Сомнительное сырье пополам с порочной политикой

С момента победы Дональда Трампа на выборах в 2016-м и встречного — со стороны разъяренных демократов — запуска антитрамповской кампании (с острием в виде создания комиссии спецпрокурора Роберта Мюллера по т.н. «русскому следу») хорошие люди уверяли нас из-за океана в одном и том же. Говорили следующее: едва хозяин Белого дома, так сказать, сбросит с себя вериги и оковы подследственного, — и сразу же таящийся в нем «потенциал гуманизма и добра» в диалоге с Россией и внешним миром в целом распахнется во всю ширь. И вот, наконец, Мюллер объявляет: никакого заговора республиканцев с Москвой он не раскопал. «Российская фальшивка умерла!», — торжествует и сам Трамп. И что же мы видим? Геополитического добра за пару дней вывалено президентом США на ошарашенную планету столько, что диву даешься! «Москва должна убраться из Каракаса» (как будто мы его контролируем своими войсками и ракетами в духе полузабытого Карибского кризиса 1962 года), «импортеры венесуэльской нефти в Европе и Азии жестоко поплатятся», «в русле дела Скрипалей мы наложим на Россию новые — самые страшные санкции», «отправить вооруженные до зубов эскадры в Черное море и Тайванский пролив», «Голанские высоты принадлежат Израилю» — таковы лишь некоторые из вашингтонских газетных аншлагов этих сумасшедших дней. На Потомаке, судя по всему, прямо-таки с цепи сорвались. И вот ведь что характерно: многое из этого имеет самое непосредственное отношение к нефти и газу.

Энергетическое доминирование в действии

391 депутат палаты представителей американского конгресса (при 24 конгрессменах, высказавшихся против) приняла законопроект (ожидающий теперь сенатского одобрения и подписания президентом США) об отпоре энергопоставкам из РФ в Европу. Называя вещи своими именами, мы видим: это — ничто иное, как перенос неоколониальной по своей сути доктрины Монро из 1823-го в 2019-й год, и из Латинской Америки — в Старый Свет.

Но, чтобы прикрыть неприглядную суть дипломатичным словоблудием, этот документ назван многослойнее: «О приоритете усилий по укреплению сотрудничества учреждений США с целью убедить страны Центральной и Восточной Европы диверсифицировать источники энергии и маршруты поставок, укрепить энергобезопасность ЕС и помочь Соединенным Штатам достичь своих целей в сфере мировой энергетической безопасности». Хартия доминирования чересчур своекорыстного заокеанского ТЭК над старушкой Европой призывает «сократить зависимость стран региона от российских поставок газа, усилить конкуренцию на рынке» (спрашивается: торговую или интригански-силовую? — Авт.). Намечено также поощрять инвестиции американских фирм в энергетическую инфраструктуру в Евросоюзе, увеличивать экспорт энергии и технологий из США и оказывать поддержку строительству трубопроводов, призванных помочь реализации этих целей.

Звучит мощно, даже всеохватывающе. Только вот, как объявила 31 марта федеральный судья самих же Соединенных Штатов на Аляске г-жа Шэрон Глисон, беспрецедентный прирост экспорта СПГ и сланцевой нефти имеет в своей первооснове такую апстрим-программу, которая во многом является… незаконной! Оказывается, юридически недействителен уже сам указ Трампа об отмене наложенного Обамой административно-экологического запрета на бурение нефтяных и газовых скважин в Арктике и Атлантическом океане. Хотя любой президент имеет право исключать отдельные районы страны из списка допустимых к лизингу (т.е. аренде апстрим-компаниями) зон, но лишь конгресс, а не Белый дом, наделен прерогативой: добавлять в этот перечень новые — ранее закрытые районы. Поэтому спасибо, конечно, Трампу от лица баронов углеводородного бизнеса за апрельский декрет 2017-го, открывший перед ними, в частности, Чукотское море и море Бофорта, но с легализацией столь размашистых актов примирения с ТЭК надо что-то делать. А ведь пока это «что-то» будет делаться, — к власти может прийти какой-нибудь новый Обама, не так ли? И напрасно нынешняя президентская команда надеется, что европейцы ничего не слышат и не читают о подобных перипетиях. Европейский политический класс — это как раз весьма образованные люди.

От кого же должны они защищать свой нефтегазовый комплекс по совету из-за Атлантики? От того топливного монстра на востоке, который якобы использует «энергетическую зависимость стран ЕС для неправомерного политического воздействия». Такой страной в документе названа Российская Федерация, которая, по мнению составителей этого билля, «использует природный газ для принуждения, запугивания и влияния на другие страны». Читатели постарше без труда могут распознать в столь гневной риторике почти дословный отзвук того, что мы однажды уже слышали. Да-да, в мае 2006 года, когда новая «холодная война» в мировой энергетике едва начиналась, — вице-президент США Дик Чейни, выступая на вильнюсском саммите лидеров восточноевропейских государств, уже просветил нас насчет «недопустимости энергетического запугивания» несчастных соседей России.

Да уж, то были славные времена: тот же Чейни — бывший топ-менеджер сервисного гиганта Halliburton, госсекретарь Кондолиза Райс — бывший член Совета директоров третьего американского «мейджора» в углеводородной сфере Chevron, а сам глава администрации Джордж Буш младший — выходец из техасского семейно-нефтяного клана, плотно связанного с ЦРУ! И вот эти люди передали свою эстафету новому поколению правящих республиканцев, не так ли? Передали, можно сказать, и свою «щедрость» в ходе воздвижения европейских подпорок в борьбе против энергоимпорта из Сибири. Недаром агентству США по торговле и развитию будет — в случае утверждения того же законопроекта — выделено 5 млн долл для оказания содействия странам Европы. Содействия в чем? В их предстоящем историческом выборе в пользу американского СПГ и, конечно, наборе дополнительных работников, которые и займутся этими вопросами. Что и говорить, неслыханное великодушие! 

Между тем еще неизвестно: кто и кому должен помочь  

Впрочем, есть в Старом Свете страна, которая почти наверняка не возьмет из этих пяти миллионов ни цента. Ибо она уже стала, причем совершенно бесплатно, противницей «кремлевской энергетической экспансии» на Балтике.

Это, разумеется, Дания, о которой еще великий Вильям Шекспир грустно сказал устами принца Гамлета: «Неладно что-то в Датском королевстве!». Расстроившись пакетами позитивных согласований, выданных на маршрут «Северного потока-2» Германией, Финляндией и Швецией, Копенгаген давно уже затягивает выдачу своего, т.е. последнего недостающего согласия. То выдвинет ничем не подкрепленные экологические претензии, то примет закон о позволительности срыва коммерческих трубопроводных проектов по политическим причинам… На днях датчане, чтобы и дальше тормозить завершение строительства артерии «голубого топлива», предложили уже 3-й по счету(!) маршрут для прокладки энерготрассы в своей исключительной экономической зоне. Американские кураторы обструкции потирают руки от удовольствия. Почему бы, кстати, не разработать заранее еще и четвертую — альтернативную схему, чтобы в тот момент, когда партнеры по Nord Stream 2 согласятся с Данией относительно нынешнего предложения, — сказать, что и оно тоже устарело — и нуждается в очередной замене?!

Но, как дал понять 29 марта в кулуарах Красноярского экономического форума министр энергетики РФ Александр Новак, торможение этого плана капризными скандинавскими путаниками не повлияет на заявленные сроки реализации проекта. Да и вообще, реагируя или, еще лучше, не реагируя на мелкие укусы и подножки, важно всегда проявлять солидность и помнить, кем мы являемся на мировом рынке топлива. «Россия останется энергетической сверхдержавой, в какую бы сторону ни начал развиваться международный ТЭК», — излагает РИА Новости интервью Кристофа Фрая — генерального секретаря Всемирного энергетического совета, представляющего интересы более трех тысяч энергокомпаний из 94 стран.

…По-дирижерски водя рукой тех, кто причастен к саботажу «Северного потока-2», Вашингтон твердит, будто тем самым он хочет помочь Европе, заплутавшей, мол, в лабиринтах российских энергодипломатических хитросплетений. А ведь в действительности в помощи нуждаются сама же Америка и ее ТЭК, начинающий на глазах спотыкаться по самым разным поводам. И это европейские нефтяники и газовики готовы прийти на помощь к старшему брату, а не наоборот. Едва, например, забуксовал на побережье Мексиканского залива нефтеперерабатывающий комплекс из-за блокады привычного импорта тяжелого сырья по линии венесуэльской PDVSA, как на выручку к растерявшимся американским НПЗ спешат… кто бы вы думали? Естественно, речь идет об основных операторах и производителях «черного золота» в тех водах — о британской ВР и англо-голландской Shell. Они-то и подтвердили на днях в духе доброго (на зависть любителям эгоистично-жандармских подходов) партнерства, что добываемая ими «кислая» нефть весьма востребованного в Техасе и Луизиане сорта Mars во многом заменяет оборванные поставки Каракаса. Тем временем и нефтеперерабатывающие игроки США тоже говорят о растущих закупках этой и других марок вместо сырья PDVSA. И это — всего лишь один частный пример из общеотраслевой хроники, которая все чаще формируется отнюдь не в русле продвинутых Вашингтоном информационно-пропагандистских сюжетов об американском спасательном круге для европейского ТЭК, а в обратном ключе!

А вот азиатские потребители сомнительной по качеству нефти из США устали помогать «старшему брату». По данным Bloomberg, южнокорейские перерабатывающие компании SK Innovation Co. и Hyundai Oilbank Co.  отказались от уже приобретенных грузов из США ввиду наличия примесей, затрудняющих их крекинг. Как сообщает эта служба деловой информации (которую не заподозришь в подыгрывании Москве или Пекину), в США катастрофически не хватает транспортной инфраструктуры. Десяткам промыслов пришлось использовать одни и те же нефтехранилища и магистральные трубопроводы для разных сортов «черного золота». В итоге нефть загрязняется и остатками иных сортов топлива, и химикатами, которые используются для промывки резервуаров и стабилизации углеводородов.   

Топливный голод на Кубе — еще одна цель заговора в Каракасе

Оставаясь солидной газетой даже на фоне нападок на левые режимы Карибского региона, флоридская The Miami Herald права в своей тревожной оценке состояния кубинского ТЭК. Если только ставленнику США в Каракасе Хуану Гуайдо удастся оборвать льготные поставки нефти на социалистическую Кубу, — то Гавана рискует разориться на энергоимпорте.

Остров ежедневно нуждается как минимум в 130 тыс. баррелей «черного золота», как справедливо оценивает ситуацию директор латиноамериканской энергетической программы в Остинском университете Техаса Хорхе Пиньон. Часть объема, а именно 50 тыс. баррелей, страна добывает самостоятельно. Остальное — потребность во ввозе 80 тыс. баррелей. Если придется, в случае обрыва унаследованных со времен Чавеса преференциальных поставок из Венесуэлы, покупать жидкие углеводороды на внешнем рынке по цене шестьдесят пять долл за баррель, то ежедневные расходы Гаваны лишь на эту часть баланса ТЭК составят 5,2 млн долл. Что означает около 2 млрд долл в год! И это — в среднеразвитой тропической стране, где рост ВВП, по данным экономистов Карибского региона, не достигал в последние годы и двух процентов. 

Послушная венесуэльской оппозиции Национальная Ассамблея в Каракасе знает: инвентарных запасов хранимого на Кубе впрок впрок сырья хватит только на 45 дней. Потому антиболиварианский парламент и принял подрывную по сути резолюцию: мол, Венесуэле, в том числе в ее отдаленных районах, не нужна миссия тысяч кубинских медиков, которой Гавана платила за нефть. А остров на кромке Флоридского пролива не получит ни капли дисконтированного сырья с Ориноко. Другой вопрос: смогут ли мятежные законодатели, враждуя с кабинетом Николаса Мадуро, добиться сказанного — и на деле оборвать поставки на Кубу. Пока этим и не пахнет: неподотчетная путчистам госкомпания PDVSA упорно продолжает транспортировку «черного золота» к берегам «антильской жемчужины». Но, увы, это уже не те полноценные объемы, которые поставлял покойному Фиделю Кастро тоже ушедший в мир иной венесуэльский команданте, а лишь половина от былого объема — что-то между 40 и 50 тысячами баррелей в сутки. 

Ну а пока венесуэльские конгрессмены под лидерством Гуайдо ведут себя по известному грибоедовскому принципу «шумим, братец, шумим», — Трамп изучает возможность поступить конкретнее: наказать санкциями всех, кто причастен к работе топливного моста между Венесуэлой и Кубой. Если дела пойдут по негативному сценарию, — небогатой Гаване придется сократить импорт не то что нефти, но и продовольствия. Понадобится и еще больше ограничить энергопотребление вплоть до периодических отключений света — «блэкаутов» или, как по-своему сетуют кубинцы, apagones. Вопрос: нельзя ли чем-нибудь заменить падающие венесуэльские поставки хотя бы отчасти?

Да, можно, и власти острова под руководством нового лидера Мигеля Диас-Канеля не бездействуют. Так, 2 марта из Доминиканской Республики прибыл в Гавану танкер с 200 тысячами баррелей СПГ. Еще одна поставка — 335 тысяч баррелей дизтоплива танкером Zefryos из бельгийского Антверпена.  

Кроме того, памятуя об особых отношениях с нефтегазоносным Алжиром со времен Эрнесто Че Гевары, кубинский министр внешней торговли и иностранных инвестиций Родриго Мальмиерка отправился туда зимой по той же «нефтяной причине». Алый фон «антиимпериалистического братства» со страной североафриканского Магриба не тускнеет, кстати, по сей день. За целых 12 лет до кубинского десанта в атакованной расистами ЮАР Анголе, именно Алжир стал первой страной Черного континента, куда прибыли в 1963-м танковые батальоны с Кубы. Все это, конечно, впечатляет историков; но на сей раз топливно-сырьевой диалог Мальмиерки с арабскими коллегами стал сложным. Как уже сообщала «Нефтянка», сам же Алжир столкнулся с волной протестов против выдвижения 82-летнего Абдельазиза Бутефлики на 5-й президентский срок, хотя с тех пор Бутефлика отказался от своей заявки. 

Гораздо большей надеждой для кубинцев становится, причем не впервые, Россия. Так, «Роснефть» увеличила поставки на Кубу, восполняя падающую долю венесуэльского энергоэкспорта. Но, строго говоря, неясно, какую часть российских партий «черного золота» можно отнести к уже оплаченному кубинцами сырью от PDVSA. Вообще путаницы с такими вопросами немало. Теоретически к «Роснефти» могли бы, возможно, присоединиться другие московские поставщики. Но, будучи государственными или частными, они работают, в отличие от времен социалистического интернационализма СССР и СЭВ, на полном хозрасчете. И никто в Москве не собирается, в отличие от полузабытых советских подходов, возмещать отечественным компаниям то, что им недоплатят кубинцы. Тем временем высококачественная нефть нужна им и впрямь позарез, поскольку собственные углеводороды годятся, по признанию гаванского экономиста Омара Эверлени Переса, разве что для выработки электроэнергии. Так не маячит ли на горизонте тупик?

Пока еще нет, ибо кабинет Мадуро и поддерживающие его однопартийцы-социалисты сдаваться не собираются, да и верная долгу Куба не откажет им впредь в своей политической поддержке. Но ведь и даже при плохом исходе событий остров встретит новые социально-экономические невзгоды уже не в том состоянии, которое было обусловлено т.н. «особым периодом» начала 1990-х, когда республику разом бросили на произвол судьбы бывшие друзья и союзники. Вопреки нынешнему слому Трампом примирительного наследия Обамы и частичному возрождению дискриминационного антикубинского закона Хелмса-Бертона, приток иностранных туристов на Кубу не снижается. 500 тыс. работников частного сектора, будь то в малом или среднем бизнесе, уже не «висят» тяжким бременем на бюджете Кубы. Но объявленные в марте Вашингтоном визовые барьеры для кубинских бизнесменов, специалистов и активистов неправительственных организаций угрожают негативно повлиять и на эту сферу напряженных и без того двусторонних отношений.

Мстительно довести Кубу до энергодефицита с помощью «венесуэльского рычага» и поставить ее на колени… Такова, по Станиславскому, если не сиюминутная, то все же важная сверхзадача, преследуемая сценаристами и, главное, суфлерами при показе нынешней пьесы на подмостках Каракаса. 

Авианосцы вместо танкеров

Соединенные Штаты и султанат Оман заключили соглашение об использовании портов Дукм (Duqm) и Салала (Salalah) на Аравийском море военно-морскими силами США. Эта весть обретает особо тревожный характер на фоне нефтеэкспортного эмбарго, введенного против Ирана.

Еще вчера у Вашингтона не было особого интереса к бухтам на открытой — непосредственно обращенной к Индийскому океану кромке Аравийского полуострова. В самом деле, зачем нужны Пентагону мощные плацдармы и базы поддержки флота на подходе к давно занятому им же нефтегазоносному Персидскому заливу? Чем объяснить потребность в таковых, если объекты под звездно-полосатым флагом давно существуют в глубине этой акватории — например, в Катаре? К чему нацеливаться с дальних подступов туда, где ты уверенно и прочно присутствуешь десятилетиями, и уходить не планируешь?

Агентство Reuters разглядело немалую новизну в подходах американских адмиралов к этому региону. Оказывается, гавани для ВМС США в Омане «уменьшат необходимость посылать корабли сквозь Ормузский пролив — конфликтно-судоходную точку у ворот Ирана». Как бы, спросит читатель, перевести эту формулу на русский попроще и понятнее? Что ж, в Белом доме опасаются, что доведенный до крайности блокадой и —  в целом — происками недругов Тегеран возьмет, да и перекроет Ормуз, — и поток танкеров между Персидским заливом и Мировым океаном, мягко говоря, приостановится.

Каким образом это можно себе представить? Неужто иранцы захлопнут какую-то невидимую дверь или расставят цепь непроходимых погранично-таможенных постов в виде бросивших якоря торпедных катеров? Ни то, ни другое! Наследники Персидского царства просто зажгут — воспламенят эту энергетическую трассу фейерверком «ракетопада» и заревом горящих пятен нефти». «Мы ведь привыкли оперировать в этом районе исходя из старого предположения: просто «вплыть» в залив по необходимости в любой момент, — поясняет правительственный источник на Потомаке. — Но количество и качество иранских вооружений вызывает тревогу». «Соединенные Штаты все сильнее обеспокоены наращиванием ракетных программ Ирана, причем оперативно-тактические данные таких летающих зарядов за последние годы улучшились несмотря на санкции и дипломатическое давление США».

В общем, дожили! Сильнейшая военная сверхдержава опасается, что в «день икс» она попросту не сможет поступить привычным для себя же образом. Ей, мол, не удастся без риска (или даже потерь?) врезаться острием своих дополнительных эскадр в богатейший углеводородным сырьем залив. А ведь еще недавно он считался чуть ли не «внутренним озером в распоряжении зависимых от Белого дома ближневосточных монархий.

Правда, «и в прошлом, — пишет Reuters, — Тегеран угрожал блокировать Ормузский пролив, эту ключевую судоходную артерию у горловины залива, в виде возмездия за любую враждебную акцию». В качестве таковой может быть попытка США перекрыть под предлогом санкций даже остающуюся пока нетронутой часть иранского нефтеэкспорта, адресованную тем странам, которые либо наделены «по милости Трампа» временными разрешениями (waivers) на такие поставки, либо вообще не боятся вашингтонской кары.

Отомстить всем «энергетически-инакомыслящим» — вот что кроется за сухими строками пресс-релиза, изданного посольством США в Омане. Изданного — добавлю — с целью заверить в «приверженности обеих стран общим подходам к безопасности региона». Но от кого именно приходится оберегать эту безопасность — только ли от Ирана? Сами того не желая, США дали ответ. Ведь они нацелились — под предлогом новой стоянки, ремонта, бункеровки и т.д. — на тот глубоководный оманский порт, который китайские инвесторы хотели превратить за 10,7 млрд долл в мирную, обрамленную танкерными терминалами, трубопроводами и промышленными мощностями гавань — важнейшую для Ближнего Востока. Ну а теперь, как подсчитали адмиралы, на рейде бывшей рыбацкой деревушки, расположенной в 550 километрах к югу от столицы страны — Маската, — «водного зеркала» бухты Дукм вполне хватит для беспрепятственного 180-градусного разворота не то что нефтевоза, а и какого-нибудь ультрасовременного авианосца.

Подрыв конструктивных пекинских планов ради нового витка в бряцании оружием с маркой «Сделано в США» симптоматичен. Близ Аравийского полуострова проходят ключевые пути для перевозки нефти и СПГ для нужд Поднебесной. Многие из этих артерий, тянущихся из Анголы и Гвинейского залива, пересекли в Индийском океане незримую стратегическую ось между Оманом и важнейшей американской авиакосмической базой на атолле Диего-Гарсия. Для энергообеспечения огромной китайской экономики важен и расположенный поблизости Баб-эль-Мандебский пролив — вход в Красное море. Недаром еще в 2017 году КНР открыла там, в небольшом государстве Джибути, свою первую военно-морскую базу за рубежом, пытаясь хоть как-то защитить в будущем логистику поставок для китайского ТЭК. 

Затягивание нейтрального султаната, не ставшего к тому же членом ОПЕК и известного в роли спокойно-благонамеренного партнера для исламского Ирана, — в сети вашингтонских планов нацелено не только на Персидский залив. И пусть авторы программы не изображают невинность на обветренных лицах бывалых морских волков. В действительности им требуется срочно перекроить топливно-энергетическую карту на подступах к южным берегам Евразийского материка в целом. Хочется, видимо, взять завидные феномены индийского и китайского экономического, а также энергопотребительского бума под свой контроль. Пусть косвенный, но по-американски эффективный. 

Павел Богомолов