ОПЕК+ 2.0. Война за мир

Нефть залила рынки

Ситуация на рынке нефти ухудшается с каждой неделей. Эксперты подсчитывают — через сколько недель будут переполнены хранилища сырья. Сроки называют от середины мая до конца июня. 

Фьючерсные контракты на Brent торгуются в районе $30 за баррель, а спотовая цена колеблется около значения $20. Нефть марки Urals 16 апреля торговалась по $14 за баррель. Saudi Aramco продает свои сорта в Северо-Западной Европе со скидкой к спотовой цене Brent от $8 до $13, фактически, в районе $10 за баррель. 

Для балансировки бюджета Эр-Рияду нужны немыслимые в 2020 году $84 за баррель. Поэтому в позиции тех, кто говорил, что падение цен на нефть больнее всего ударит по американским сланцам и бюджету КСА, была своя правота. Восьмикратная разница в цене барреля, планируемого по бюджету нефтяной монархии, и реально торгуемого должна была лишить Эр-Рияд всяких амбиций, и заставить считать каждый доллар в тщетной надежде дольше продержаться до неизбежного разорения. Но что-то пошло не так. 

Саудиты не унывают

Вместо суровой экономии Суверенный фонд Саудовской Аравии (PIF) начал скупать пакеты акций в нефтегазовых компаниях Европы. Об этом сообщила 8 апреля газета The Wall Street Journal, ссылающаяся на собственные источники. Суверенный фонд приобрел пакеты акций норвежской Equinor, англо-голландской Royal Dutch Shell, французской Total и итальянской Eni на общую сумму около $1 млрд. PIF с 30 марта по 6 апреля купил приблизительно 14,5 млн акций Equinor, став 12-м по величине акционером этого предприятия.

Но наиболее символичным знаком оптимистичного настроения Мухаммеда бен Салмана можно назвать покупку за £300 млн клуба английской премьер-лиги «Ньюкасл» подконтрольным наследному принцу саудовским Фондом государственных инвестиций, о чем сообщили СМИ 16 апреля. 

К футболу, символу маленькой укрощенной войны, в Европе относятся с особым трепетом. Связанные с футболом события иногда оказываются знаковыми даже в историческом масштабе. В энциклопедиях остались футбольный «Матч жизни» в осажденном Ленинграде 31 мая 1942 года и «Матч смерти» в оккупированном Киеве 9 августа того же года. Роман Абрамович был признан своим высокомерной британской элитой после покупки клуба «Челси» в 2003 году. Абрамовичу потребовалось лишь два сезона, чтобы превратить клуб-середнячок в чемпиона Англии, после чего англичане даже стали ласково называть его «челски».

Покупка Мухаммедом бен Салманом клуба-середнячка «Ньюкасл Юнайтед» стала праздником для его фанатов, которые терпеть не могли прежнего владельца. Если кронпринцу удастся вывести клуб на высшие позиции в турнирной таблице премьер-лиги, бен Салман станет в Англии не менее популярным, чем Абрамович. А человека, который публично мечтал о разорении Saudi Aramco, в приличных домах не пустят даже в прихожую.

Демпинговый измор

Объявление о снижении цен на май на сорта Saudi Aramco стало шоком для российского руководства. В Азии и Европе саудиты еще более увеличили скидки, что вынудит российских нефтяников продавать свою нефть по цене ниже себестоимости, если ее вообще удастся продать. Reuters 16 апреля сообщило, что у берегов Европы вблизи крупнейших топливных терминалов на якорях стоят 30 танкеров, которые не могут разгрузиться в связи с заполненностью резервуаров на берегу. На их борту в сумме миллион тонн авиатоплива, бензина и других нефтепродуктов. Пробка из танкеров увеличивается день ото дня, в то время как перевозчики тщетно пытаются найти покупателей.

Bloomberg со ссылкой на трейдеров пишет, что около 20 миллионов баррелей нефти с апрельской загрузкой остаются непроданными только в Западной Африке. По их словам, это нереализованные поставки в мае из региона, которые, по оценкам, по крайней мере в три раза выше, чем в предыдущем месяце.

В России нефтяные компании и Минэнерго лихорадочно ищут резервные мощности и подсчитывают количество свободных цистерн. Если верить форумам, то Минэнерго обратилось с запросом о возможности хранения нефти даже к мелиоративным компаниям. Оказалось, что резервных мощностей у России нет. Забавно, что вопрос о резервных мощностях обсуждался в Минэнерго еще в 2009 году. Но правительство решило потратить деньги на Олимпиаду в Сочи.

Аналитики задаются вопросом, почему бен Салман снижает цены и скупает акции европейских нефтяных компаний, и сами же на него отвечают: цель саудитов − вытеснить Россию с нефтяного рынка. По информации итальянской Politico Дональд Трамп в разговоре с наследным принцем Саудовской Аравии 9 марта заявил, что поддерживает планы Эр-Рияда по вытеснению России с ключевых рынков. Эта цель является основным мотивом действий наследного принца.

«Мы еще пожалеем о сегодняшнем дне», — сказал Абдулазиз бен Салман, выходя поздним вечером со встречи ОПЕК+ 6 марта в Вене. Это политкорретный эвфемизм «они еще пожалеют». У принца были основания для такого заявления: на встрече шесть часов уламывали министра энергетики Александра Новака согласиться на сокращение добычи, а он в итоге просто встал и ушел, хлопнув дверью. Кронцпринц хотел позвонить президенту РФ, но тот отказался с ним разговаривать. 

В дополнение 3 апреля, накануне второй встречи ОПЕК+, президент РФ обвинил Саудовскую Аравию в выходе из соглашения с целью «избавиться от конкурентов, которые добывают так называемую сланцевую нефть». Саудиты сразу же назвали слова Владимира Путина «ложными».

Агентство Al Jazeera тогда сделало вывод, что Мухаммед бен Салман после всего этого может объявить войну президенту России, чтобы сделать тому «очень больно». Похоже, так и произошло.

Полного вытеснения России с рынков еще не случилось, но дело идет именно к этому. По информации Bloomberg, экспорт саудовской нефти в среднем составлял около 9,7 млн баррелей в день с 1 по 16 апреля, что на 40% больше, чем за аналогичный период прошлого месяца. Что-то пошло на заполнение хранилищ, а какая-то часть – на вытеснение России.

Восток — дело тонкое

Руководство российского государства не учло менталитет арабов. «Для психологии арабов отсутствие возмездия — синоним отсутствия мужества и решимости. Они сами могут отказаться от мести только из-за страха, и никакого другого объяснения не принимают», — говорит израильский психолог Вадим Ротенберг. 

При этом саудиты регулярно объявляют, что они за мир и дружбу. Например, министр энергетики России Александр Новак 16 апреля провел телефонный разговор с министром энергетики Королевства Саудовская Аравия принцем Абдулазизом бен Сальманом в рамках регулярных контактов по ситуации на рынке нефти, сообщает Минэнерго РФ. «Обе страны твердо привержены выполнению согласованных целевых сокращений, продолжат внимательно следить за рынком нефти и, если это будет нужно, будут готовы принимать необходимые меры совместно с ОПЕК + и другими производителями. … Россия и Саудовская Аравия также уверены, что их партнеры по ОПЕК+ и другие производители выполнят взятые на себя обязательства», – подчеркивается в официальном сообщении Минэнерго. Аналогичное заявление сделал наследный принц КСА, пишет госагентство Саудовской Аравии SPA.

Эти слова саудитов ничего не стоят. Социолог Сании Хамади: «Ложь весьма распространена среди арабов, и правда у них ничего не стоит. Араб не испытывает угрызений совести, если благодаря лжи достигает своей цели». Ги де Мопассан, крупнейший французский новеллист, после поездки по арабским странам: «… одно из самых поразительных и самых необъяснимых свойств туземного характера — лживость». 

Выводы

Война на рынке нефти только начинается, и самый худший ее итог может выглядеть так: российские нефтяники не выполняют условия соглашения о сокращении добычи, США и страны ОПЕК+ обвиняют Россию в «дестабилизации рынка нефти», и США вводят эмбарго на экспорт нефти из России по примеру Венесуэлы и Ирана. В еще более худшем случае блокаде подвергнется экспорт всех энергоносителей, включая газ и уголь. Это, конечно, крайний вариант. Более вероятно, что Россию просто будут максимально выталкивать из длительных контрактов на спотовом рынке, цена барреля на котором примерно на $10 ниже, чем на фьючерсном. 

Воробьев Сергей Юрьевич,
директор Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)