Стратегия спрессована в трех абзацах

Чем ближе заседание министерского комитета ОПЕК+, намеченное на 5 декабря, тем чаще высказывания российского руководства о задачах отечественного ТЭК попадают в мировую энергетическую хронику. Наша общая цель с ОПЕК, передает Reuters прозвучавшие в среду слова Владимира Путина, состоит в обеспечении сбалансированности рынка, его приемлемости для производителей и потребителей и, что важнее всего, предсказуемости. Агентство отмечает: вопреки ограничительным квотам, добыча в РФ, по словам президента, понемногу увеличивается. «Но Москва не нацелена на превращение в нефтепроизводителя номер один в мире, — комментирует Reuters то же заявление. — Таковым сегодня стали Соединенные Штаты». «РФ, — излагает новостная лента мнение Кремля, — имеет серьезное влияние на мировой энергорынок. Но больше всего воздействия мы оказываем тогда, когда тесно взаимодействуем с другими производителями. Не так давно ведь уже был момент, когда Россия являлась крупнейшим добытчиком жидких углеводородов; но не это представляет собой нашу цель». Выступив в ту же среду отдельно от Путина, министр энергетики РФ Александр Новак сказал: в ноябре Москва останется приверженной режиму сокращений в формате ОПЕК+. От точной формулировки позиции, ожидаемой к «озвучиванию» в Вене 5 декабря, Новак пока уклонился. Но уже ясно: отечественный ТЭК планирует добыть в 2019-м 556-560 млн тонн «черного золота», что соответствует среднесуточной «вилке» от 11,17 до 11,25 млн баррелей в день. Таковы цифровые параметры. А о смысловых акцентах и оценках энергетического курса РФ на фоне мировых проблем речь пойдет далее.

ТЭК позеленел, сланцы для нас не абсолют, а санкции тщетны

«В ЕС призвали отказаться от газа как источника энергии, — обратилась к Путину находившаяся на подиуме Эмма Марчегалья. — Я полагаю, конечно, что газ не уйдет. Насколько в этом смысле в России зеленая энергетика?».

«Сегодня наш энергобаланс, — ответил президент РФ, — является одним из самых зеленых в мире». Если взглянуть на структуру российской энергетики, то мы увидим там значительную часть гидроэнергетики, атомной энергетики и газовой генерации. «И это при том, что большинство стран используют в качестве топлива уголь. В тех же США и ЕС это основной источник тепла. И на таком фоне нас призывают отказаться от газа». Это как минимум странно. «Потому что это самый чистый углеводород, — было сказано далее. — И если так всю энергетику свести к нулю или только полагаться на энергию солнца или ветра, приливов, — мы просто не сможем сохранить свою цивилизацию. Мне кажется, что здесь вступают в силу даже не интересы подавляющего большинства стран мира в борьбе за экологию, а конкурентные интересы тех, кто продвигает такие идеи на мировом энергорынке. Вот эти люди ловко встраиваются в сегодняшние тенденции общественного сознания и пытаются ввести нас всех в какой-то блуд и заблуждение», — подчеркнул оратор.

Конкурентной борьбой Путин считает и рекламу сланцев, процесс добычи которых — гидроразрыв пласта — не назовешь экологичным: «они уничтожают экологию». В иных районах, где добывается такая нефть, «у граждан из крана идет не вода, а черная жижа. Такая добыча, несмотря на… преимущества, нам не нужна; мы на это не пойдем никогда. Подождем, когда США истратят деньги на новые технологии по добыче сланцевой нефти, а потом у них цап-царап — посмотрим: мы вообще заинтересованы в этом… или нет, и задешево купим. Но мы работаем над этим, работаем и самостоятельно. Это я пошутил только, сейчас раструбят на весь мир — цап-царап, махать… Делать совсем не обязательно. Я поэтому и поправляюсь… Внимательно наблюдаем за этим».

«…Есть, конечно, и минусы, — перешел Путин к теме санкций как таковых. — Они являются минусами для всех. Просто они исчисляются миллиардами долларов. Скажем, для Европы, по-моему, по подсчетам самих европейцев, где-то 50 миллиардов они насчитали потерь. У нас, кстати, гораздо меньше в отношениях с Европой. В Штатах то же самое. Взяли, запретили, допустим, своим компаниям, я уже говорил об этом, работать на шельфе. Зачем? Компании вложили определенные средства в тот или иной проект, и потом вынуждены были уйти из этих проектов с потерями. Кого наказали-то? Сами себя и наказали, в ногу себе выстрелили — и все», — подытожил президент.

Кому Нормандский формат не по нраву?

Беда Америки все чаще проявляется в том, что она не довольна любыми новостями из-за рубежа. День за днем за океаном сетовали: Кремль якобы уклоняется от саммита 4 государств Нормандского формата по ситуации на юго-востоке Украины. Но сейчас, когда Путин, приняв приглашение Эмманюэля Макрона, намечает побывать 9 декабря в Париже для встречи с лидерами Франции, ФРГ и Украины, — в США снова бьют в набат тревоги: переговоры, мол, способны пойти на пользу одной лишь Москве. Но почему?

Начав крестовый поход за предотвращение успеха рандеву Нормандской четверки в Париже, вашингтонская лента The Hill сетует: российский лидер воспользуется-де фокусировкой англосаксонского мира на иных событиях. Это слушания по импичменту в США и подготовка к выборам 12 декабря в Британии. Дескать, ни американцам, ни англичанам, к глубокому сожалению The Hill, нет дела до встречи на Сене. Спрашивается: россияне, что ли, в этом виновны?! По мнению автора статьи Джоша Рудольфа, в ответ на ослабление военной напряженности в Донбассе и хотя бы робкий переход вовлеченных в конфликт сторон к выполнению Минских договоренностей, Европа может-де наивно смягчить антироссийские санкции. А вот Соединенным Штатам мало снижения планки противостояния в Донбассе и прекращения кровопролития. Подавай еще и гарантии отказа Кремля от вмешательства в американские и — заодно — во все чужие выборы. Правда, улик подобного вмешательства так и не мог «нарыть» в ходе своего следствия даже спецпрокурор Роберт Мюллер — как-никак, экс-директор ФБР! Но этого рьяным законодателям, особенно демократам, в Капитолии и не надо. Как не нужно и ссылок на то, что милая их сердцу Украина вмешивалась в избирательную кампанию 2016-го гораздо больше, чем весь объем подрывных операций, приписываемых Москве. 

«В отличие от Соединенных Штатов, — жалуется The Hill, — их примеру не последовала Европа. Она все еще говорит, что санкции будут сняты, если РФ помирится с Киевом. Иное важное отличие заключается в следующем: в то время как санкции США могут быть сняты лишь будущим актом конгресса, — члены ЕС (делая по-своему — Авт.) должны каждые 6 месяцев единодушно согласовывать очередное продление своих санкций» против РФ. То есть, если по истечении полугодия ЕС не сможет или не пожелает единогласно продлить антимосковские рестрикции, то они… испарятся! Это и волнует патрона с другого берега Атлантики больше всего в энергетическом плане. Если только Э.Макрон и А.Меркель в ходе общения с кремлевским лидером «сболтнут ему саму возможность облегчения санкций, пусть и не сразу по итогам Нормандского саммита, а после каких-либо небольших и обратимых улучшений на месте событий на Украине, то уже это стало бы невероятной победой для Путина, — почти панически предрекается в статье. — Америка осталась бы одинокой в санкционной коалиции, потерпев неудачу в желании заставить Россию заплатить за продолжающееся вмешательство в выборы».

Сенатор Тед Круз разбушевался

Среди разделов секторального пресса, названных в публикации The Hill, фигурируют запреты на поставки или сдачу в аренду «запатентованных технологий для ТЭК». Ну никак не хотят любители репрессий обнадежить углеводородный сектор столь ненавистной им России лучшими образцами буровых платформ для глубоководья, судов для прокладки трубопроводов, апстрим-оборудования для разработки трудноизвлекаемых запасов сырья… 

И как только умудряется Москва, при таких варварских приемах недругов, наращивать добычу, экспорт? «Не мы же вводили санкции против нас самих, — напомнил Путин на инвестиционном форуме ВТБ «Россия зовет». — Это сделал конгресс США. Вы у них спросите. Вы знаете, я вам скажу честно, уже могу сказать откровенно, публично: после того как первые шаги в этом санкционном списке были сделаны, определенная тревога у меня была. Хочу поблагодарить всех своих коллег, неизвестных людей, которые работают каждый на своем рабочем месте с в отраслях, на производствах и в конструкторских бюро, в НИИ. Сделан очень серьезный, большой шаг в повышении нашего экономического и технологического суверенитета. В этом смысле все эти ограничения пошли на пользу российской экономике».

Ну а то, что пока не наверстано нашим нефтегазосервисом, берет на себя здравомыслящая часть Европы. Возмущаясь этим, техасский сенатор с кубинскими корнями Тед Круз призвал надавить на фирмы-трубоукладчики, призванные завершить «Северный поток-2». Сорвать, иными словами, пуск энерготрассы. Сознает ли законодатель, что из 5 существующих компаний такого экстра-класса две зарегистрированы в Старом Свете, и созданы они были во многом для контрактов с Россией? Семья голландских новаторов, открывшая в Альпах уникальную компанию Allseas, которая законтрактована «Газпромом», не имеет в США ни акционеров, ни листинга на нью-йоркской бирже, ни — вообще — деловых интересов в институциональном смысле. Но зато, выполнив мегапроект на Балтике, та же Allseas согласна выделить одно из своих фантастически оснащенных судов — по заокеанскому заказу — для укладки труб на дне американской акватории Мексиканского залива. Вот и там заменить услуги Allseas нечем. Так, спрашивается, кто от кого зависит?! 

 …В разгар избирательной кампании 2016 года Трамп, состязаясь в стане республиканцев с Крузом, не раз напоминал: отец соперника привлекался в 1963 году к ответственности (хотя и не был осужден) за вероятное соучастие в заговоре с целью убийства президента США Джона Ф. Кеннеди. Заступив на пост в январе 2017-го, новый обитатель Белого дома простил семье Круза полузабытые «прегрешения стариков» и даже помирился с сенатором. Но ведь мировая аудитория не страдает, к счастью, тотальным беспамятством. И задается вопрос: почему подлинная история покушения на одного лидера США ничего не значит, а мнимый «российский след» в избрании другого президента, как и встречное требование разрушить «Северный поток-2», вот уже четыре года подряд сотрясают Америку? Нечто странное и чудовищное.

Саудиты нацелены на успех любой ценой

Воскресенье для мусульман — это, в отличие от пятницы, рабочий день. Проведя 24 ноября в Дубае и Абу-Даби встречи с инвесторами, проявившими интерес к первичному (и что особенно важно — исторически-дебютному) размещению сравнительно небольшого пакета акций нефтяной корпорации Saudi Aramco, организаторы этой IPO сделали тем самым немаловажный акцент этнокультурного и национально-религиозного свойства.

Похоронив стартовую идею — сделать биржевую премьеру энергогиганта международной, и отвернувшись на время от западных инвесторов, они как бы выделили воскресным графиком нечто важное. Запуск приватизации адресован лишь землякам из Саудовской Аравии и их ближайшим соседям в ОАЭ. Как и почему проявился такой (вроде бы изолированный) тактически-биржевой подход?.. Импульс был дан уже давно стратегией реформирования и диверсификации всей экономики «королевства пустынь», утвержденной наследником престола — кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом. Однако очень скоро выяснилось, что для «смягчения госбюджетной подушки» под столь масштабным, резким обновлением хозяйственной системы крупнейшей в мире монархии не хватает страховых и резервных фондов. Пришлось пойти на крайние и столь же экстравагантные меры средневекового характера. Богатейшие люди страны были заперты в одном из эр-риядских отелей, дабы сознаться в причастности к коррупции — и откупиться в обмен на свободу.

Едва осела информационная пыль после того сюжета, как грянули новые беды. Они-то и заставили опять отложить нефтяное IPO. В саудовском консульстве в Стамбуле был расчленен журналист-оппозиционер Джамаль Хашогги. Тот факт, что он работал на The Washington Post, посеял в рядах инвесторов на Атлантике недоумение: во что и в кого, собственно, мы хотим вложиться?! Далее, как ни прискорбно, серия военно-политических сюжетов привела к еще большему размежеванию между Эр-Риядом и США. Системы ПВО американского производства не защитили саудовские НПЗ от ракетно-дроновых атак. А само королевство опоздало с урегулированием конфликта со своим участием в соседнем Йемене, что раздражало Европу и Америку. На рейдах от Ормузского до Баб-эль-Мандебского проливов зажглись танкеры; и для более надежной защиты своего воздушного пространства и побережья саудиты оживили диалог с Москвой о закупке противоракетных комплексов С-400. Все это подсказало: подключение западных инвесторов к IPO пока не сулит успеха. Поэтому и вышел указ: отменить приватизационные roadshows в Нью-Йорке и Лондоне, фокусируясь взамен на чисто домашнем дебюте.

Обижать партнеров не пристало

Если еще недавно стоимость активов Saudi Aramco оценивалась на уровне выше 2 трлн долл, то за последние месяцы королевским аналитикам пришлось понизить планку до 1,7 трлн долл. Выделить же на приватизацию намечено примерно полтора процента от этой суммы. Продажа первого — пробного пакета акций должна, как ожидается, дать казне 25,6 млрд долл. 

 И, надо сказать, россияне, несмотря на все былые конфликты, размолвки и даже разрывы с саудитами, от всей души желают им успеха в этом почине, призванном проясниться в цифровом плане тоже 5 декабря, в день венских сессий ОПЕК и ОПЕК+. Во многом поэтому Кремль, связанный с ведущим нефтепроизводителем — в нашем расширенном альянсе — узами динамично крепнущей дружбы, по-хорошему подыгрывает сегодня Эр-Рияду. Москва подтверждает готовность как минимум не снижать квотных наметок в русле действующих сокращений добычи. Иными словами, пусть саудиты успешно поднимают в последний момент капитализацию своих недр, опираясь ради листинга на дороговизну «черного золота». В этом отношении ряд мыслей, высказанных Путиным, перекликается с оптимистичными пожеланиями из обнародованного на днях ежегодного послания короля Ибн Сауда.

Появились, однако, и неприятности. Если Москва во всем поддерживает своего ведущего союзника по ОПЕК+, то саудиты, увы, не обошлись без обидных отзывов о российской нефтянке. Рекламный проспект, изданный экспертами Saudi Aramco к моменту IPO компании, грешит не очень-то благоприятными оценками ключевого для любой нефтедобывающей страны показателя — себестоимости добычи сырья. Выходит так, будто издержки на производство «черного золота» в России, да и в Азербайджане, непомерно высоки. И поэтому — надо думать — инвестировать туда не нужно, а следует, наоборот, вкладывать все капиталы и технологии в приватизацию и ускоренное развитие ближневосточного углеводородного «супермейджора».

Утверждается: в РФ себестоимость добычи на суше — 42 долл, а на шельфе — 44 долл за баррель, хотя на деле, даже если цифры близки к некоторым показателям, то это относится к пока не освоенным блокам. Вдвойне обижен Азербайджан, где извлечение каждого барреля нефти обходится якобы в 60 долл! Зачем же надо было сочинять эти небылицы, если накануне «бакинская Socar уже напечатала данные о себестоимости..?», — удивлен обозреватель Эльнур Мамедов. При фактических издержках Баку на скромном уровне 9 долл за баррель, — саудитам с их 17 долларами лучше бы «нервно курить в сторонке». Резки и отзывы о Эр-Рияда о внутренней дороговизне российской нефти, попытки саудитов приплюсовать к рентабельности самой добычи еще и налоги (а их 68-70-процентный объем никто в РФ не скрывает), и климат, и дальние маршруты доставки, и Бог знает что еще… Хочется в ответ сказать одно: за чужой счет вы, дорогие друзья, ни за что не въедете в баснословный, отвечающий вашим радужным грезам биржевой листинг, как ни крутите.

Нарушители бывают разными

При всем накале таможенного спора между США и Китаем, — кое-что сближает даже их топливные стратегии. Другое дело, что если для Пекина, не желающего обрывать рост ВВП под ударами торговой войны, «минусы» удешевленной «энергоархаики» (от торфа до угля) стали неизбежностью, то для Белого дома — специально сочиненным сценарием. Речь за океаном искусственно ведется о благах угольного и нефтегазового «доминирования на планете», как без обиняков выразился еще в июле 2017-го Дональд Трамп.

США и КНР войдут, по оценке Reuters, в десятку стран, которые нарушат к 2030 году — по объемам выбросов «парникового газа» — ориентиры главного экологического документа эпохи — Парижского соглашения о климате. Это те самые страны, которые, по данным своих же «мозговых трестов», обречены самим ходом событий превысить ооновские нормы загрязнения атмосферы и утолщения ее теплового слоя на 50-120%. Другое дело, что одни нарушители (вроде Америки) бросят циничный вызов природоохранному сообществу. И, как показал запуск «прощальной» процедуры 4 ноября, они просто выйдут из Парижских договоренностей. Другие же, как Китай, выходить не станут, но все равно будут вынуждены недовыполнять коллективные наметки планеты. Однако исход, похоже, все равно настораживает: сдержать к концу века средние температуры на Земле в пределах небольшого повышения на 1,5-2 градуса по Цельсию, вероятно, не удастся. Кто же, интересно, это предвидит?

Перечень авторов прогноза вызывает уважение. Это и Программа ООН по окружающей среде (UNEP), и Стокгольмский институт природы, и Международный институт устойчивого развития, и Overseas Development Institute, и Центр международных исследований климата и окружающей среды, климатической аналитики. В общем докладе названных коллективов разработан «График отрыва добычи ископаемых видов топлива и растущего «парникового эффекта» от ориентиров Парижского соглашения. Лидировать в этом отрыве вплоть до 2030 года будет, увы, уголь. Его производство превысит на 150% те объемы, при которых стрелка среднестатистических глобальных температур застыла бы в итоге на два градуса ниже угрожающей Земле планки; и на 280% в том случае, если бы мы амбициозно захотели бы добиться еще более скромного потепления — всего на полтора градуса. 

Свою лепту, тормозя имплементацию Парижского соглашения рискуют внести и нефтяники, да и газовики всей десятки стран-нарушителей. Немало опасностей для атмосферы и природы в целом несут в себе сланцы, выбросы метана. Угрожает коммунально-бытовое, транспортное отравление воздуха и почвы — после того, как те или иные виды топлива произведены и поставлены потребителям. Между тем ряд государств не хочет стать нарушителями даже отчасти. Свою лояльность духу и букве соглашения подтверждают Россия, Индия, Австралия, Индонезия, Канада, ФРГ, Норвегия и Британия. Это не означает, что замрут разрезы Кузбасса, нефтяные пески в Стране кленового листа и газовые скважины вокруг Зеленого континента. Но и углеводороды, и антрацит, и все остальное будет все же производиться и экспортироваться в строгих пределах, предписанных природоохранной хартией человечества. 

Иранские АЗС стали полем боя

Во всех странах, чей политический курс захотели изменить Соединенные Штаты, резко ухудшается ситуация с… бензином! Ну просто манера такая в ходу у американских властей: на кого бы они ни надавили всей мощью своего агрессивного молоха, — там сразу же становится плохо с горючим.

Как уже шутят острословы, в Сахаре по воле США начинаются перебои с песком, в Арктике — со снегом, а в блокированных или дестабилизированных нефтегазоносных странах — с углеводородами и продуктами их переработки. Где только ни простаивают бензоколонки из-за санкций, бойкотов, эмбарго и блокад — от Северной Кореи до Венесуэлы! Или взять, к примеру, Боливию. Еще не успев сформулировать свой новый курс после смещения президента Эво Моралеса, новые власти, переполненные сторонниками «прогрессивно-контрреволюционной ориентации» и «подавления всяческой индейщины», уже проявили себя в… топливной рознице. Добились как минимум одного судьбоносного сдвига: на АЗС не стало бензина и дизельного топлива. Браво!

Особенно модным в репертуаре «друзей третьего мира» стал следующий международно-концертный номер, многократно отрепетированный за годы правления Дональда Трампа. Сначала принято окружить ту или иную страну частоколом нефтеэкспортной блокады и вынудить зарубежных инвесторов уйти оттуда, подрывая местный ТЭК на корню. А затем, по ходу пьесы, — выступить с осуждением бензинового дефицита и подорожания заправки на тамошних АЗС! И ведь сценаристы, представьте себе, верят в голливудскую гениальность подобных сюжетов. И вот в таком мире, смахивающем на «королевство кривых зеркал», живем ныне мы с вами, уважаемый читатель. 

Зловещий театр бензинового абсурда задел своим занавесом и Исламскую Республику Иран, наказанную нефтяным эмбарго неизвестно за что Белым домом — по типично имперскому указу. Чтобы усилить помощь беднейшим слоям населения, власти снизили субсидии на горючее для транспорта, и оно подорожало как минимум на 50%. Автомобилистам разрешено покупать по льготной цене (28,7 рубля за литр) уже не 250 литров бензина в месяц, как раньше, а всего 60 литров. Покупки топлива сверх установленной «дешевой планки» обходятся гораздо дороже — по цене 57,37 рубля. Благодаря этому дополнительное ежемесячное денежное пособие получат 18 млн семей!

Срабатывает не только пустая канистра

Взметнувшиеся расценки на иранских АЗС — не единственная проблема. Введенное против Тегерана торговое эмбарго резко ударило по импортным закупкам запчастей и оборудования для нефтеперерабатывающих заводов и, таким образом, замедлило текущий ремонт ряда мощностей даунстрима.

Поэтому бензина, пусть даже по возросшим ценам, стало в стране меньше. И вот этот дефицит, вкупе с декретированной дороговизной, воспламенил общественные настроения в ряде регионов. В Сирджане, при атаке на склад нефтепродуктов, один человек погиб, а двое были ранены. Не обошлось, увы, без жертв и в ходе аналогичных столкновений в Бехбехане. Впрочем, есть у некоторых СМИ данные совершенно иного порядка: число погибших якобы перевалило за две сотни! Выключая в дорожных пробках моторы или оставив свои неподвижные машины в гуще трафика, разгневанные водители, как пишет Би-Би-Си, фактически блокировали автостраду Имама Али в столице страны. Да еще и призвали полицию не разгонять, а поддерживать их.

Итак, настало время для Соединенных Штатов выступить с заявлением, осуждающим Иран и за дороговизну бензина, и за его нехватку, и за разгон митингующих. Что, собственно, и было сделано в Вашингтоне с блеском. Да уж, властям подвергнутого бойкоту государства на Среднем Востоке сегодня нелегко. Терпение многих иранцев на исходе. Эмбарго довело «социалку» до того, что президент страны Хасан Роухани вынужден был на днях признать: 75% соотечественников находятся «под гнетом» безденежья, дороговизны и безысходности. Облегчит же их участь, заверил он, разве что госбюджетный маневр с ценообразованием на топливо. Можно будет перевести 300 тыс. риалов в год беднякам, а не министерству финансов. Так-то оно так, но пока одинаково трудно живется и автовладельцам, и их «безмашинным» соседям.

Однако вот вопрос: что все же удерживает и тех, и других от наполнения протестов проамериканским звучанием, столь желанным для Вашингтона? И действительно: где же лозунги во славу Америки, подобные транспарантам приснопамятного киевского майдана? Удерживает, оказывается, телевизор, объективно показывающий изъяны подлинного курса Трампа в ряде уголков исламского мира. 18 ноября экран оповестил: США не считают нарушением международного права и ряда резолюций ООН строительство израильских поселений на палестинских землях западного берега реки Иордан. А днем раньше тот же телевизор показал плоды пентагоновских вторжений в Ливию, Ирак, Афганистан… И вот, представьте себе, со вздохом взвесит какой-нибудь житель Тегерана свою полупустую канистру после просмотра такой телехроники на экране — и наверняка призадумается не только о бензине. 

Павел Богомолов