Сага о саже

Продолжаем цикл публикаций, посвященных 75-летию отечественной газовой отрасли

Фонтан как предчувствие

Если первый газовый промысел в СССР — Дашавский (см. материал «Газ до Киева доведет») — достался Советскому Союзу в ходе присоединения Западной Украины в 1939 году, то второй, Ижемский (Крутянский), в Коми АССР, был построен уже в советское время, силами заключенных ГУЛага. 

Впрочем, и здесь не обошлось без весьма обширного дореволюционного наследия. Впервые приток газа, поступавшего из пробуренных нефтяных скважин, в этой местности (на реке Чуть, притоке Ухты) был описан еще в 1895 году известным геологом Алексеем Ивановым, руководителем экспедиции, организованной «Компанией артезианского бурения фон Вангеля». Спустя почти 20 лет, в 1913 году, экспедиция Горного департамента под руководством Василия Стукачева зафиксировала в Ухтинском районе, близ села Мохча, полноценный газовый фонтан: 

Алексей Иванов

«…Едва буром был вскрыт пласт песчаников, как из него начал выделяться с громадной силой нефтяной газ, который выбрасывал скоплявшуюся у забоя воду и нефть выше 9-саженной буровой мачты. Истекающий нефтяной газ имел весьма большую упругость и резкий керосиновый запах… Ничего подобного здесь ранее не наблюдалось».

Уже после революции, в 1926 году, научные сотрудники Геологического комитета Черепенников и Воробьев по итогам поездки на Ухту отмечали в своем отчете: 

«Газы в Ухтинском районе выделяются на большой площади – до 2000 кв. км. Количество выходов как естественных, так и из буровых скважин большое, но дебит газовых выходов невелик».

В 1929 году на перспективный участок прибыла Ухтинская экспедиция, сформированная из заключенных Соловецкого лагеря особого назначения. В поселке Чибью, вскоре переименованном в Ухту, было создано управление УхтПечЛага, а обширную территорию в бассейнах рек Ухта, Печора и Ижма покрыла сеть больших и малых лагпунктов и «командировок». 

С учетом того, что геологическую службу УхтПечЛага возглавляли лучшие нефтяные геологи страны Николай Тихонович и Иван Стрижов, осужденные по так называемому «делу нефтяной секции Промпартии» (см. материал «Долг памяти»), разведка Ижма-Ухтинского района будущей Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции дала блестящие результаты. В частности, в 1932 году недалеко от Чибью было открыто огромное Ярегское месторождение тяжелой высоковязкой (битуминозной) нефти с запасами более 130 млн тонн. Это позволило полностью обеспечить местным сырьем самый северный в мире, приполярный Ухтинский НПЗ. Завод, пущенный в эксплуатацию в 1934 году, обеспечивал крупнотоннажное производство битума и арктического дизельного топлива.

Впрочем, сконцентрировавшись на нефти, разведчики богатейших ухтинских недр (а здесь есть еще  залежи и каменного угля, и титановых руд) не забывали и про газ. Точнее, он сам не давал про себя забыть, фонтанируя при разбуривании нефтяных месторождений.

Военное ускорение

В июне 1935 года возле деревни Крутая Ижемского района было открыто первое в регионе газовое месторождение — Седьельское. Соответственно, возник вопрос о промышленном использовании природного газа. С учетом его химического состава первоначально планировалось использовать седьельский газ для производства гелия в объеме 50 тыс. кубометров в год. Из-за отсутствия дорог готовую продукцию предлагалось вывозить… дирижаблями. Бумажная волокита, проектирование и инженерные изыскания заняли почти пять лет, после чего от гелиевого проекта отказались ввиду сложности технологии (отмечу, что после войны небольшой гелиевый завод в этом районе все-таки появился).

Теперь на первый план вышла идея, высказанная Тихоновичем еще десятью годами ранее — перерабатывать газ на сажу (технический углерод), базовое сырье для резинотехнической промышленности. В конце 1940 года ЦК ВКП(б) и Совнарком (правительство СССР) приняли совместное постановление «О мероприятиях по увеличению производства газовой сажи», обязывающее НКВД к середине 1942 года построить на Ижме завод газовой сажи мощностью 12 тыс. тонн в год. Материальные и человеческие ресурсы для этого были — поток осужденных во времена Большого террора обеспечил УхтПечЛагу более 90 тысяч «командированных». Среди тайги и болот вырос мощный промышленный комплекс, включавший угольные шахты, нефтепромыслы, НПЗ, электростанции, речные пристани и участки железной дороги. 

Начавшаяся Великая Отечественная война не только не замедлила, а, наоборот, подстегнула развитие газового кластера на Ижме — в июле 1941 года был организован  Крутянский газопромысел (второй в стране после Дашавского), который вскоре начал монтировать на свою промплощадку оборудование эвакуированного Майкопского сажевого завода. Первая установка по производству канальной сажи появилась в деревне Крутая уже в августе 1941 года, а через три месяца, к 24-й годовщине Октябрьской революции была произведена первая опытная партия сажи. Еще через три месяца началось промышленное производство канальной сажи и началось строительство мощнойгазомоторной станции.

К концу 1943 года в Крутой на полную мощность работали уже 5 сажевых установок, дававших в год 6 тыс. тонн технического углерода. Это было вдвое меньше первоначального плана, но основную задачу по снабжению сажей химических, шинных и полиграфических производств Крутянский (Ижемский) завод выполнял достойно, обеспечивая до 80% общесоюзного производства технического углерода. 

Параллельно росла и добыча — активное эксплуатационное бурение и ускоренный ввод новых скважин обеспечили добычу газа в объеме 1,2 млн кубометров в сутки. Кроме того, ни на день не останавливалась геологоразведка — геофизические исследования и поисковое бурение. В связи с открытием в 1943 году крупного Войвожского газового месторождения был построен 20-километровый трубопровод Войвож — Крутая.

В целом за 4 военных года на Ижме был создан крупный газовый промысел с 58 эксплуатационными скважинами и сажевым заводом. За период войны газовики Коми добыли 1,5 млрд кубометров природного газа и произвели свыше 15 тыс. тонн сажи.

Самонесущая труба

В 1945 году было открыто крупнейшее на тот момент в стране Нибельское газовое месторождение (тем самым извлекаемые запасы в регионе увеличились почти втрое — до 10 млрд кубометров) и принято решение о строительстве в поселке Сосновка Ухтинского района, на берегу Ижмы, первого в СССР завода термической сажи. В связи с этим, а также для обеспечения топливом мощной Ухтинской ТЭЦ, была поставлена задача строительства магистрального газопровода Войвож — Крутая — Ухта — Ярега протяженностью 102 км. 

Стройка велась силами заключенных УхтИжемЛага, «правопреемника» УхтПечЛага. Спроектировали трубопровод и руководили его прокладкой отбывавшие срок в этом лагере инженеры Антон Булгаков, Кирилл Веревкин и Сергей Новопавловский. С учетом сложности сильно заболоченной трассы и тяжелейших природно-климатических условий Булгаков со товарищи предложили построить первый в мире магистральный подвесной самонесущий и самокомпенсирующийся газопровод

Антон Булгаков

Сказано — сделано. Трубы отечественного и чехословацкого производства диаметром 325 мм подвешивались на деревянных А-образных опорах на высоте 1,2 м от земли, что позволяло защитить их от замерзания зимой. Для защиты от коррозии трубы обмазывались цементом. В плане газопровод прокладывался «змейкой», что позволяло ему свободно изменять длину в пределах, необходимых для компенсации продольных деформаций. За эти пионерные технические решения Булгаков с коллегами получили медали «За трудовую доблесть», снятие судимости и авторское свидетельство на изобретение «Надземный газопровод».

10 июля 1948 года трубопровод был пущен в эксплуатацию, а через две недели Ижемский завод термической сажи выдал первую продукцию.

Несмотря на почтенный возраст, газопровод Войвож — Ухта, реконструированный в 2003 году, исправно служит и по сей день. Активно работает и Ижемский ГПЗ, переименованный в Сосногорский и существенно нарастивший свою мощность и расширивший ассортимент за счет поставок газа и газоконденсата с крупных Верхнеомринского и Нижнеомринского месторождений, а также с гигантского Вуктыла. Более того, в перечне выпускаемой продукции ГПЗ по-прежнему значится термическая сажа Т-900 (кстати, это единственное производство в стране) и печная сажа П-701.

Григорий Волчек