Борьба энергий

Автор статьи в Каракасе

В предпоследний раз, говоря о новейшей истории, небо над Винницей озарилось взрывами 15 марта 1944 года. Отступая, вермахт поднял на воздух бетонные подступы к ставке фюрера в подземных лабиринтах под кодовым названием «Вервольф». Стало ясно, что Красная Армия, еще минувшей осенью форсировавшая Днепр, дойдет и до «Оборотня» — так назывался штаб Гитлера на Восточном фронте. Штаб засекреченный и вознамерившийся, между прочим, круто изменить судьбу… нефтяной отрасли СССР(!). Летом 1942-го под Винницей была подписана зловещая Директива №45 о наступлении не только на Черноморское побережье Кавказа и на Сталинград, но и на Баку. И вот минуло три четверти века, и из бывших каменоломен вновь донеслись взрывы дикой силы. Пожар, покончив с надземными складами боеприпасов, лизнул языками пламени еще и подвалы, где было много всего, а особенно снарядов для систем залпового огня «Град». Речь — о зарядах для осовремененных «Катюш», которые не раз били по жилым кварталам Донбасса. И вот, нежданно-негаданно, преисподняя нынешних Мефистофелей оскудела на треть.

Чье у тебя оружие? Это еще не критерий!

Одним из моих наставников в журналистике был в 1970-х блестящий китаист Михаил Георгиевич Домогацких. Ветеран ряда спецопераций времен Великой Отечественной войны, он входил в 1942-м в личный состав десантно-диверсионной группы в партизанском отряде Медведева, который оперировал в окрестностях оккупированного фашистами Ровно.

Был получен приказ: подготовить покушение на фюрера в «Вервольфе» или на подступах к нему. К тому времени отряд уже передал в Центр немало ценного в этой связи. Находясь в своей украинской ставке с 16 июля по 31 октября, Гитлер, по отрывочным данным и перехватам, сплетал намеченные удары по Грозному и Баку с планом прорыва африканского корпуса Роммеля — через Суэцкий канал — к нефтяным залежам Ирака. Смертельная хватка за первенство в «войне моторов» вступала в решающую фазу. Амбициозные планы немцев сочетались с японским выдвижением к Британской Индии через Бирму; и где-то в Иране авангарды агрессоров должны были сойтись к концу 1942-го. Все эти замыслы были Москве понятны, а вот схем скрытого под тоннами известняка и чернозема «Вервольфа» все еще не было. Наконец, кое-какие чертежи удалось набросать рукой пленного летчика, но время было упущено. «Быть может, это хорошо, что нам не удалось выполнить приказа? —  гадал 36 лет спустя Домогацких. — Как знать, если бы уже тогда фюрер был устранен, — наши западные союзники смогли бы как-то сторговаться с остатками нацистской верхушки. А ведь это, согласись, было нежелательно».

Continue reading

Война, мир и углеводороды

Павел Богомолов

Минувшая неделя прошла по обе стороны Атлантики под знаком празднования сразу нескольких годовщин. Одна из них — вековой юбилей вступления США в Первую мировую войну. Дональд Трамп отметил знаменательную дату не где-нибудь, а в Париже. В ходе торжеств не раз отмечалось: сто лет назад в Европе впервые высадились американские войска. Вместе с ними были доставлены десятки тысяч стальных бочек с бензином и другими нефтепродуктами. Державы Антанты, отрезанные от месторождений Ближнего Востока враждебной Османской империей, вздохнули с облегчением: отныне их автоколонны, броневики и новомодные танки получили достаточно горючего. Ллойд-Джордж на Темзе и Клемансо на Сене с благодарностью назвали привозное топливо кровью земли — и удвоили свои моторизованные клинья в целях грядущей победы над кайзером.

Порою ТЭК служит примирению. Порою — конфронтации

 Прошла четверть века, и нацистские субмарины, пытаясь подорвать судоходство антигитлеровской коалиции на Атлантике, вновь, как и в 1917-м, нацелили свои ударные силы на танкеры под звездно-полосатыми флагами. Но в итоге фашистские подводники проиграли.

Сегодня на дворе иные времена. Идеология человеконенавистничества, казалось бы, давно повержена и в Берлине, и в Риме, и в Токио. Но и в иных — общедемократических и неолиберальных условиях глобализации все та же Германия расходится с США в коренном вопросе о наилучших источниках энергоснабжения Старого Света. Американцы, как это дважды случалось в ХХ веке, готовятся вновь обрушить на Европу волну своих углеводородов — теперь уже в сланцевом исполнении. Ну а немцы, умеющие подсчитывать расходы лучше многих других, справедливо полагают, что от американского сырьевого натиска опять-таки надо отбиваться изо всех сил. Ибо дешевому трубопроводному газу с востока нет сколь-либо рентабельной альтернативы. И ведь все эти разночтения сплетаются в тугой узел интриг и ожесточенной полемики на фоне, казалось бы, одной и той же знаменательной даты.

Continue reading

Судьба ОПЕК – в чужих руках

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Парадоксально, но факт:  предсказуемые решения венской встречи ОПЕК оказались для нефтегазовой отрасли менее важными, чем итоги двух саммитов, не имевших прямого отношения к углеводородному ТЭК. В самом деле, что нового и резонансно-прорывного увидели мы в заранее предрешенных договоренностях ОПЕК и аутсайдеров во главе с РФ? То, что члены картеля будут еще 9 месяцев добывать не более 32,5 млн баррелей в сутки, а Россия — не более 10,9 млн,  можно было предвидеть. А вот то, что, вопреки другим членам «семерки» и даже своей дочери Иванке, Дональд Трамп предупредил о скором выходе Вашингтона из Парижского экологического протокола и — в итоге — о снятии последних барьеров на пути сланцевой революции, нефтепереработки и топливной энергетики в США, — это действительно мощный удар по ОПЕК и ее планам. Штучка, как говаривал один генсек, «посильнее «Фауста» Гете». 

shutterstock_543596524Цель атаки — Тегеран

Новостью номер один стало еще и то, что новичку глобальной политики удалось-таки нейтрализовать, после острых дебатов второго дня в Таормине, ажиотаж союзников по поводу пресловутой «российской угрозы Европе». Сдвинуть, иными словами, этот пункт на второй план.

На передний же план поставлена задача удушения нефтегазоносного, но не устраивающего Запад Ирана. Название этого курса Североатлантического альянса и «семерки» звучит, правда, безобидно. Это якобы подъем уровня борьбы с терроризмом. Что ж, на фоне срочного возвращения Терезы Мэй домой в ожидании возможных (не дай-то Бог) последствий манчестерского взрыва, многое в этом смысле выглядит обоснованно. Англо-американский тандем в выборе антитеррористического приоритета сработал четко. Что же касается спора между британским премьером и Трампом о досадном сливе американской стороной в прессу снимков о расследовании, то он не важен.

Continue reading