Энергосюжет 2019-го: для кого он идет не по сценарию?

Отнюдь не угрожающий, но все же ощутимый дефицит нефти на мировом рынке во 2-м квартале предвидит из окон парижской штаб-квартиры Международное энергетическое агентство (МЭА). Альянс потребителей топлива знает что делает, — предупреждает покупателей углеводородного сырья о твердости самоограничительного курса ОПЕК+. Но и успокаивает их, поясняя, что встречный рост добычи в США и Канаде (где фьючерсы достигли высших с 1 января значений) наверняка снивелирует любую нехватку «черного золота». Словом, его возможный дефицит нынешней весной не превысит полмиллиона баррелей в сутки. А если «недопоставки» превзойдут столь скромную планку (например, из-за тонущей в хаосе Венесуэлы), — та же ОПЕК введет в бой любую группу простаивающих скважин мощностью 2,8 млн баррелей в день. Так что вопрос не в этом. Вопрос в том, не разразится ли летом глубочайший кризис двух крупнейших в мире экономик, когда миллионы тонн нефти оказались бы лишними. Пекин ужимает производство под гул торговой войны с Белым домом, а в самой Америке вышел список 18 признаков надвигающейся на сверхдержаву беды. Все подсказывает: запущенная глобально-топливная пьеса может пойти не по взятому «мейджорами» сценарию. Сланцевая революция вновь, как и на фоне ценовой рецессии 2014–2016 годов, оказалась бы в таком случае бессмысленной и почти никому не нужной. Дальневосточные «тигры» захлопнули бы четверть своих нефтеперевалочных терминалов. Украина, под ложным предлогом защиты которой Белый дом пытается сломать энерготранспортные проекты от Балтики до Балкан, обрела бы по итогам выборов 31 марта не долгожданный конституционный порядок, а наоборот, полный хаос и пугающую Европу гражданскую войну… Свидетельства того, что очень многое в этом геополитически-нефтегазовом мире пошло вкривь и вкось не по вашингтонскому сценарию, уже видны как на ладони. Одно из них — сенсационное выживание Исламского Ирана под канонадой топливно-экспортных санкций кошмарной — для Персидского залива — зимы.    

Зиму нефтяных санкций Тегеран пережил, и вполне достойно

Новостные агентства информируют из Вашингтона о том, что отмена действующих с осени 2018-го американских адресных разрешений (waivers) на все еще безнаказанную (по линии США) покупку иранской нефти группой государств отодвигается Белым домом еще на полгода или даже более. 

То есть, как сообщает Reuters, Китай, Индия, Турция, Италия, Греция, Тайвань, Южная Корея и Япония пока рассматриваются в качестве «все еще не репрессируемых» за такие сделки стран. Другое дело, что их совокупная квота на допустимый нефтеимпорт из Исламской Республики должна теперь сократиться примерно на 20% и — в объемном отношении — опуститься ниже 1 млн баррелей в сутки. Сейчас эта цифра выше: 1,25 млн баррелей. Таким образом, некоторое затягивание поясов по воле заокеанской сверхдержавы — налицо. Но в целом, как дал понять хорошо информированный источник, «администрация Трампа озабочена тем, что давление с целью полного перекрытия рыночных потоков иранской нефти стало бы детонатором глобального скачка цен на «черное золото».   

Итак, Исламская Республика, как бы ни относились в мире к ее «режиму мулл», уже добилась немыслимого: она с достоинством пережила, начиная с 4 ноября 2018 года, одну из тяжелейших зим в своей новейшей истории. Ибо, если бы Иран, как заносчиво предсказывалось на Атлантике, потерпел крах, — сегодня не было бы нужды обсуждать продление нацеленного против его нефти санкционного режима. Обремененные своими заботами на других топливных фронтах, мы недооцениваем морального веса этой тихой, никем не афишируемой победы. Но представим себе горстки соседей по какому-либо бедному тегеранскому кварталу, собравшихся в сумерках поговорить по душам, протягивая ладони к огню у раскаленной железной бочки с фанерой и картоном вместо дров. Или представим себе тлеющий комелек буржуйки, вокруг которой сгрудилась небогатая семья где-то в Тебризе или Серахсе…

Герольды санкций надеялись, что это выльется в разрушительные марши оппозиции. Что ж, отдельные митинги и демонстрации и впрямь были, но не той силы. В большинстве своем люди все же видят невыдуманную глубину энергоблокадной ямы, вырытой для их страны вовсе не кабинетом Хассана Роухани. Это только на первый взгляд Тегеран, поставляя меньше за рубеж, получил шанс давать больше тепла и света своим гражданам. А на деле-то по всей республике стало меньше запчастей, комплектующих узлов и деталей, полуфабрикатов, машин и станков, меньше оборудования для бурения и крекинга… Так что в целом национальная экономика, увы, забуксовала. 

Вспомним: поводом к санкциям против Ирана стало требование Дональда Трампа, вышедшего из многосторонней ядерной сделки с ближневосточным государством еще 7 мая 2018-го. Хотя Тегеран не создает никакого атомного оружия, — от него потребовали полностью свернуть еще и мирную, вполне разрешенную международным правом часть научно-исследовательской программы. Мало этого, потребовали оборвать связи Исламской Республики со своими союзниками во всем регионе, хотя события в Сирии, Ливане или Йемене не имеют никакого отношения к пресловутой «проблеме бомбы».

И, кстати, сколь бы надсадно и даже истерично ни звучали обвинения в адрес Москвы в том, будто все это нами безоговорочно поддерживается, — мир убедился в обратном. На московской встрече с израильским премьером Биньямином Нетаньяху Владимир Путин согласился с тем, что по итогам сирийской драмы оттуда должны будут уйти все — именно все иностранные войска, не исключая иранских. Так что пусть не приписывают Кремлю стопроцентного «поддакивания» наследникам древнего Персидского царства.

Дело сегодня в другом — в резком контрасте между стремлением США придавить Иран и, с другой стороны, видением обратной стороны медали. Пониманием того, что полное закрытие его экспортных каналов ударило бы по той стабилизации рынка на планке ниже 65 долл за баррель, которая нужна Белому дому. Это и озвучил спецпредставитель госдепартамента по Ирану Брайан Хук, выступая на хьюстонской CERAWeek. Трамп, напомнил он, «со всей ясностью заявил, что нам нужна кампания максимального экономического давления» на Тегеран, «но в то же время президент не хочет потрясти нефтяные рынки. Что касается цифр, то мы выработаем на сей счет актуализированную оценку по мере приближения финала нынешнего 180-дневного периода». Имеется в виду, естественно, истекающий в мае первый раунд «выборочных поблажек» в торговле с Исламской Республикой, выданных полгода назад вышеназванной «восьмерке нефтеимпортеров. 

Японцев и южнокорейцев от иранского сырья пока не отлучат

Отношение Трампа (в ходе переговоров один на один) к каждому из счастливчиков, не отлученных от нефти Ирана, — выборочное. Американцы не были бы самими собой, если бы выложили на стол один подход для всех.

Так, надежды добиться от Китая, Индии и Турции, этих традиционно-крупных покупателей иранского «черного золота», отказа от продолжения торговли сырьем на этом участке почти нет; хотя на турок, как членов НАТО, все же будет оказан нажим. Как-никак, а они проштрафились перед США покупкой российских зенитно-ракетных комплексов С-400. Что же касается Италии и Греции, то, по данным иранского министра Биджана Зангане, они так и не воспользовались своим правом за последние месяцы. И, ссылаясь на это, Вашингтон наверняка скажет: «Не очень-то, как видно, нужна вам эта политически опасная шиитская нефть. Обойдетесь без своих waivers совсем». Странная, скажу я вам, реакция. В цивилизованном сообществе наверняка рассудили бы по-иному: если до сих пор вы по-коммерчески не выбрали своей иранской квоты, — можете свободно взять ее позднее в любой момент. Впрочем, чего мы ждем от мастеров энергетической инквизиции XXI века!..

Что касается Токио, то ему до поры — до времени США позволят принять привычные иранские поставки, но в малом объеме. Не рискнут в Вашингтоне отказать и, казалось бы, крошечной Южной Корее. Почему? В канун встречи Трампа с северокорейским лидером Ким Чен Ыном был совершен зверский (с побоями и связыванием дипломатов по рукам и ногам) налет в Мадриде на посольство КНДР. Полиция Испании, хотя и являющейся членом НАТО, не удержалась от неприятного для Белого дома отклика: здесь вряд ли обошлось без заокеанских спецслужб. Их нездоровый интерес к зданию в испанской столице и впрямь объясним: до 2017 года посольством руководили те же северокорейцы, которые сегодня работают дома, в  Пхеньяне, главными советниками Ким Чен Ына по ракетно-ядерным переговорам с Трампом.

Кое-кто надеялся, что во взломанных мадридских компьютерах, сейфах и столах наверняка осталось после 2017-го что-нибудь ценное; и преподнести такие материалы президенту накануне ханойского саммита было бы в самый раз. Что ж, посольство разгромили. Кое-какие данные, быть может, и добыли, но конечной цели не достигли. Трамп вывалил новые сведения о доселе неизвестных объектах КНДР на стол, но возмущенный вылазкой Ким Чен Ын обесценил переговоры и свел их к нулю. Тогда Трамп закрыл встречу — и разгневанно приказал Пентагону запустить вместе с южнокорейской армией громко-резонансные маневры на злосчастном дальневосточном полуострове.

В Сеуле, понятно, горько разочарованы, хотя и боятся заявить это всему миру. Причем в прикладном смысле страдает больше всего региональный ТЭК. По-прежнему блокированный всеми 11 санкциями Север превратит угольные и нефтяные поставки морем в полный хаос контрабандной окраски. Перспективные планы прокладки российского газопровода через КНДР на Южную Корею заброшены в еще более долгий ящик. Владивостокская идея создания общерегионального электроэнергетического кольца растворится пока в среднесрочном тумане. И вот в этих прискорбных условиях стоит лишь продиктовать Сеулу из Вашингтона: «Перестаньте же еще и покупать иранскую нефть, ибо Роухани — такой же тиран, как и Ким Чен Ын!», — и у капитанов южнокорейской экономики вообще руки опустятся.

Поэтому вышеупомянутый waiver, то есть документ об индульгенции из США за дальнейший нефтеимпорт из Ирана на роковую 38-ую параллель, будет скорее всего получен южанами. Получен хотя бы еще на полгода. 

Не хватает лишь пляски святого Витта

Один из героев сатирического шедевра английского писателя Джерома К. Джерома, ощутив приступ мнительности относительно своего здоровья, открыл Медицинскую энциклопедию с перечнем признаков известных миру болезней. И с ужасом осознал, что сам он, оказывается, страдает от всех названных в фолианте недугов за исключением разве что пляски Св. Витта.

Неконтролируемое переступание с ноги на ногу, как проявление сильного расстройства нервной системы и двигательного аппарата, мастерски показал в «Удивительных приключениях итальянцев в России» выдающийся актер Евгений Евстигнеев. Для нас с вами дело, однако, не только в этом. В энергоэкспансии врагов Москвы уже использованы все формы клинического запугивания, гипнотического зомбирования и психических накатов кроме разве что пляски Св. Витта. С особой полнотой методы патологического подрыва наиболее многообещающих магистрально-топливных проектов Востока и Запада раскрылись по отношению к «Северному потоку-2».

Вспомним: сначала эту артерию обвиняли в антиэкологизме. Но с треском бросили эту нездоровую затею, причем на обоих берегах Балтики, связанных с маршрутом трассы. Затем защитники Порошенко, взявшись самостоятельно поднять Украину из пост-майданных руин, воскликнули, подобно пациентам некоей лечебницы, что без двух млрд долл ежегодных транзитных платежей от «Газпрома» их Незалежная не проживет. Позднее пророчилось с ложным глубокомыслием, будто — одновременно с трубой — Москва попытается (но и за сто лет не сможет!) наладить на Балтике параллельно-масштабный экспорт СПГ. Потому, мол, и следует, перекрыв «Северный поток-2», обанкротить и поставить на колени Россию как таковую, ибо иные (т.е. интеллектуальные) энергоносители нам недоступны! Однако и этот тезис на глазах рушится.

Звучало и еще много чего. Но все оказалось галиматьей. Не испробована разве что пляска Св. Витта. Однако уверены ли мы с вами в этом полностью, уважаемый читатель? Оглянитесь внимательнее: ни пританцовывает ли кто-нибудь уже сегодня? Демарши против «Северного потока-2» носят если не хореографический, то, во всяком случае, водевильно-сценический характер. Загубить проект призвал, например, в страстно-декларативной резолюции Европарламент. Но позвольте: с каких это пор «опротестовывание» тех или иных энергомаршрутов входит в компетенцию законодательных органов? Разве не стучатся в дверь стучатся более актуальные для европарламентариев проблемы континента: путаный британский «брекзит», парижские протесты против власти Макрона, повторная волна каталонского сепаратизма и т.д.?

Нет, подавай стратегам евроинтеграции «стоп» на балтийской трассе. А ведь такой замах — отнюдь не в их компетенции. Даже новоиспеченная Газовая директива самого же ЕС позволяет Германии беспрепятственно принять на своем берегу любой газ. А уж дальше, планируя перекачивать его по частям через границы ФРГ, Берлин и впрямь столкнется с изощренно-репрессивными брюссельскими процедурами. Пора бы европарламентариям ознакомиться с этими жесткими, но хотя бы четкими, логичными решениями.

Но, конечно, больше всего приблизилась к немыслимым пируэтам пляски Св. Витта англосаксонская, с позволения сказать, энергодипломатия. Посол США в Евросоюзе Гордон Сондленд пишет в The Financial Times об угрозе: «Россия по-прежнему остается основным поставщиком газа в Европу. И это положение усилилось после вторжения (видимо, в Крым – Авт.). Объемы поставок возросли с 30% (от всего ввозимого в ЕС газа) в 2014-м до 37% за 2018-й. Если Европа допустит появление новых российских газовых артерий в сердце континента, — она получит троянского коня. Если система будет построена, то новые трубы позволят Москве осуществить публичные угрозы о прекращении транзита газа через Украину, что разорвет жизненно важное связующее звено между этой страной и Западом. Если «Газпром» сможет обходиться без Киева, — это не только наделит Москву мощными рычагами влияния, но и вновь сделает Запад уязвимым в том, что касается внезапного прекращения поставок в предстоящие зимние периоды», — считает автор. 

Как же так? Мы дополним новым коридором маршруты поставок в ФРГ, а пострадают и даже разорвутся связи между Европой и Украиной(!). Да как же они разорвутся, если этих соседей связывают идеалы демократии, сила духа, единство целей, родство сердец, унисон творческих планов, тождество моделей развития и многое, многое другое? Или наоборот: если в 2006-м и 2009-м годах Запад замерзал именно из-за нечистоплотного поведения Киева как вороватого газового транзитера, — то зачем предрекать обрыв независимо-российских поставок топлива в ЕС по Балтике, если они пойдут из Финского залива напрямую, т.е. минуя днепровских жонглеров? Да и почему деловая трибуна лондонского Сити, печатая статью из Брюсселя, так печется об энергобалансе Европы, если сама же Британия со скандалом из нее выходит?!  

Кто они такие, эти министры энергетики?

Пляска Св. Витта — не единственное заболевание, угрожающее в эти мартовские дни перейти с медицинских карт и из «историй болезни» в сферу большой международной политики. Или, во всяком случае, с засекреченных доныне архивных полок — в открытую прессу.

Почти полвека назад состоялся обмен диссидента Владимира Буковского, отбывавшего наказание в СССР, на осужденного в Сантьяго диктатором Аугусто Пиночетом генсека Компартии Чили — Луиса Корвалана. В ту пору брежневский Кремль никак не мог предположить тех скандалов, которые позднее ударят по Буковскому в новой стране его жительства — на Альбионе. Точнее, они произошли в его профессорском домике близ Кембриджского университета. Прошедшие там полицейские обыски, судя по переданным 28 апреля 2015-го сообщениям лондонских СМИ и словам главного прокурора Восточной Англии Дженни Хопкинс СМИ, выявили криминал. А именно — улики причастности ветерана-правозащитника к «изготовлению и хранению детской порнографии», т.е. к компьютерному распространению педофилии.

Обменяли хулигана на Луиса Корволана

Но что там Буковский, если в еще более тяжких половых аномалиях был замешан, как пишет The Times (сославшаяся на днях на итоги официального следствия), покойный британский министр энергетики. То был, оказывается, один из ближайших сторонников главы консервативного кабинета Маргарет Тэтчер — сэр Питер Моррисон. Он рассчитывал поучаствовать в Москве в обсуждении потенциальных шансов на общие топливно-сырьевые проекты в СССР в ходе визита Тэтчер в нашу страну в 1987-м. Но в последний момент министра вывели из состава государственной делегации, ибо (как поясняет уважаемая и, кстати, старейшая в мире ежедневная газета), его «влечение к мальчикам» сделало бы высокопоставленного англичанина «легкой добычей для шантажа КГБ». Короче говоря, из-за обвинений в педофилии и — к тому же — в пристрастии к алкоголю его поездка в свите «первого лица» была бы связана с риском для Уайтхолла. Если же Моррисону и довелось, пользуясь иными «оказиями», побывать в Советском Союзе, а также в Китае (по другим поводам — Авт.), то его всегда плотно сопровождали соответствующие люди.    

С другой стороны, помимо извращений и иных физиологических недугов, существуют в бренной жизни иных лидеров ТЭК по обе стороны Атлантики не только прописанные в медицине пороки. Подчас это косвенно осязаемые, хотя и не познанные до конца отклонения от международных приличий и элементарной логики. Разумные оценки все чаще приносятся такими деятелями в жертву разным фобиям, в том числе антироссийским.

Так, даже резонно мыслящий министр энергетики Соединенных Штатов Рик Перри взялся клеймить «Северный поток-2». Угрожая фатальными для Москвы мерами, которых он не раскрывает, Перри чуть ли не витийствует. А ведь недавно, в т.ч. в ходе своих деловых московских визитов, уважаемый экс-губернатор Техаса хотя и отстаивал курс Дональда Трампа на «мировое энергетическое доминирование», но все же без особого энтузиазма отзывался о топливной конфронтации США с ни в чем не повинной Россией. Говорил сдержаннее, чем сегодня. И хотя бы время от времени пытался найти точки соприкосновения в двустороннем диалоге. Что же случилось с Перри?

У автора этих строк есть свой диагноз. Как честно сообщил сайт The Daily Beast со ссылкой на CNN, накануне недавнего обращения Дональда Трампа с посланием к конгрессу, «г-на Перри отвезли в безопасное и хранимое в тайне место. Находясь там, он был бы неподвержен никакому ущербу (или атаке кремлевских ВВС – Авт.) даже в том случае, если бы катастрофа ударила по целому сонму политиков, собравшихся в тот день в нижней палате конгресса (многие из них включены в очередь на замещение президента в день «икс» — Авт.). Администрация ежегодно назначает одного из членов кабинета на роль гарантированно-выживающего министра в день президентской речи». И вот на сей раз таким деятелем, неподверженным даже ракетно-ядерному удару по Капитолию, стал «Перри, назначенный министром в марте 2017 года и занимающий ныне 14-е место» в той иерархической кадровой лестнице, что теоретически тянется к главному креслу Овального кабинета в Белом доме.  

В духе детективно-политического кабаре хочется сценарно предположить следующее: едва г-на Перри привезли на скрытую в лесу где-нибудь под Вашингтоном госдачу, — к нему применили некие тайные методы или даже препараты психического воздействия. И сделали его не просто оппонентом, а яростным, фанатичным недругом «Северного потока-2». То есть вышел Перри оттуда уже другим, изрядно посуровевшим человеком, — вооружился антикремлевской идеологией и готовится к бою не на жизнь, а насмерть.

Беседуя на днях в московском мидовском особняке на Спиридоновке с Сергеем Лавровым, сторонница трезво-делового подхода к балтийскому проекту — глава внешнеполитического ведомства Австрии Карин Кнайсль упомянула о своих попытках обосновать чисто коммерческое содержание проекта для «своего американского коллеги Майка Помпео». Но, возможно, не столько с ним надо общаться, сколько с Риком Перри, посидевшим пару суток взаперти в затерянной избушке наедине с гипнотизерами русофобской закваски? Как-никак, а теперь таинственный техасец знает о вселенской угрозе «Северного потока-2» куда больше всех нас — простых смертных. 

Павел Богомолов