Санкционный зуд крепчает

В предыдущем Международном обозрении «Нефтянки» говорилось о вероятном витке новых рестрикций США против российской экономики при весьма возможном приходе демократов к власти. Поток тревожно-санкционных прогнозов на сей счет, увы, нарастает. Не молчит, конечно, и одно из ведущих агентств деловых новостей — Bloomberg. «В течение своей более чем 10-летней карьеры в качестве министра финансов РФ, — отмечено на этой новостной ленте, — Алексей Кудрин стал одним из тех экономистов, которым президент Владимир Путин доверяет больше всего. Это Кудрину удалось благодаря снижению бюджетных расходов и переводу сотен миллиардов долларов в «фонд черного дня», помогающий Кремлю в уверенном преодолении экономических кризисов. Но ныне тот же фискальный консерватор, напротив, говорит, что России следует увеличить свои расходы. Кремль, однако, глух к сказанному вопреки 40-процентному росту Фонда национального благосостояния РФ в 2020 году. Путину не хочется рисковать сокращением сбережений, хотя это и означает ресурсное истощение экономики во время пандемии. Вызвано это тем, что, по истечении более чем 5 лет эскалации напряженности в отношениях с США и Европой, включая бесчисленные витки санкций, Кремль теперь окапывается в ожидании новых рестрикций».

Залезать ли нам в резервный сейф?

В свою очередь, Кудрин напоминает, что первоисточником весомого, как говорят в народе, «казенного загашника» явились не какие-то абстрактные факторы, а, в основном, «плюсы» некогда благоприятной углеводородно-ценовой конъюнктуры. 

То есть изначально имелось в виду, что сверхплановый экспортный доход от «черного золота» и «голубого топлива» — это и есть гарантированная подпорка нашему хозяйственному организму на случай какой-либо всепоглощающей беды. «Высокие цены на нефть помогли Путину возглавить процесс повышения уровня жизни и среднегодового роста ВВП на 7% в течение первых восьми лет его пребывания во власти в начале 2000-х годов, — пишут Наташа Дорф и Евгения Письменная. — Но тот бум уступил место стагнации последнего десятилетия. Со времен Крымского кризиса экономика России ежегодно увеличивалась в среднем всего на 0,7%». 

Так или иначе, Фонд, о котором идет речь, был специально создан с тем, чтобы накапливать выручку от высоких цен на нефть для использования этих сбережений потом — в трудные времена. «Пандемия, — сказал глава Счетной палаты, — это как раз и есть ситуация такого рода». Президент, однако, «вновь отклонил кудринскую критику», — продолжает Bloomberg. Произошло это на инвестиционном форуме 29 октября, когда Путин подчеркнул, что любые увеличения ассигнований должны производиться «очень осторожно» с тем, чтобы не обвалить золотовалютные резервы страны. В отличие от других крупных экономик, «мы просто не можем протягивать руку за деньгами», — пояснил, судя по изложению заокеанского агентства, глава государства.

«Тем временем, — предвидят авторы той же статьи, — риск новых санкций США возрос. В ходе последних дебатов перед выборами демократический кандидат Байден предупредил: любая страна, вмешиваясь в голосование, «заплатит за это цену». И добавил, что некие улики причастности России уже имеются». «Как минимум, — отмечает, в свою очередь, CNBC, — аналитики говорили еще до поступления результатов выборов: они ожидают, что победа Байдена усилит напряженность между Вашингтоном и Москвой и повысит вероятность новых санкций против России». При этом, мол, нужны санкции такого типа, которые вывели бы Путина из себя. То есть демократам мало стандартных рестрикций, в т.ч. против нефтегазового сектора РФ, которые не подрывают рабочую тональность диалога между Кремлем и Белым домом. «Дестабилизаторов» злит то, что за годы секторальных и иных репрессий из-за океана Москва не потеряла хладнокровия в самом подходе к отношениям с США. Именно так CNBC и пишет: «Несмотря на продолжающиеся санкции против РФ в наказание за вмешательство в выборы, как и вопреки аннексии Крыма, роли в пророссийском восстании на востоке Украины, вероятной роли в атаке с нервным химагентом в Британии и иным проступкам, — Путин, похоже, наслаждался конгениальными отношениями с Дональдом Трампом». 

…Нет, но мы уже ждем очередных репрессий

Каким же образом США хотят нас наказать сверх всего того, что уже — прости, Господи, — сделано? «Сменявшие друг друга раунды репрессивных мер с момента аннексии Крыма, — формулирует свою не очень-то мирную (в отношении Черноморья) позицию Bloomberg, — означают, что в России осталось не очень-то много мишеней для нанесения американских ударов». 

Что ж, это, по крайней мере, — честное признание. Да и Путин уже говорил о целых 46(!) санкционных актах против РФ за посткрымский период. Итак, Вашингтон бил по нам «молотом имперского шерифа» так часто, что мало не покажется. Словом, к сегодняшнему дню любая изобретательность, пусть даже со свойственной Вашингтону претензией на «бездну фантазии», могла уже истощиться. Так и происходит в антироссийских штабах за океаном. Но, в этом случае, что же интересного смогли там на сей раз произвести на свет? Разве что инициативу двухпартийной группы сенаторов США по запрету — для американских биржевиков и финансистов — на участие в рублевых аукционах по суверенному долгу РФ. Это вроде бы должно повысить для Москвы стоимость зарубежных заимствований. Но умрем ли мы от такого удара? Истинный секрет нашей непотопляемости — даже не стойкость, как таковая, к любым зигзагам на рынке ценных бумаг, да и не умение Москвы выстоять перед «черными списками», пополняемыми все безудержнее.

Куда важнее то, что и в постиндустриальном мире мы торгуем не только «воздухом» всяческих виртуальных псевдопродуктов, а, по Маяковскому, еще и товарами «весомыми, грубыми и зримыми», без которых, в отличие от электронных уловок, вообще не прожить! Плодами реальной и ощутимой экономики, овеянной, извините уж за «аромат заземленности», мужицким многотрудным потом. Торгуем тем, на что в мире не исчезнет спрос никогда. Тем, собственно, и гордимся, и спасаемся в час бедствий. Bloomberg, кстати, признает это беспристрастно: «Россия избежала наихудшего воздействия коронавирусной рецессии благодаря своей экономике». А «она зависит от экспорта таких сырьевых позиций, как нефть, газ, сталь и уголь, которые не были сдавлены «локдаунами» в больших городах». Словом, все же напрасно младореформаторы 1990-х убеждали нас, будто такой экспорт — это слабость и вековое проклятье России. Нет, это наша неизбывная сила, счастливая материализация почти всей Менделеевской таблицы. Недаром это повсюду вызывает, как видите, скрытую зависть при всех лицемерных насмешках.

«Любое смягчение американских экономических санкций, — отмечает все та же новостная лента CNBC, — будет, видимо, привязано к прогрессу на пути к значимому разрешению конфликта по проблемам Крыма и по Донбасса…». Но вот что обращает на себя внимание в этой связи: похоже, Европа пытается склонить демократов к промежуточному выходу на базе компромисса между Востоком и Западом: США и ЕС ослабят удавку антикремлевских мер, а Москва пообещает не прибегать ни к каким силовым акциям против Киева. В Париже и Берлине, видимо, думают, что они уже почти уговорили команду Байдена в этом ключе. И теперь, как говорит главный экономист Berenberg г-н Хольгер Шмидлинг, «Байден, вероятно, сфокусируется на предотвращении любой дополнительной агрессии против Украины». Но заокеанские ястребы так не считают! Подавай им полную капитуляцию Путина и по Крыму, и по Донбассу в обмен на призрачные обещания: умерить свой же санкционный зуд. А уж потом, в привычном стиле карточных шулеров, отработанном еще со времен приснопамятной перестройки, — еще и не сдержать слова. 

И в Москве, и в Вашингтоне начнут чаще ссылаться на Париж

«Экологическая инквизиция» демократов наверняка усилит свои нападки на традиционную энергетику, горную добычу, металлургию и иные отрасли базовой индустрии в самих США. Мстить «корпоративным сторонникам» Трампа будут не только административно-политическими методами, но и, конечно, путем общественного прессинга под природоохранными предлогами международного охвата — от имени влиятельных лоббистских организаций.

Первые дезертирства с тонущего трамповского корабля, где предписано — действующим президентом США — начисто отрицать любую угрозу перемен климата из-за «парникового эффекта», начались в эти дни как раз в связи с атмосферными выбросами СО2. Так бороться ли с ними или нет? Гневный «капитан судна» наказывает тех «возлюбивших природу моряков», которые на всякий случай подстраиваются под требования Байдена, надеясь усидеть хотя бы на второстепенных креслах даже после его январской инаугурации. Так, в минувший четверг с должности главы Федеральной комиссии по энергетическому регулированию был Трампом снят Нил Чаттерджи. За что?

За то, что, хотя и оставаясь в целом преданным республиканцем и не возражая против недавнего выхода страны из Парижского соглашения 2015 г. по климату, г-н Чаттерджи все же сделал примирительный шаг в сторону демократов. Сделал еще до окончательного подсчета голосов, поданных на выборах 3 ноября. Он предписал американским менеджерам региональных энергосетей: впервые в истории США ввести нормативы налогообложения выбросов углекислого газа в зависимости от их объемов. Как намекает The Washington Post, покладистость Чаттерджи по отношению к воинствующим экологистам могла разъярить экс-олигарха, сжавшего президентский руль из последних сил. Отсюда и лишение — вольнодумца — руководящей должности. 

Уж если за океаном разгораются нешуточные страсти из-за подходов к Парижскому пакту на «внутриамериканском фронте», то можно представить себе и внешнее измерение той же проблемы. И вообразить, с каким рвением команда Байдена, возвращая ныне Штаты на «климатическую орбиту», будет поощрять и поддерживать — силами известных лобби Greenpeace, Earthwatch и т.д. — поиск «парниковых прегрешений» в Китае и, особенно, в России.

Пока, однако, «парниковые ярлыки» к Москве не приклеить

В Америке многие надеялись на то, что Кремль, заботясь о замедлении спада в эпоху пандемии, вынужден будет «блефовать» с экологией. То есть с понурым видом отказываться — в целях экономии — от четкого соблюдения того, что именуется «обязывающими всех нас параметрами Парижа».

Иными словами, оппонентам «путинского режима», что хорошо известно из настроений западной элиты хотя бы по Давосским форумам, хотелось бы дополнить классически-жандармские санкции против РФ еще и обходными, маскируемыми рестрикциями. Они могут воплотиться в виде региональных природоохранных кампаний и псевдогуманитарных требований самого агрессивного свойства. Но вот незадача для недоброжелателей: конкретных поводов Западу для этого Россия, судя по всему, твердо решила не давать.

5 ноября, как уже не первый день комментировало на прошлой неделе Reuters, «Путин подписал указ, обязавший правительство провести работу по выполнению Парижского соглашения… в направлении борьбы с изменением климата; но вместе с тем он отметил, что любые шаги должны соотноситься с необходимостью обеспечить устойчивое экономическое развитие. Будучи 4-м крупнейшим источником выбросов «парникового газа» на планете, Россия еще до этого объявила о своем принятии условий соглашения даже несмотря на то, что экологисты критиковали Москву за уклонение от… параметров ограничения (масштабов загрязнения атмосферы — Авт.), что предписывается компаниям и должно подкрепляться штрафами за невыполнение. В указе, вышедшем в среду, отмечавшуюся в РФ как национальный праздник, Путин официально поручил кабинету действовать в целях снижения к 2030 году выбросов парниковых газов в объеме до 30% от уровней 1990-го. Это, сказал он, означало бы стимулирование способности лесов и других экосистем поглощать» столь нежелательные добавки к атмосферному воздуху.

Словом, похоже на то, что Россия действительно не намерена создавать, наперекор своим национальным интересам и державному престижу, условия для мнимой «обоснованности» внешнего давления на наши энергопроекты еще и теперь — в канун эпохи Байдена-Харрис. Видимо, придется этому дуэту окончательно обнажить свои цели по «отбрасыванию московитов» вглубь Евразии без благовидных ссылок на наши «дикости и природный произвол».

Атомные репрессии вдобавок к нефтегазовым 

Балтийский регион на глазах обретает пальму первенства по всяческим энергетическим рестрикциям. Их очередной раунд запустила Латвия. На сей раз бороться там предстоит уже не с «черным золотом» или с «голубым топливом» Сибири.

Непреодолимый барьер Рига решила поставить на пути атомной энергии. Причем не своей, а белорусской. Комиссия по регулированию общественных услуг (КРОУ) в Латвии утвердила некую Методику, которую обсуждает на исходе осени вся Балтия. Перечень новых энергостандартов, как сообщил СМИ глава КРОУ Роланд Ирклис, должен предотвратить попадание в страну электричества с Белорусской АЭС (БелАЭС). Запустить ее в пробном режиме Минск изначально планировал на период с 1 по 10 ноября (что уже было сделано на днях при участии Александра Лукашенко), а промышленная эксплуатация начнется в первом квартале 2021 года. Объект, созданный благодаря 10-миллиардному российскому кредиту, открыт в Островце под Гродно — в той области близ польской границы, где сделана ставка НАТО на дестабилизацию после недавних выборов в республике. 

В этом контексте характерно звучит тот пассаж латвийского решения, где, по данным РИА Новости, сказано о «принятии членами кабмина во внимание политической обстановки в Белоруссии». Вопрос: кто, как не западные соседи белорусов, нагнетают ухудшение этой обстановки, из-за чего не только АЭС, но и какая-нибудь трикотажная фабрика может оказаться под риском авантюристичных отключений «политхулиганами» в недрах коммунальных служб? Или стать жертвой нападок разъяренных толп, которым стремление другой, т.е. ответственной, части соотечественников к нормализации — не по нраву. На Даугаве считают, что оба островецких реактора, достроенных осенью нашим «Атомстройэкспортом» после льготного для Минска снижения — на гребне белорусских выборов — ставки по кредиту и продления выплаты на два года, несут, мол, в себе риски для мировой(!) ядерной безопасности. И это вопреки тому, что для первой в стране АЭС выбран наилучший проект т.н. поколения Ш+. Он полностью отвечает всемирным нормам и рекомендациям МАГАТЭ по предотвращению какого-либо ущерба людям и окружающей среде ядерными генераторами. 

Пройдены в Островце не только штатные, но и дополнительные проверки. Так что же еще надо? Иные СМИ спекулируют на том, что «цивилизованная Германия уже, мол, заблокировала у себя развитие атомной энергетики». Но уж если вы, уважаемые господа, следуете «сверхэкологичному» немецкому примеру, то почему бы не признать одновременно, что тот же Берлин до изнурения борется с вашей обструкцией в сфере «перекачки» российского газа по дну Балтики? Действительно, разве не логично было бы в той же Риге сказать: «ФРГ, не желая для себя атомной энергии, хочет, тем не менее, получать больше топлива из Сибири». А вы, уважаемые рижане, не хотите ни того, ни иного, ни вообще ничего позитивного. Впрочем, почему мы говорим здесь — в балтийском контексте — о России, а не только о Белоруссии?

Забыт даже… закон сообщающихся сосудов

«Базовый принцип Методики, — поясняет г-н Ирклис, — предусматривает, что, например, Россия, имеющая межсетевое соединение с Минском, должна будет предоставлять подтверждение того, что электроэнергия, поставляемая в Латвию из РФ, не производится в Белоруссии». 

Иными словами, придется нам еще и что-то доказывать латышам вместе с поставками электричества, и доказывать регулярно! По словам того же рижского чиновника, этот метод также утвержден Эстонией. Авторы думают, будто они ставят коллективную преграду российским законам или законам Белоруссии. Но на деле они с апломбом ломают… законы физики. В частности, законы о сообщающихся сосудах. 

Ибо какой для прибалтов будет толк, если белорусская энергия пойдет не на берега Янтарного моря, а куда-нибудь в Тверь или Смоленск; а взамен россияне смогут направить больше своего, сугубо отечественного электричества капризным соседям на северо-запад? Как жаль, что ко всему этому недружелюбию под чужую диктовку мы пришли к концу первой четверти XXI века. Постсоветский развод выглядит с каждым годом все менее цивилизованным. Причем не по нашей вине.

Если в Латвии хлопнули в сфере энергетики «бракоразводной дверью» пусть громко, но все же без скандала и битья посуды, то литовцы поступили и вовсе угрожающе. Они во весь голос отказались не только от поставок с БелАЭС, но и, как заявил в Вильнюсе энергооператор Litgrid, «от всех торгов с республикой» вообще! Ссылаясь на мнение чиновников этого балтийского государства, Reuters пишет, что АЭС якобы угрожает не только окружающей среде (к этим-то «наветам по трафаретам» мы давно уже привыкли), а еще и национальной безопасности Литвы. Как это понимать? Ума не приложу… 

Байден ударит не то что по ЕАЭС, а и по своим соседям 

Огромная Канада, уступающая во всем мире по размерам территории только России, мучается в тисках пока еще бесплодных гаданий о судьбе своих Нефтяных песков при новой власти в Вашингтоне. На первый взгляд, Стране кленового листа надо радоваться, ибо 78-летний «гигант мысли и отец демократии» — это общеизвестный противник углеводородного ТЭК в США. А это должно — неким бумерангом — нести преимущество их соседям.

Как надеются многие канадцы, новые американские инвестиции потекут, вместо буксующих отечественных месторождений, через северную границу Соединенных Штатов — на кладовые Альберты и других нефтегазоносных провинций бывшего британского доминиона. Туда, где смолистый аромат залегающих прямо на земной поверхности пластов «маслянистой грязи» предвещает ведение добычи открытым способом. Хорошо информированная CBS News так и пишет: «поскольку Байденом был обещан запрет на выдачу новых разрешений на бурение и производство «черного золота» и «голубого топлива» на федеральных землях США, — то такой шаг способен (косвенным образом — Авт.) распахнуть дверь для роста экспорта канадского сырья». 

Сходный взгляд высказала и Стефани Кайнц, старший ассоциированный партнер в Enverus — фирме, занятой топливно-сырьевой аналитикой. Как она считает, если байденовская стратегия приведет к замедлению добычи в США, то, возможно, усилится интерес к инвестированию в энергетический сектор Канады. Г-жа Кайнц хорошо знает, о чем она говорит. Будучи знатоком актуальных проблем отрасли, она живет и работает далеко на юге — в Техасе, где позиции союзника нефтяников — Дональда Трампа — оказались не такими прочными, как надеялись республиканцы. Трезво рассматривая тамошнее положение дел под «поствыборной» призмой, она согласна: «Да, все происходящее в Штатах, возможно, откроет более широкий канал для капиталовложений в канадскую нефть и даже в газ. Ибо в Канаде перед вами — действительно глубокие и масштабные инвентарно-доказанные запасы, да и многие, очень многие годы добычной перспективы на будущее». 

Что ж, все это звучит для северян неплохо, если бы не одно-единственное «но». Байден и его команда ликующих от предвкушения победы демократов — враги не только «домашней» сланцевой революции в США, основанной на ненавистном экологистам гидроразрыве пласта. В равной степени они были (при Бараке Обаме — Авт.) и остаются непримиримыми недругами главного энерготранзитного проекта в Северной Америке. Речь, как уже догадались наши читатели, идет о не до конца построенном и не полностью введенном в эксплуатацию «магистрально-сетевом» нефтепроводе Keystone XL. Иными словами, — о той трансграничной артерии, которая призвана питать «черным золотом» Альберты целое «ожерелье» перерабатывающих заводов на другом краю континента — у кромки теплого Мексиканского залива. 

Канадцы — в надежде на «отмену казни» в последний момент

Среди тех, кто требует от природоохранной команды демократов безусловного закрытия Keystone XL, — вашингтонский юрист Энтони Свифт. Г-н Свифт работает в столичном Natural Resources Defense Council.

«Да, таковы и впрямь мои ожидания, — сказал он, — и, по-моему, я в этом не одинок. Все, что мне доводилось до сих пор видеть со стороны Байдена, подсказывает: это — такой человек, который… держит свое слово и выполняет взятые обязательства. Думаю, что реальность такова: мы имеем дело с двусторонним проектом, рассчитанным на функционирование в течение 50 лет. Таков период, в течение которого призвана (согласно планам поддержания рентабельности Keystone XL — Авт.) нарастать разработка Нефтяных песков в Канаде. Но ведь это даже математически расходится с обещанной нашими демократами предвыборной траекторией: добиться нулевых выбросов СО2 по всей Северной Америке к 2050 году, — не так ли?».

Не все, однако, так просто. Автоматического закрытия Keystone XL, к счастью для его инициаторов, не предвидится даже при демократах. «Байден, — отмечает CBS News, — не изменил своего негативного отношения к данному проекту, но даже это еще не означает, что его финал уже скреплен печатью». Что, если на миг взглянуть на Keystone XL из Белого дома, причем уже после новоселья, под иным углом зрения — не экологическим, а чисто социальным? Ведь эта двусторонняя трасса может стать магнитом для трудоустройства не только канадских, но и американских «синих воротничков» — тех инженеров и технологов, которые лишаются работы на «руинах» разоренных сланцевых и трубопроводных компаний в США! Нанять многих из них по обе стороны границы — значит облегчить «зарплатный выход» из-под ударов пандемии. 

В этом смысле столичная Оттава тоже надеется на благоразумие Байдена — на возможность отмены расправы над трансконтинентальной артерией в последний час. «Есть ведь немало причин, дающих ему прикрытие, чтобы сказать: «Смотрите, мы можем даже одобрить Keystone XL и продолжить его создание, — говорит Гэри Мар, работавший в Вашингтоне представителем Альберты с 2007-го по 2011-й год. — И все это — потому, что ныне данная трасса больше соответствует национальным интересам США, чем это было в 2016-м (т.е. в момент наложенного Обамой запрета — Авт.). Что ж, надежда умирает последней. Да и не хочется, чтобы она увядала на нынешнем — и без того прискорбном фоне. Очень многое поставлено трудолюбивой Альбертой «на кон» в этот нервный момент смены власти к югу от границы. Провинция Канады выложила на завершение трубопроводного проекта 1,1 млрд долл в виде ценных бумаг и 4,2 млрд долл в виде гарантий по облигациям займа…

…В общем, всем нам остается лишь одно. Предстоит рельефнее разглядеть предстоящей зимой: для кого демонстративный сверхэкологизм Байдена и его альянс с воротилами альтернативной энергетики сработает как своего рода мягкая «подушка безопасности», а для кого — как дубина репрессий.

Павел Богомолов