Единство и борьба противоположностей

Йемен — типичный пример того, что объединение двух ранее независимых стран в одну вовсе не означает создания единого государства и ожидаемой синергии. Северная и южная часть страны пока так и не смогли найти рецепта взаимовыгодного сосуществования. И неизвестно, найдут ли в будущем.

Исторически страна состоит из двух областей — собственно Йемена (с 1918 года независимого королевства, ранее находившегося под турецким контролем) и Хадрамаута (прибрежной полосы вдоль Аденского залива и Аравийского моря, до 1967 года бывшей под британским протекторатом). Для обеих вновь образованных стран была характерна слаборазвитая экономика, раздробленность на полунезависимые области, политическая нестабильность и богатый спектр повстанческих движений. Впрочем, Южный Йемен (сначала Народная Республика Южного Йемена, а затем — Народно-Демократическая Республика Йемен) располагала кое-каким наследием колонизаторов — предположительными месторождениями нефти и нефтепереработкой.

Но вернемся к истории региона.

В 1962 году умер король Йеменского Мутаваккилийского королевства, а спустя несколько дней армия произвела государственный переворот. Вскоре была провозглашена республика (естественно — под контролем военных); активную помощь стал оказывать Египет, что привело к напряженности в отношениях с Саудовской Аравией. А поскольку Южный Йемен продолжал оставаться под британским контролем, северяне начали активно поддерживать местные повстанческие движения (не без помощи все того же Египта). Continue reading

Йемен и все-все-все

imageКажется, ни у кого уже не осталось сомнений в том, что Йемен успокоится нескоро. Что будет дальше, как новый виток давнего конфликта скажется на соседях по полуострову и создаст ли война проблемы для транспортировки ближневосточной нефти? Об этом «Нефтянка» спросила экспертов.

Эксперт Фонда Карнеги Алексей Малашенко:

На первый взгляд, в урегулировании конфликта в Йемене заинтересованы все — и его непосредственные участники в стране (сунниты и шииты), и внешние «экторы». На деле все сложнее: хуситы (шиитская группировка) начали восстание против нынешнего режима не для того, чтобы теперь пойти на уступки и согласиться на компромисс с ими же свергнутой властью. Они одержали ряд внушительных побед, и если бы не вмешательство Саудовской Аравии, им удалось бы утвердить свою власть в стране, пусть и временно.

Военные успехи шиитов испугали саудовскую монархию, которая поддерживает своего ставленника, бежавшего президента Йемена Абд ар-Раббу Мансур Хади. Саудовские войска наносят по хуситам бомбовые удары, блокируют порты, но подавить шиитское выступление можно только проведя наземную военную операцию, успех которой совсем не гарантирован. Ввязываться в гражданскую войну с непредсказуемым результатом осторожный саудовский король вряд ли станет. Все это напоминает ситуацию, сложившуюся вокруг сирийского президента Башара Асада. Свергнуть режим Асада можно только с помощью сухопутной операции войск Коалиции (противоборствующих стран во главе с США — «Нефтянка»), на что ее участники не могут отважиться.

В поисках выхода саудиты инициируют создание под эгидой Лиги Арабских Государств (ЛАГ) общеарабских вооруженных сил, основу которых составят египетские и саудовские, иорданские подразделения, а также части Объединенных Арабских эмиратов. Возможно, сама эта идея может восприниматься как свидетельство нового, неожиданного возврата к позабытому лозунгу «арабского единства». Однако по сути речь идет о намерении Саудовской Аравии переложить свои политические, а заодно и религиозные проблемы на остальные арабские страны. Каким образом общеарабские силы будут выполнять свою миссию, сказать сложно. Но с учетом того, что их бойцы являются суннитами, их участие в гражданской йеменской войне может привести к дальнейшему обострению суннито-шиитского конфликта. Да и чей генерал будет командовать общеарабскими войсками?

Сложившаяся ситуация на руку Тегерану. Он, конечно, не пошлет свои подразделения на защиту йеменских хуситов, да это и не нужно. Зато восстание в Йемене оказывается лишним напоминанием Саудовской Аравии о ее шиитском окружении: и о шиитах на юге самого королевства, и о шиитском Бахрейне, и о главном оппоненте в Персидском заливе — шиитском Иране. Йеменские потрясения явно работают на Тегеран, который уже назвал операцию коалиции арабских стран «инспирированной США агрессией».

«Нефтянка» напоминает: на фоне новостей из Йемена и слухах о возможных перебоях движения танкеров по Баб-Эль-Мандебскому проливу цены нефть единомоментно выросли почти на 5%, однако также же быстро «откатились» обратно.

Партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин:

Основная водная магистраль, перекрытие которой действительно могло бы вызвать серьезные перебои с поставкам ближневосточной нефти и нарушить баланс спроса и предложения на мировом рынке — это не Баб-Эль-Мандебский, а Ормузский пролив (контролируется Ираном, ОАЭ и Оманом, на данный момент через него проходит около 17 млн баррелей в день — «Нефтянка»). Если страны Ближнего Востока потеряют возможность экспортировать нефть по этому пути, цены могут взлететь до невообразимой величины. Но это будет означать, что Иран и Саудовская Аравия начали друг против друга военные действия, а к такому повороту серьезных предпосылок нет.

Что касается Баб-Эль-Мандебского пролива (в день пропускает около 3,8-4,0 млн баррелей нефти и нефтепродуктов — «Нефтянка»), то сейчас мы видим, что все порты взяты под контроль Саудовской Аравией и движение танкеров вряд ли будет прервано. На данный момент ничего не угрожает транспортировкам из ближневосточного региона.

Анна Викторова

Счастливая Аравия

Новости последней недели — отличный повод поговорить о Йемене, его географии, истории, народе. О «Буре решимости». О Саудитах и Хуситах. О том, почему все это важно и о том, почему нам нет до этого дела. О капусте и королях.

Йемен карта

Немножко занимательной географии. 

В ночь на 26 марта 2015 года авиация коалиции арабских государств, возглавляемой Саудовской Аравией, нанесла ракетно-бомбовый удар по Сане, столице Йеменской республики. Отечественная пресса редко балует нас новостями из Йемена в частности и с Аравийского полуострова в целом. Надо признать, что для нас, северян, чье мировосприятие с детства искажено меркаторовой проекцией, Аравийский полуостров представляется «вставкой» между Африкой и Азией. Между тем, это огромная территория, размером в пять Украин и с населением Германии.

Что мы знаем об Аравийском полуострове? Нет, не так: что мы представляем себе при слове «Аравия»? Арабские шейхи в белых бурнусах с выводком жен в лобби отеля где-нибудь в Монте-Карло, песок, верблюды, опять песок, нефтяные вышки, вокруг которых снова песок, и посреди всего этого песка — небоскребы Дубаи. Может оно отчасти и так, если говорить о пустынной Аравии, и совсем не так, если говорить об Аравии счастливой, как называли её древние римляне, о юго-западной части полуострова, которую сегодня и занимает Республика Йемен.

Счастливой, то есть felix, римские географы назвали эту страну за её плодородие, чем и исчерпывается «счастье» Йемена. Вопреки расхожему представлению об Аравии как о бездонной нефтяной бочке, нефти в Йемене нет. Ну, почти нет. Около 0,2% мировых запасов нефти и производства (400 и 7,4 миллионов тонн соответственно). Зато есть горы, которые задерживают муссоны индийского океана, сезонные реки (вади), плодородные почвы горных долин и сельское население с традиционными ценностями. Когда к этому добавились калийные удобрения и пенициллин, произошел лавинообразный рост численности населения (в десять раз за сто лет). Однако счастья стране это не принесло, вместо классической для полуострова богатой нефтяной монархии получилась бедная аграрная республика с полным набором африканских прелестей: нищие крестьяне, племенные вожди, военные перевороты и повстанцы. Continue reading