Снижают все: российские нефтяники пропорционально сократят нефтедобычу в рамках сделки ОПЕК+

Фото: Егор Алеев/ТАСС

Российские нефтяные компании получили пропорциональные квоты по снижению нефтедобычи в рамках сделки ОПЕК+, сообщает Интерфакс со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. 

Как отмечает ТАСС, большинство участников российского рынка согласились с таким разделением квоты по сделке ОПЕК+. Однако два других источника агентства уточнили, что это пока не окончательное решение.

Согласно расчетам «Интерфакса», основанным на данных за февраль 2020 года без учета конденсата, доля «Роснефти» в российской добыче только нефти составляет порядка 36%, «ЛУКОЙЛа» — 16%, на «Сургутнефтегаз» приходится 12%, «Газпром нефть» — 7,3%, «Татнефть» — 6%, «Башнефть» — 3,6%, «Славнефть» — 2,6%, «Русснефть» — 1,3%, «Нефтегазхолдинг» — 0,4%, операторы СРП — 3,3%.

ТАСС напоминает, что Россия в рамках соглашения ОПЕК+ обязалась снизить суточную добычу нефти на 2,5 млн баррелей — то есть почти на четверть от текущего объема добычи. Эксперты предупреждали, что некоторые компании могут быть вынуждены закрыть часть фонда, восстановить который будет уже невозможно. Таким образом, часть запасов может быть утеряна. 

Директор по разведке и добыче нефти и газа Vygon Consulting Сергей Клубков отмечал, что было бы правильно провести отраслевой анализ эффективности отключения скважин и оценку возможности их обратного ввода. 

«У компаний активы разного качества, и пропорциональное распределение квоты по сокращению добычи может привести к безвозвратным потерям фонда скважин. Поэтому целесообразно оценить технологические возможности для каждой компании и определить, как компании, не участвующие в сокращении, будут компенсировать снижение добычи другим компаниям», — считает Клубков. 

Как пишет РБК, при новом рекордном сокращении в России придется снижать добычу не только крупным нефтяникам, но и малым компаниям, а также проектам по соглашениям о разделе продукции (СРП). Как напоминает издание, ранее малые нефтяные компании не снижали добычу в рамках ОПЕК+ из-за незначительного объема собственной добычи нефти, а СРП-проекты — из-за оговорки в соглашениях, предполагающей неизменность условий работы проектов до окончания их действия. 

Инициатором расширения числа участников сделки за счет СРП и мелких компаний выступило Минэнерго, говорит один из собеседников РБК. «В добровольном сокращении добычи нефти должны участвовать все», — добавил источник в ведомстве. 

«Большие компании, вероятно, будут приостанавливать работу скважин, на которых можно будет безболезненно восстановить добычу, даже если эти скважины более рентабельны», — комментирует «Ведомостям» ведущий аналитик Фонда энергетической безопасности Игорь Юшков. «В краткосрочной перспективе такая тактика принесет больше потерь. Но в перспективе это позволит сохранить объем добычи на всех скважинах», — продолжает эксперт.

«Небольшие компании могут останавливать наименее рентабельные скважины без учета того, можно ли их потом вернуть в эксплуатацию», — полагает Юшков. «Думаю, что компании не будут останавливать месторождения целиком, так как сделка ОПЕК+ временная, а вернуть в работу целое месторождение после полной остановки тяжело. Скорее они будут выбирать конкретные типы скважин и залежей. Поэтому в работе останутся все месторождения, но добыча части из них будет снижена избирательно, — рассуждает эксперт. 

«Можно ждать снижения добычи в Поволжье и на Кавказе, где месторождения весьма выработанные и дают сернистую или тяжелую нефть», — продолжает он. «Компании также могут оценивать соотношение затрат на вывод и потом ввод обратно в эксплуатацию скважины и той прибыли, которую потом эта скважина еще принесет. И если издержки окажутся выше последующей прибыли, скважину можно остановить навсегда», — заключает Юшков. 

«С технической стороны компаниям будет важно сократить добычу на тех месторождения, где в долгосрочной перспективе не будет негативного влияния на извлекаемость», — говорит в беседе с «Ведомостями» партнер Deloitte Йорг Дорлер. «Поскольку большинство российских месторождений достаточно зрелые, добыча на них естественными образом снижается с каждым годом и некоторого сокращения можно достичь за счет отмены части инвестиций в эти месторождения», — говорит он. «С экономической точки зрения в первую очередь снижать свою добычу должны месторождения с самой высокой себестоимостью добычи. Это позволит нефтяным компаниям оптимизировать прибыль от эксплуатации месторождений», — отмечает Дорлер. 

Кристина Кузнецова