Рождество: фьючерсы лучше локальных сводок

Рождество по европейским и американским календарям вступило в свои права. Миллионы добрых католиков и правоверных протестантов западных ветвей христианства отмечают главный для них праздник. Компании подытоживают достигнутое и прогнозируют если не весь Новый Год, то хотя бы его начало. В этом смысле нефтяники и газовики ничем особым не отличаются от лиц иных профессий. И на вечеринках, и в кругу семьи они все чаще улыбаются. Да и атмосфера в отрасли в целом неплохая. Цены, хотя и блуждая, остаются на самой высокой за последний квартал планке. Тому, что сорт Brent котируется в среднем выше 65 долларов, а WTI — выше 60 долларов за баррель, помог текущий международный фактор. Заключена пусть и не вечная, но все же мирная американо-китайская договоренность, высвободившая поставки товаров с обеих сторон на сотни миллиардов долларов. Поэтому обе крупнейшие экономики заработают до поры до времени на полную мощность, требуя притока топлива и электроэнергии. Недаром Goldman Sachs и JP Morgan сразу подняли прогнозы конъюнктуры рынка нефти на 2020 год. И ведь это вопреки тому, что двустороннее соглашение пока не формализовано. Не подписана даже первая фаза реализации, а нежелание Си Цзиньпина прибыть на январский форум в Давосе лишает надежд на его встречу с Дональдом Трампом на старте года. Но, как бы то ни было, позитивный пекино-вашингтонский импульс — это явный, и притом не единственный, «плюс». Свою роль сыграли и уменьшение (по данным информационной службы Минэнерго США и American Petroleum Institute) инвентарного резерва нефти за океаном, и ограничительная сделка ОПЕК+, в первую очередь взаимодействие Москвы и Эр-Рияда. Итак, котировка фьючерсов совсем не плоха. Но зато поток тревожных вестей о новых обострениях локальных войн и региональных конфликтов вокруг Сирии, Ливии, Ирана, Венесуэлы и ряда других стран, хотя и тоже работая — в объективном смысле — на повышение цен, никак не радует в чисто человеческом плане. 

Ливийский узел — все туже

Опаснейший для Европы — в геополитическом, да и в топливно-сырьевом отношении — сюжет новогоднего периода разыгрывается в Средиземном море, по которому нефть и газ Магриба и Ближнего Востока доставляются в Испанию, Францию, Италию и т.д. «Турция готовится к вторжению в Ливию» — с этим заголовком в «Ведомостях», как говорится, не поспоришь.

У двух противоборствующих лагерей на земле расколотой междоусобицей «нефтяной жемчужины Северной Африки» — два разных опекуна в исламском мире. Оба покровителя сильны и влиятельны. Так, Анкара поддерживает правительство национального согласия (ПНС) в столице арабской страны — Триполи. Казалось бы, у турок — вполне оправданная в международном плане позиция. Исполнительная власть, возникшая в Ливии на руинах свергнутого атлантистами режима полковника Муаммара Каддафи, была сформирована под эгидой ООН. На этом правовом поле было бы неправомерно осуждать то, что как минимум с начала 2019-го сторонникам и защитникам ПНС активно поставляются турецкие вооружения вплоть до самых, пожалуй, грозных обитателей неба над всем Ближним Востоком — ударных беспилотников.

Плохо для ПНС лишь одно: ему противостоит группировка мятежного ливийского парламента, и ведь она не слабее правительственных войск! Эта сторона конфликта опирается на помощь Объединенных Арабских Эмиратов. В восточном городе Бенгази, бросившем вызов чиновной и, вместе с тем, радикально настроенной элите Триполи, основным действующим лицом стал самый опытный и авторитетный военачальник страны — маршал Халифа Хафтар. Под контролем у этого свободно говорящего по-русски выпускника советской академии — не только Ливийская национальная армия (ЛНА), но и, что самое главное, большая нефть — ее залежи и экспортная инфраструктура. Хафтар — «тертый калач». В его биографии бывало всякое: и верная служба режиму Каддафи, и размежевание с ним (при сильном присутствии тайного американского фактора), и обусловленное недавними событиями сближение с Москвой вплоть до торжественного посещения авианосного крейсера «Адмирал Кузнецов» на его обратном пути из Сирии в Баренцево море… 

…Весь 2019 год Хафтар атакует Триполи, но никак не может его взять. Что только ни предпринимается маршалом, дабы сломить сопротивление отрядов ПНС! Главная союзница штаба в Бенгази — далекая столица ОАЭ Абу-Даби — не ограничивается снабжением войск, штурмующих Триполи, стрелковым оружием. ОАЭ прислали Хафтару зенитно-пушечные комплексы «Панцирь-С1» и китайские ударные беспилотные летательные аппараты. Однако до недавних пор ничто не помогало. Но вот на позапрошлой неделе не где-то, а в самом Триполи произошло выступление кучки недовольных бюрократов-заговорщиков. Свергнуть пытались казавшегося неуязвимым главу ПНС и, конечно, злейшего врага Хафтара — его оппонента по имени Файез Сарадж. Попытка путча стала резонансной — Сараджу пришлось в панике покинуть свою резиденцию. Но и хаос не помешал изворотливому деятелю выбраться из объятой острейшим вооруженным противоборством страны — в Турцию.

Там, в Анкаре, обиженный у себя дома Сарадж встретился со своим опекуном — президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. И тот, дав интервью каналу A-Haber, дал понять, что мольбы премьера-сателлита услышаны. Во всяком случае, Эрдоган заявил, что Анкара готова оказать правительству арабской страны любую военную помощь, какая ему нужна. В воздухе над Восточным Средиземноморьем запахло порохом сильнее, чем до сих пор. 

Все это — крайне не вовремя для Москвы

Отнюдь не случайно, что Турция и ее подопечные в Триполи решили резко активизироваться именно сейчас, в новогодние дни. Очень уж напористо, после череды половинчато-неудачных войсковых операций на подступах к ливийской столице, действует теперь при поддержке ОАЭ маршал Хафтар. 

Подразделения ЛНА с боем приблизились на расстояние нескольких миль к предместьям Триполи. Если дальше так пойдет дело, то недруги Сараджа смогут оказаться в центре города через неделю. Недаром Хафтар уже призвал воюющих против него боевиков… вообще разойтись по домам и оставаться там. За это, мол, даны гарантии безопасности. Анкару же успех маршала злит потому, что не с ним, а с кабинетом хрупкого ПНС был подписан турками в ноябре Меморандум о взаимопонимании по морским зонам. Суть документа — непризнание, со стороны Триполи и Анкары, права на газоносный шельф (что на полпути от Бенгази до Афин) за Грецией. Назло ей обнародована турками верная, на их взгляд, карта морских экономических зон, которая радует Триполи, но бьет по интересам греков и близкого им Хафтара. 

Естественно, администрация правящего на востоке Ливии военачальника объявила документ Анкары незаконным. С таких же позиций вмешались и силы куда более влиятельные — Евросоюз и власти Греции, полагающие, что спорный договор нарушает суверенитет Эллады. «В ответ, — комментируют «Ведомости», — Греция выслала посла Ливии и стала укреплять связи с маршалом Хафтаром». Заметно приободрившись, командующий его флотом адмирал Фарадж Махдауи в интервью греческому телеканалу Skai заявил о наличии у него приказа: топить турецкие корабли в этой зоне. Топить — не топить, а одно судно с турецким экипажем — грузовой теплоход под флагом Гренады — уже обыскивается в восточноливийском порту Ras El Hilal, будучи перехваченным 21 декабря катерами маршала в открытом море. Объяснимо, что в столь накаленной обстановке, напрямую затрагивающей интересы еще и Евросоюза, вопрос о Ливии был поднят на днях в телефонном разговоре между Владимиром Путиным и Ангелой Меркель. При этом, как сообщили в пресс-службе Кремля, были «отмечены важность недопущения дальнейшего обострения ситуации и необходимость возобновления мирного диалога».

Что ж, Анкара и впрямь взвалила на себя чересчур много тяжелейших региональных проблем, связанных с нефтью и газом. Так, в Сирии турки не в ладах с последовательным защитником национального суверенитета в сфере углеводородного ТЭК — правительством Башара Асада. Уязвимой в правовом плане стала и позиция Турции по открытой геологами «полосе бумирующего нефтегазового глубоководья» между Кипром, Ливаном, Израилем и Египтом. Дело в том, что у берегов не признанной мировым сообществом республики на турецкоговорящем севере Кипра уже начались, с благословения Эрдогана, буровые работы, законность которых не удостоверена никем, кроме Анкары. И вот — замах на богатую сырьем акваторию, которая простирается ближе к Криту и иным греческим землям, чем к Малой Азии. Так не слишком ли размашиста заявка на энергетическую и в целом геополитическую гегемонию Турции в целом регионе? Ясно лишь одно: турецкому лидеру очень хочется вдохновить военную элиту подтверждением того, что после попытки путча 2016 года доверие Анкары к Вооруженным Силам полностью восстановлено; и ныне, мол, перед армией, авиацией и ВМС — большие патриотические дела.

Может быть, Эрдоган надеется: Москва, наблюдая за событиями, проявит покладистость с Анкарой несмотря на свою дружбу с Хафтаром? Вероятно, расчет сделан на то, что после барьеров, вставших на исходе года на Балтике для «Северного потока-2», Кремль не станет спорить с Эрдоганом, рискуя графиком официального пуска «Турецкого потока» 8 января. Обозреватели полагают так: Донбасс помешал России в срок добиться своего на Янтарном море; так с какой же стати она допустит превращение ливийского кризиса в камень преткновения для торжеств на Босфоре? Как и не станут в Москве, пишут зарубежные СМИ, рисковать поставками комплексов С-400. Что ж, рисковать никто и ничем не будет. Но приложить максимум миролюбия в попытке усадить враждующие в Ливии стороны за стол переговоров и хотя бы временно сохранить статус-кво, россиянам хотелось бы. Цель — избежать вмешательства Анкары как минимум до встречи Путина и Эрдогана. А там видно будет. Должны же ливийцы помнить, что любая сумятица в их отчем доме приводит порою к таким массированным бомбежкам и ракетным атакам силами НАТО, что нынешнее «локальное кровопролитие» покажется, при более трезвом взгляде, не «концом света», а чем-то все же преодолимым. 

Сами себя превзошли!

Даже в изобилующей коварством истории Североатлантического ареала планеты вряд ли найдется пример столь уродливого двуличия и лицемерия в геополитическом курсе США, как столкновение ряда событий 20 декабря.

В один и тот же день было достигнуто — в Минске — российско-украинское соглашение по газовому транзиту; а на противоположном берегу Атлантики жестко нанесен встречный удар — по упрочению топливного баланса Старого Света. Официально взят и даже включен в военные планы курс на удушение новых экспортных артерий «Газпрома» (пресловутый пункт 7503 в законе об оборонном бюджете США). А ведь еще недавно это удушение объяснялось г-ном Трампом именно в украинском контексте. Трактовалось как оправданная реакция на мнимый (выдуманный самими же американцами) срыв Москвой своих топливно-сырьевых обязательств перед Киевом и… запугивание газом его западных соседей. Как же так, если никакого срыва нет и в помине?! Да уж, на сей раз американцы, вводя беспричинные меры, сами себя превзошли.

Действительно, разве команды Барака Обамы, а затем Дональда Трампа не утверждали в один голос, что, при всех разногласиях по другим вопросам, их претензии к прокладке «Северного потока-2» и «Турецкого потока» совпали, и вызваны они киевским фактором? Коренится же (в этой связи) раздражение Вашингтона Евросоюзом, мол, в одном и том же. А именно — в «наивном» европейском непонимании того, что обе энерготрассы нацелены-де Кремлем на «многострадальную киевскую мишень». То есть на лишение Украины наиболее устойчивого (если не единственно-гарантированного) источника ее госбюджетных доходов. И, о ужас! — направлены эти трассы на крушение, силами ТЭК, главного и к тому же фанатичного (что особо ценится в НАТО) плацдарма по сдерживанию «агрессивных устремлений путинского колосса».

Но вот, вопреки борцам с «экспансионизмом Кремля», — победа истины под сильным (причем позитивным) прессом ЕС. Здравый смысл, избранный Ангелой Меркель, взял верх и на Днепре. То упорство, с которым Европа настаивала на сделке, — мега-детонатор против Трампа. Еще бы! Если ему пришлось выламывать руки ради своего сланцево-сжиженного продукта, то за газом Сибири выстроилась очередь сродни толкучке. Очередь, которая своим гомоном и многолюдьем давит на Киев! Налицо прочность репутации ведущего, хотя и оболганного недругами, поставщика. Это лучший экспортер газа в ЕС! Посол США в ФРГ Ричард Гренелл может вволю твердить, будто Европа, наоборот, благодарит Трампа за газовую войну с Москвой. Но даже он ссылается на дипломатов всего 15, а не всех 28, государств-членов ЕС. Союзники Гренелла — как правило, выходцы из небольших, «настрадавшихся от коммунизма» стран. Сам же Вашингтон вынудил в свое время, надавив на Брюссель, срочно принять их в интеграционный альянс. А крупные звенья ЕС, нуждающиеся в масштабном газоимпорте, не благодарят, а негодуют. 

Единственная их надежда — на долгосрочность достигнутых «Газпромом» и «Нафтогазом» (на базе срочной реформы последнего) соглашений — целых 5 лет! Налицо и снятие финансовых претензий. Так с какой стати надо вести себя в США столь сердито, будто этого нет? Кто-то возразит: в аппаратных лабиринтах сверхдержавы настолько сильна инерция графика мероприятий, что отменить или перенести запуск «санкционного водопада» Трампом перед телекамерами было, мол, никак нельзя. Но это неправда! Даже отправка в сенат срочной резолюции об импичменте Трампа, принятой нижней палатой Капитолия, была задержана под спудом обстоятельств. И кем! Противницей Трампа — спикером Нэнси Пелоси. Так что при желании почти все в Америке можно застопорить. Но, как видите, не санкционный зуд против России.

Протесты Меркель в ответ на репрессии против подрядчиков «Северного потока-2» стали, видимо, наиболее резким — в биографии канцлера — ответом на заокеанский диктат. Ответом столь категоричным, что Bild, этот самый популярный в ФРГ таблоид, назвал реакцию главы кабинета «объявлением войны» Соединенным Штатам! Возник, между прочим, медиа-парадокс: если обычно наши международники, осуждая санкции, взвинчивают контрдоводы до полувоенной планки, а входящие в западное сообщество немцы, наоборот, их сглаживают, то сейчас все наоборот. Германские СМИ наперебой пишут о вербальной войне между Берлином и Вашингтоном, а видный российский политолог Андрей Торкунов считает, что это — преувеличение. Но, как бы то ни было, «Карфаген будет разрушен» — рано или поздно балтийскую артерию дотянут до места назначения в Штральзунде, будь то при участии или без участия наказанной нынче Белым домом трубоукладочной компании Allseas. 

Варвинская кладовая меняет хозяев

Стремление Киева спрогнозировать исход вашингтонского импичмента и в целом предсказать итоги президентских выборов в Соединенных Штатах становится, так сказать, обнаженным до неприличия. Предсказанием судеб США заняты на Днепре сотни обремененных властью и статусом людей. Как бы местной элите (чиновной и деловой) не перехитрить себя в попытке угадать результаты предстоящего политического сезона за океаном. 

Сначала, в эпоху правления американских демократов во главе с Бараком Обамой, кабинет Петра Порошенко испытывал наибольшие симпатии к двум верным друзьям Незалежной. Один из них, прилетая на Днепр, восседал там во главе правительственного стола. Другая любила раздавать на Майдане печенье. Читатель догадался, что речь идет о бывшем вице-президенте США Джо Байдене и об экс- заместительнице госсекретаря Виктории Нуланд. Их забота об украинской энергетике была столь плотной, что, например, Байден не пожалел родного сына по имени Хантер (в переводе — «охотник») для опасной охоты за «голубым топливом» в составе совета директоров газовой фирмы Burisma. Увы, ту работенку неумехе Хантеру пришлось со временем бросить; да и сам этот бизнес оказался в перекрестии скандальных прицелов. 

Когда к власти пришел республиканец Дональд Трамп, — от посла США на Днепре Мари Йованович требовалось нажать на власти Украины для нового расследования коррупции в делах Байденов. Понадобилось вскрыть рычаги «внедрения» демократов в местный ТЭК и снятия (по указке «неуловимого Джо») киевских прокуроров, которые хотели в этом разобраться. Йованович ответила: здесь дипломатия ни при чем, и тем самым подставила себя под удар Белого дома. Тогда и началась новая эра в вашингтонском подходе к Киеву. Задачи госдепа взяла на себя по воле Трампа тройка неофициальных, но властных кураторов всего, что происходит на Украине. Триумвирату было поручено завершить «раскрутку» дела Байденов руками Киева, не оставляя бывшему вице-президенту США шанса на избрание кандидатом на новоселье в Белом доме от партии демократов. В тройку вошел спецпэмиссар США по Украине Курт Волкер. Вторым явился посол при штаб-квартире ЕС Гордон Сондерленд. Ну а третьим, как Бог велел (с учетом географии Незалежной как топливного перекрестка Европы), стал министр энергетики США Рик Перри. Он-то и сыграл ударную роль в вытеснении ставленников команды Обамы из отраслевых структур Украины, одновременно предлагая заменить их выдвиженцами республиканцев. «Челночным» арбитром этого славного трио в целом стал адвокат нынешнего президента — Рудольф Джулиани.

После одного из визитов г-на Перри на Днепр агентство Associated Press сообщило, что американские бизнесмены заключили с киевским кабинетом 50-летний контракт на разведку нефти и газа на Варвинском месторождении в Черниговской области. Хозяйкой стала Ukrainian Energy, принадлежащая бизнесмену с украинскими корнями Майклу Блейзеру. Родом он — из того же штата Техас, где трудился губернатором (до своего назначения министром энергетики) Рик Перри. Но это, как понимает читатель, просто совпадение! И вот, состязаясь за украинский актив, Блейзер (надевший, возможно, клубный пиджак — блейзер) предложил в июле 2019-го на рассмотрение жюри тендера, по данным американских СМИ, «на миллионы долларов меньше», чем его единственный конкурент. В общем, еще тот конкурс! Но победили именно техасцы, ибо назначенная правительством Владимира Зеленского команда «независимых экспертов», заключила, что люди Блейзера обладают большей технической экспертизой и несравненными финансовыми возможностями.

Лавирует не только «Нафтогаз». Бери выше!

Все бы хорошо, но осенью 2019-го в Америке забил набат импичмента. Похоже, на Днепре с тревогой задумались: не напрасно ли они — после давней дружбы с Джо Байденом — пошли на поводу у близких к республиканцу Рику Перри миллионеров, тем более что ныне и сам он уже в отставке?

Да и то сказать: не пора ли в Киеве — после объявленного нижней палатой Капитолия импичмента президенту — переориентироваться на демократов в формирующемся предвыборном раскладе в США?.. Но, с другой стороны, разве солидно выглядел бы столь крутой разворот по «голубому топливу» со стороны верховной украинской власти во главе лично с Зеленским? То есть не лучше ли изобразить «законный отъем» Варвинского месторождения у г-на Блейзера завуалированным образом, чтобы операция выглядела как успех не воинственной заокеанской оппозиции, осадившей Белый дом, а самого же украинского правосудия? И была бы воспринята как удовлетворение просьбы куратора углеводородного блока национальной энергетики — «Нафтогаза»(!).

Автор Обозрения не имеет на сей счет прямых улик. Но, возможно, сюжет складывался под старым, как мир, девизом — «по просьбе трудящихся»! То есть раскручивался он по просьбе бескорыстных газовиков в кабинетах над Днепром. О чем, собственно, и вышла статья журнала Time. Говорится же в ней о том, что 13 декабря «Нафтогаз» подал в Окружной административный суд Киева иск к правительству Украины с необычной просьбой. Она звучала так: признать недействительным предоставление американской фирме Ukrainian Energy права на разработку Варвинской кладовой природного газа. Да уж, похоже на то, что Киев все-таки отвернулся от Трампа. Отвернулся несмотря на то, что Рудольф Джулиани — в ходе недавней поездки на Днепр — вроде бы договорился о готовности сразу трех украинских правоохранителей отправиться за океан и дать там свои показания против Байдена… 

…Давным-давно Илья Муромец, въехав в Черниговские леса на пути к стольному граду, сразился с чудищем о трех огнедышащих головах — Змеем Горынычем. Думается, факелы, вырывавшиеся из пастей дракона, наверняка были газовыми: где-то под брюхом были спрятаны трубы с не познанного людьми Варвинского месторождения. Что ж, богатырь победил Змея. И продолжил путешествие к днепровской твердыне, где купола Святой Софии сияли ярче сегодняшних солнечных батарей, да и других альтернативных энергоисточников. Да и сам-то великий князь звался Владимиром Красное Солнышко. Ох и времена же были на дворе! Шло объединение, а не разобщение, восточнославянских земель. И повсюду от Днепра до Оки и Волги люди одевались в домотканые рубахи или кольчуги, но не в блейзеры. Впрочем, разве в них дело? Да и чем плох клубный пиджак на каком-нибудь предновогоднем мероприятии! Плохо совсем другое: быть безупречно и модно одетым, но изрекать при этом патентованную ложь. 

Павел Богомолов