Судьба Кабинды

1001756_594104757279299_1476473917_nЧтобы понять историю Республики Ангола, достаточно взглянуть на ее флаг. Черная полоса символизирует африканскую землю. Красная полоса напоминает о тяжелом историческом наследии Анголы: затяжной гражданской войне и нелегкой освободительной борьбе, которая изматывала страну последние несколько десятков лет (с 1975 по 2002 год). В центре флага находятся звезда и шестерня – символы ресурсов Анголы, которые во многом представлены запасами нефти. Вскинутое кверху мачете напоминает о вооруженных разборках и борьбу за наведение порядка. За одиннадцать лет мирной жизни эти разборки перешли в разряд межрегиональных. Территория Анголы состоит из материковой Анголы и маленького анклава Кабинда. По площади Кабинда сопоставима с Адыгеей или Северной Осетией (7,832 км кв.) и укладывается в площадь материковой Анголы 159 раз (1 246 700 км кв).


993315_594105183945923_530170363_n
Кабинда на карте 1913 года.

С XIX века Кабинда была независимой территорией под покровительством Португальской Короны (по подписанному в 1885 году Симуланбукскому договору). Так продолжалось до 1975 года, когда в году по Алворскому договору между новым правительством Португалии и политическими партиями Анголы Кабинда была объявлена частью Республики Ангола. Представители и жители Кабинды не были согласны с этим решением — но слушать их никто не стал.

Немногим ранее, в 50x — 60х годах, у побережья Анголы начали вести разведку и разработку нефтяных месторождений. Нефти оказалось так много, а разработку вели так активно, что в 1997 году Анголу приняли в ОПЕК, а скором времени страна и вовсе заняла почетное второе место в Африке по добыче нефти после Нигерии. При этом 60% ангольской нефти добывается у побережья анклава Кабинда, где расположено два крупных нефтяных блока – Блок 0 и Блок 14. Преимущества от добычи нефти в Луанде поняли сразу, после чего довольно быстро столица Анголы превратилась во второй самый дорогой город Африки. Жителям Кабинды при этом осталось только наблюдать, как утекает в Луанду/Анголу их национальное богатство, и опасаться наводнивших анклав ангольских военных, пытающихся взять под жесткий контроль и без того ослабленный борьбой за независимость клочок земли под названием «Кабинда».

1045032_594105107279264_1379766822_n
Панорама Кабинды.

По прибытии аэропорт Кабинды на минуту кажется очень не по-африкански цивилизованным местом. Аккуратно заасфальтированные дорожки, блестящая новизной лента выдачи багажа, плазменные панели на чистых стенах. В африканскую реальность возвращают толпы охраны, клубы колючей проволоки и бесконечные по времени и частотности проверки документов. В утренние часы спящая Кабинда кажется по-европейски правильной – свежие парки и скверы, недавно окрашенные стены, нехарактерные для городских центров Западной и Центральной Африки уличные скульптуры. Активное строительство и благоустройство территорий значительно изменило облик города Кабинда за последний год. Ангольское правительство старается таким образом дать понять, что оно не только добывает Кабиндскую нефть, но и заботится о Кабинде и ее жителях, не забывая о возможном увеличении количества иностранных работников в анклаве.

Стоя у ленты выдачи багажа в аэропорту Кабинды, можно каждые пять минут наблюдать прилетающие и улетающие вертолеты — это основной и наиболее безопасный вид транспорта, на котором нефтедобывающие компании транспортируют своих сотрудников в Малонго и на нефтяные платформы в прибрежной зоне и шельфе.

Малонго – ангольская нефтяная столица Chevron, место проживания большинства, если не всех, работающих в Кабинде эскпатов, – город-крепость. С вертолета – то ли гарнизон, то ли тюрьма, то ли военная база. Бараки, ангары, резервуары. По периметру территория Малонго окружена высоким забором и густым слоем колючей проволоки. Прилегающая к Малонго местность заминирована еще со времен ангольских военных разборок, хотя Ангола одной из первых подписала соглашение о разминировании — которое, видимо, перестает действовать, когда начинается разговор о нефти.

8663_594105003945941_135743449_n
Малонго, вид сверху.

Вдобавок к электрифицированному ограждению с колючей проволокой и раскинувшимся вокруг минным полям Малонго имеет многоуровенвую систему охраны. Чтобы попасть в Малонго, обычным ангольцам нужно пройти обыски, сканирования, проверки документов. Главные ворота контролирует охрана дочерней компании Chevron в Кабинде — Cabinda Gulf Oil Company. Территория вокруг Малонго пуста — местные жители, возделывавшие поля на этих землях, бежали от жестоких действий ангольских военных, присланных для борьбы с повстанцами Фронта Освобождения Анклава Кабинда.

Со времени своего основания в 1963 году Фронт Освобождения Анклава Кабинда отстаивает право территории на независимость от Анголы. Неоднократно силы Фронта похищали иностранных работников, чтобы привлечь внимание к проблеме Кабинды. Похищения не дали результатов, поэтому в 2010 году во время Африканского чемпионата по футболу силы Фронта атаковали автобус с футбольной командой Того, которая ехала по территории Кабинды в сопровождении ангольских военных. Военных не задели, а вот сборную Того сократили, убив несколько человек.

Поэтому проверки документов и обыски среди местного населения — довольно частое дело в Кабинде. Постоянно присутствующие в стране ангольские вооруженные силы пытаются максимально контролировать ситуацию в анклаве.

Бежавшие с прилегающих к Chevron территорий крестьяне рассказывают разное. «Военные ворвались в одну из деревень и положили лицом на землю всех жителей, которые были в деревне. Возглавлявший отряд анголец сказал, что по приказу штаба они могут убить по одному человеку за каждого убитого ангольского солдата и еще двоих человек вместе с ними. В итоге было выбрано пять человек. Троих уложили на месте. Другие двое, задетые пулями и истекающие кровью, убежали в лес». «Врываясь в деревню, военные начинали без предупреждения стрелять по живым людям, пытаясь таким образом избавиться и от повстанцев, и от свидетелей». «Нам очень сложно жить здесь, потому что вокруг много солдат. Мы не можем свободно передвигаться. Они часто останавливают нас, спрашивают документы и допрашивают. Кабинда богата (нефтью – прим.). Если бы мы были независимы, жизнь для нас была бы совсем другой» – жалуется житель Кабинды Александро Куанга Сито, который поддерживает идею отделения Кабинды от Анголы.

Жители анклава видят нефтяные платформы на горизонте Атлантики, физически «чувствуют» наличие нефти из-за загрязнения прибрежных вод и пляжей. Недовольство действиями Анголы чувствуется в Кабинде на всех уровнях — от простых людей до политиков. По словам одного из лидеров оппозиции Кабинды, Рауля Данда в интервью радиостанции Голос Америки: «Нефть – наше главное богатство и 70% дохода Анголы. Доходы от добычи нефти составляют половину ВВП Анголы, и это богатство разделено несправедливо. Ангольцы говорят: мы очень богатая страна, но по уровню жизни мы на последнем месте. Где же богатство? Объемы производства растут, цены на нефть тоже, а нам дают все те же 6 миллионов долларов, то есть десять процентов от доходов, что вряд ли похоже на правду».

969852_594104870612621_966458043_n
Рауль Данда.

По мнению эксперта Южно-Африканского Института Международных отношений Анны Альвес, шансы Кабинды на отделение невелики, так как у анклава нет поддержки среди региональных лидеров и он не известен на международном уровне — как, например, фигуранты нефтяных конфликтов в Северном и Южным Судане или в ситуации в регионе Великих Африканских озер (Конго/Руанда/Уганда). Небезразличной к Кабинде и ее ресурсам остается соседняя с Анголой Конго ДРК, давно претендующая на ангольские доходы от нефтяных блоков. Так что независимости Кабинде придется ждать еще долго — а может быть,  можно уже и не ждать, смирившись с тем, что повальная бедность и произвол властей в Африке никогда не кончатся.

1044945_594105700612538_1218516285_n
Нефтедобыча в Анголе.

1040117_594105893945852_1388378878_o
Панорама Луанды.

1003988_594107480612360_195220074_n
Рыбалка на пляже в Малонго.