобы подъем уровня борьбы с терроризмом. Что ж, на фоне срочного возвращения Терезы Мэй домой в ожидании возможных (не дай-то Бог) последствий манчестерского взрыва, многое в этом смысле выглядит обоснованно. Англо-американский тандем в выборе антитеррористического приоритета сработал четко. Что же касается спора между британским премьером и Трампом о досадном сливе американской стороной в прессу снимков о расследовании, то он не важен.

Continue reading