«Шумим, братец, шумим!»

фото: reuters

Беспорядки в Тбилиси, наряду с внутриполитической остротой и прямым отношением к национальному процессу в самой Грузии, имеют и еще один аспект, о чем не пишет никто. Это — проекция на соседний Иран, осажденный Соединенными Штатами. Осажденный не только в нефтяном, но и в военном плане. Развязав цветную революцию на берегах Куры, ее штаб показывает России: если понадобится, то плацдармом для операций — диверсионных, воздушных, специальных и т.д. — против опекаемого Москвой Тегерана станут территории не только к югу от Исламской Республики, но и к северу от нее. Разжигание пронатовских настроений в Грузии идет вкупе с попытками США подтвердить… позитив собственной посреднической роли в азербайджано-армянском конфликте. Во всяком случае, так внешне выглядела вашингтонская встреча министров иностранных дел двух закавказских государств — Зограба Мнацаканяна и Эльмара Мамедъярова 20 июня. Но вот беда: как посетовал в беседе с Би-Би-Си экс-посол США в Ереване Джон Эванс, организатору этого диалога Джону Болтону в действительности «нет дела до Нагорного Карабаха. Его фокус — на Иране». Вот именно! Да и в случае с тбилисскими волнениями фокус остается на том же Иране.  

Прецеденты с рикошетным использованием Закавказья как разменной монеты в прессинге на Россию уже бывали. На Олимпиаде 2008-го в КНР Джордж Буш подошел с невинным видом озабоченности юго-осетинским спором к Владимиру Путину: мол, не слышал ли он, что же случилось в Цхинвале? А теперь недруги придрались к протокольно-обусловленному пребыванию главы Межнациональной ассамблеи православия, депутата Госдумы Сергея Гаврилова в кресле спикера парламента Грузии. А ведь манера садиться в чужие кресла без всяких на то причин — изобретение Михаила Саакашвили. Это с его подачи Петр Порошенко усадил в Киеве в президентское кресло… вице-президента США Джо Байдена. Сегодня придираются и к тому, что Гаврилов выступил на русском. Но что, если он не говорит по-грузински, как не говорят и другие гости, прибывшие из Софии, Афин… Да и кто отвечал за синхронный перевод — Гаврилов что ли? В конце концов, Россией 30 лет правил один известный грузин, но мы не буйствуем по этому поводу с подачи посольства США. И, более того, в большинстве своем россияне относятся к памяти Сталина с уважением вопреки всем «минусам» его власти… Помнится, незадолго до роковой атаки фанатиков на царское посольство в Иране Александр Грибоедов завершил создание одного из ярчайших образов в бессмертной пьесе «Горе от ума». То был образ Репетилова, отозвавшегося о клубной активности своих друзей следующим образом: «Шумим, братец, шумим!». Вот и за Кавказским хребтом, как видно, все больше шумят на фоне подлинной — невыдуманной трагедии, приближающейся к Персидскому заливу.    

Манифест энергетической вражды

29 июля исполнится пять лет после выхода в свет манифеста сланцево-газовой войны Соединенных Штатов против России. Правда, выглядел тот документ весьма скромно — не как целостная программа или свод декретов, а как всего лишь статья средних размеров в The Wall Street Journal. Вышла она за подписью двух сенаторов США — Джона Хувена и Джона Маккейна.

Предпосланный их материалу заголовок говорил сам за себя: «Нажать на энергорычаг Америки!». То была не просто сиюминутная проповедь мнимой срочности топливной дуэли над Северной Атлантикой. Трудно переоценить нарастающую и ныне актуальность публикации для понимания причинно-следственной связи в истории, идеологии, механизме секторальных санкций. Санкций, пророкам которых не откажешь в сознательно-углеводородном акценте. Это ведь лишь сейчас кажется, что атака на российский ТЭК была единственным всерьез дебатируемым блоком антикремлевских рестрикций. А тогда, в 2014-м, шкала предлагавшихся запретов была шире и, я бы сказал, колоритнее. Авторы той же The Wall Street Journal Мэтью Долтон и Лоренс Норман назвали три, на их взгляд, многообещающие сферы бойкота Москвы. Первая из них — удобрения. Хорошо бы, мол, перекрыть им путь за рубеж. Но, увы, Россия стала вторым ведущим производителем этой продукции в мире, и лишение рынка ЕС данного товара ударило бы по Западу слишком больно. Вторая идея — отказаться от импорта неограненных алмазов Якутии. Но и тут беда: «Алроса» владеет 27% этого рынка, став на нем бесспорным лидером наряду с Ботсваной; и всесильный антверпенский клуб огранщиков и ювелиров выступил против. Остался, по Долтону и Норману, такой товар как… икра! А что? Быть может, не так денежно, но зато символично. Так вот: не играя в экзотические игры с камешками, икоркой, матрешками, водкой и самоварами, сенаторы сошлись на главном — самом перспективном.

Прежде всего, тогдашнее обращение двух республиканских «ястребов» в СМИ показало: в каких условиях, в каком медиа-обрамлении и при каком градусе взвинченной общественной истерии могут «проскочить» призывы к слому четко действующих звеньев межрегионального баланса энергетики. Оказалось, наилучшими для этого моментами становятся — для восприятия возмущенными американцами — трагедии на межконтинентальных трассах, будь то наземных, океанских или воздушных. Нужны экранные катастрофы! Ультраправая элита США, заручившись PR-опытом и «массовой культурой», считает самыми подходящими предлогами для разжигания трубопроводных и прочих нефтегазовых войн ни что иное, как искаженные лица жертв морских или, скажем, авиапроисшествий, показанные крупным планом…

…Сегодня, в эти жаркие во всех смыслах дни июня 2019-го повышению ставок в энергетической (или уже назревшей полномасштабно-войсковой?) схватке с Исламским Ираном ничто не служит лучше танкерных взрывов в Оманском заливе. Уж так устроена американская аудитория, требующая, словно в кино, попкорна и зрелищ. Ни протесты наследников Персидского царства в ООН, ЕС и других международных организациях, ни яростные заявления таких «антиимпериалистических громовержцев», как президент Роухани и высший духовный лидер нации аятолла Хаменеи, не действуют на международном информационном поле так зримо и почти беспроигрышно для Вашингтона, как грохот мин, языки пламени и столбы дыма до небес.

Вспомним в этой связи: в 2014-м сенаторы США ссылались на падение пассажирского лайнера Малайзийских авиалиний на юго-востоке Украины 17 июня. Гибель 298 ни в чем не повинных людей на тогдашнем 17-м рейсе — вот что стало прологом к антикремлевскому «газовому манифесту» Хувена и Маккейна. Мы по старинке думаем, что русофобски мыслящие американцы и их союзники больше всего возмутились сухими колонками цифровых итогов волеизъявления крымчан на референдуме о самоопределении. Нет! Наивным людям —широкой публике от Новой Англии до Калифорнии — преподнесли видеосъемку дымящихся останков самолета — они, мол, выглядят страшнее… Обратите внимание: буквально на днях премьер-министр Малайзии заявил, что он отнюдь не убежден в причастности России. И сразу же Нидерланды, играющие в этой неблаговидной истории первую скрипку по партитуре заокеанского дирижера, одернули далекий Куала-Лумпур своим замечанием. Не удержались и некоторые британские консерваторы: как-никак, азиатская страна, о которой идет речь, была когда-то их послушной колонией, а ныне… 

Как писали об авиакатастрофе 2014-го Хувен и Маккейн, «это ужасающее событие несет еще больше нестабильности через 5 месяцев после вторжения президента РФ Владимира Путина в Крым. Россия продолжает запугивать и подрывать прозападный кабинет Украины и союзников США в Европе. А еще та же путинская Россия продолжает эксплуатировать Украину, играя на зависимости Европы от энергопоставок из РФ и снижая в рядах Евросоюза поддержку более жестких санкций, нужных для сдерживания дальнейшей агрессии. В данный момент, — возмущались сенаторы, — 13 европейских стран полагаются на Россию в удовлетворении половины объемов потребления природного газа, причем 4 страны — Литва, Эстония, Финляндия и Латвия — зависят от Москвы на 100%. 1/4 «голубого топлива», потребляемого в ареале ЕС, идет из России, причем в большой мере — по Украине. Что могут сделать США, помогая облегчить бремя ставки Европы на природный газ из РФ? Начать мы можем путем проводки — через конгресс — Североатлантического акта об энергетической безопасности. Это проект, который мы спонсировали и представили совместно с сенаторами-республиканцами Лайзой Мурковски (Аляска) и Джоном Баррасо (Вайоминг). Словом, речь идет о законопроекте, который служит продвижению ресурсов наших недр с тем, чтобы ослабить путинский режим, укрепив позиции наших союзников в Киеве и в Европе».  

Елена Зеркаль и топливно-транзитное зазеркалье

Сегодня, какие бы сюжетно-стилевые повороты ни происходили в канве нефтегазовой войны против Москвы, мы отчетливо слышим: все это — отзвуки той же статьи Хувена и Маккейна. Одного из них нет в живых. Но зато жив призыв: не только изменить в свою пользу энергобаланс Старого Света, но и — главное — сделать так, чтобы России непременно стало плохо!

Судите сами: министр энергетики РФ и глава «Газпрома» озвучили ряд конструктивных инициатив по «голубому топливу». Предложений столько, что у иной страны на продвижение столь ощутимого позитива, обращенного к Киеву и на Брюсселю, ушли бы годы! Газ Украине предложен на 25% ниже текущих цен. Более того, налицо стремление Москвы начать переговоры по новому (ибо действующее соглашение истекает к концу 2019-го) договору о транзите «голубого топлива» в ЕС по Украине. Налицо готовность к участию в создании нужного Незалежной консорциума по поддержанию транзитной сети на минимально-безопасном уровне. Объективный партнер одобрил бы этот поток самых что ни на есть здравых предложений, тем более что власти на Днепре уже провалили сферу ТЭК. Провалили с упадком ЖКХ, износом скандально запущенной газотранспортной системы (ГТС) и энергоперебоями буксующей промышленности. Но какую подсказку дали команде Зеленского — на фоне открывшихся возможностей — ее далекие покровители? Даже если Европе и самой Украине будет хорошо, но при этом «Газпром» с его пятью партнерами доведет «Северный поток-2», то мирные топливные инициативы Кремля, устремленные к Днепру и Карпатам, надо все равно сорвать. Пусть это даже будет сравнимо с харакири как минимум на предстоящую зиму.

В США твердят о защите своих союзников в НАТО, в т.ч. об отстаивании их коммерческих интересов. Предположим, так оно и есть. Но, в этом случае, зачем Вашингтон стимулирует не рыночную, а скорее базарную идею Киева: заменить транзит… спекулятивным свопингом на Днепре? То есть скроить схему так, чтобы Незалежная целиком покупала на своем восточном рубеже «голубое топливо» и для себя самой, и для последующей перепродажи в Венгрию, Словакию и Польшу (на языках которых на Украине не дано ни жениться, ни развестись!) с маржой, полученной из воздуха. Словом, сделать европейцев заложниками посредников, продавцов чужого — сибирского газа. Заставить ЕС иметь дело не с государством-производителем и поставщиком, а с иной — промежуточной и попросту греющей руки инстанцией. Приучить Евросоюз к переплате Киеву, назвав эти сомнительные транзакции свопом. Причем потому лишь, что самой Америке жалко денег для оказания реальной социально-экономической помощи (а не поставок списанных погранкатеров и снайперских винтовок!) погруженной в перманентный кризис Украине.

И вот уже заместитель министра иностранных дел в киевском кабинете Елена Зеркаль, переступив в сюрреально-энергетическое зазеркалье, говорит с надрывом о якобы предрешенном крахе пока еще не начатых консультаций по транзиту. В телефонном интервью агентству Bloomberg она заявила: «Все европейские нации, включая Украину», начинают запасаться газом не просто так. Это, мол, происходит потому, что диалог о заключении договора по транспортировке сибирского сырья по земле Незалежной наверняка рухнет! Да, вероятность срыва г-жа Зеркаль считает «очень высокой». Радуется она, что ли? «Пока Россия, — сказала замминистра, — откладывает переговоры по будущему контракту, нужно всерьез оценить мрачный сценарий газового кризиса». Каким же образом мы «откладываем»? Александр Новак и вице-председатель Еврокомиссии по энергетике Марош Шефчович условились провести переговоры в формате РФ — Украина — Еврокомиссия сразу после полосы отпусков, в сентябре. Так чего же еще нужно Киеву? Или там забыли о том, что годами не выполняют даже тех Минских соглашений, которые обязали отвести тяжелые вооружения от линии соприкосновения в Донбассе?  

Все это и многое другое становится эхом давнего газетного воззвания вашингтонских сенаторов. «Сегодня, — писали они в июле 2014-го, — у США есть рычаги для того, чтобы освободить наших союзников от российской удавки на рынке природного газа ЕС. Благодаря таким новым технологиям, как гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение, Америка производит 30,2 трлн кубических футов природного газа в год, но использует лишь 26,6 трлн. Нефтегазовые компании принуждаются к сжиганию никак не применяемого природного газа, поскольку в США нет трубопроводной инфраструктуры, необходимой для приемки этих объемов. Одна только Северная Дакота сжигает 40% всего природного газа, добываемого на землях, принадлежащих федеральным властям… Это никому не выгодно. Соединенным Штатам следует направить этот природный газ на глобальный рынок».

Назвав «домашние» отраслевые меры, в т.ч. на промыслах, трубопроводах и портовых терминалах, сенаторы заключили: «Наш законопроект обязывает министра энергетики США немедленно одобрить экспорт СПГ на Украину, как и поставки союзникам по НАТО и Японии, дополняя охват всех стран, входящих в зону свободной торговли. Недавний газетный заголовок выразил все это с полной ясностью: «Подвинься, Россия, — ныне уже Соединенные Штаты стали ведущим в мире производителем нефти и газа». Использовать свои рычаги нам надо мудро — подстегивать отечественную экономику и укреплять национальную безопасность, помогая союзникам сопротивляться российской агрессии». Вот и сопротивляются. «Досопротивлялись» до того, что готовят ЕС к переплате за привозной сжиженный продукт, блокируют нефтеэкспорт из Ирана, подвергли эмбарго Венесуэлу, срывают балтийскую газовую трассу, мешают продлению «Турецкого потока», задерживают уголь и нефтепродукты на пути к КНДР, балансируют на грани дуэли с Мексикой, ведут торговые войны с Китаем и — теперь уже — с Индией. Отстаивают, в общем, «энергетическую справедливость» на бренной Земле изо всех сил. 

Еще раз про «блэкауты»

На днях, готовясь к голосованию на местных выборах в воскресенье, 16 июня, неожиданно погрузилась во тьму практически вся Аргентина. Вся, кроме той крайне-южной провинции, которой хотя бы в языковом смысле положено оставаться ярко освещенной при любых обстоятельствах.

Речь идет об Огненной земле. Об островах, отделенных бурным проливом от Южноамериканского материка. На тех скалах первый же побывавший там европеец увидел мириады индейских костров. Или, быть может, разглядел в подзорную трубу раскаленные остатки лавы или приметы иного природного бедствия наподобие грозы, воспламенившей сухостой молниями. Капитаном, до которого никто не отваживался совершить кругосветку, был Фернандо Магеллан… В общем, кроме мерцающей по ночам Tierra del Fuego, 16 июня была отключена техногенной аварией вся Аргентина. И не только Аргентина, но и Уругвай. Население этих стран — более 48 млн человек.  «Вырубилась» и часть районов еще одного государства — Парагвая. По берегам пограничного залива Ла-Плата, да и за сотни миль от них, встали поезда. Закрылись рынки. Почернели избирательные участки. Погас свет, оледенели батареи в домах. А ведь там, в Южном полушарии, сейчас зима. Такая вот неприятность. Каковы мотивы? Они, по словам министра в буэнос-айресском кабинете Густаво Лопетеги, пока еще не установлены. В свою очередь, ведомство гражданской обороны заверило: отдельные части национальной энергосети заработают за 7–8 часов, электроснабжение больниц — раньше. Госкомпания аргентинского ЖКХ посетовала: ничего подобного в республике не бывало ни разу. Дело-то ведь не только в обрыве освещения. Ведущая водопроводная компания, Agua y Saneamientos Argentionos, — в такой же растерянности. Это она призвала жителей к предельной экономии влаги, запасенной в домовых резервуарах.

Ну а пока подлинные пружины этого «блэкаута» на грани фильма ужасов, охвативших почти весь (хотя и без Чили) Южный конус континента, срочно расследуются, — позволим себе сделать некоторые выводы. Дадим и оценки — геополитические пополам с экологическими. В первую очередь, трещит по швам вашингтонская теория, будто техногенные драмы охватывают те или иные страны Латинской Америки лишь при власти безумных прогрессистов левоцентристской или, того хуже, радикально-социалистической ориентации. Никакой прямой причинно-следственной связи здесь, как говорится, не было и нет. Аргентина, эта вполне себе рыночная житница континента, может под прессингом США распрощаться с патриотическим наследием предыдущих президентов — Киршнера и Фернандес, передав заодно бразды правления выдвиженцу правых сил Макри. Но розетки, штепсели, лампочки и провода враз застыли и онемели на огромных пространствах независимо от этого.

Во-вторых, случившееся — наглядный урок для природоохранного лобби. Это ведь оно, выдвигая на смену ископаемым видам топлива альтернативные источники энергии, акцентирует, в частности, выгоды гидроэлектростанций. Так вот: в затронутых нынешней аварией регионах Южной Америки чуть ли не половина вырабатываемого тока генерируется на ГЭС. Но что толку, если сбои автоматики или пресловутый человеческий фактор все равно обрекают страны на затемнение ничем не лучше фронтового. И в итоге обыкновенный, хотя и не очень экологичный, движок в сарае может оказаться — и наверняка окажется! — надежнее заумно-оцифрованных систем ВИЭ. В своем фильме о современном русском Севере Андрей Кончаловский совершенно прав: какое дело мужику с поленницей во дворе, картошкой на приусадебном участке и весельной лодкой у деревянных мостков до санкций против энергетики РФ! 

И все же, при давней приверженности многих россиян (да и всех землян) натуральному хозяйству, аргентинский «блэкаут» заставил задуматься обо многом, причем не в шуточном ключе. Особенно зловещими и, более того, дьявольскими выглядят планы заокеанских подрывных центров: обрушить на геостратегических соперников страшные, сравнимые с эпидемиями волны энергоколлапса и паралича. Обрушить в ходе изощренных кибератак, причем в мирное время! Как видно, мало «электрическим вурдалакам» природных или, в любом случае, неподвластных людям инцидентов широкого масштаба в ТЭК (которые возникают и без нашей причастности). Подавай им еще и диверсии трансконтинентального плана. Нет, чтобы честно посоревноваться — на случай войны — в создании качественно новых систем вооружений, как это делает Россия. Вместо такого — обусловленного вековым опытом подхода, естественного для соперников, — в НАТО царит нервно-паралитическая бессонница: как бы обесточить в один прекрасный день Москву или Пекин, дабы, торжествуя, сплясать на их беде ритуально-салунный танец? Ну прямо-таки бездна фантазии. Между тем мы перенесли то, чего не одолела бы без хаоса и народных бунтов ни одна страна, — адскую шокотерапию 1990-х; а нам грозят… отключением компьютера и микроволновки. Смешные ребята! 

Дональд Трамп, как известно, обратился еще в середине июня с гневной президентской отповедью к журналистам The New York Times. Это ведь они где-то раскопали горячую информацию о подготовке кибернападений на энергосистему России. В ответ Белый дом клеймит их, с одной стороны, незавидной характеристикой патентованных лжецов, а с другой стороны — «красит» ярлыком «изменников и врагов народа». Вот и понимай как хочешь.  

Павел Богомолов