Эффект загазованности

Чем больше признаков слабого, но все-таки уже обозначившегося реализма в Киеве, особенно по проблеме газового транзита, мы видим в последние дни, — тем больше агрессивных демаршей «выкатывается» на авансцену из-за океана. Вот уж откуда, на самом-то деле, проистекает ядовитая загазованность атмосферы в регионах, история которых, да и само местоположение, не имеют никакого отношения к Соединенным Штатам. Размашисто оценив не только украинский «топливный фон», но еще и тему энергетических планов России, комитет сената США по иностранным делам одобрил введение мер против спонсоров прокладки газопроводов РФ в целом. А палата представителей конгресса родила законопроект по осуществлению антигазовых репрессий на Балтике и на Черном море в 2020 году не кем-нибудь, а Пентагоном! Что называется, приехали… 20 декабря мы еще узнаем из Белого дома о деталях внесения санкций против «Северного потока-2» и «Турецкого потока» в статьи военного бюджета. Услышим, как будут наказывать проштрафившихся немцев, австрийцев, швейцарцев и иных партнеров «Газпрома» в Старом Свете. В общем, если Украине и Европе требуется «голубое топливо», то Штатам необходимо совсем иное. Позарез нужно истерично окрашенное в русофобские тона сохранение плацдарма вражды в Донбассе: воевать там до последнего украинца! Да-да, вершителям сверхдержавного курса не по нраву то, что Нормандская четверка, вопреки всем разногласиям, договорилась-таки в Париже о согласовании неотложных задач мирного урегулирования на юго-востоке Украины. Не желает Вашингтон этого урегулирования. Не желает даже ради стабилизации энергообеспечения своих ближайших союзников по НАТО нынешней зимой — вот ведь в чем корень самого наболевшего вопроса в предрождественской повестке дня. 

Старый Свет хочет тепла и света

«Если дело дойдет до санкций, — это станет прямой атакой на суверенитет Евросоюза и фатальным сигналом для парижских усилий по достижению мира, — подчеркнул на днях председатель Восточного комитета немецкой экономики Оливер Хермес. 

Как комментирует ТАСС вышедшее в Берлине Заявление авторитетного альянса деловых кругов, германский бизнес считает: внесение рестрикций в военный бюджет США «ставит на кон» важные шаги по достижению мира на Украине и возможное соглашение по транзиту газа». «Американцы хотят продавать в Европу СПГ, да и постройка соответствующих терминалов в ФРГ тоже запланирована, — сказал г-н Хермес. — Но, если усилится давление, нацеленное на рыночных конкурентов, то энтузиазм в связи с совместными (с Соединенными Штатами) проектами может исчезнуть». Меры, «вновь принимаемые Вашингтоном без консультаций и против уже озвученной воли важнейших европейских союзников», вызовут — добавим — негативное эхо.

«Рынки отреагируют на напряженность соответственно, — говорит глава Восточного комитета. — Мы уже видели это на примере мер США против российских производителей алюминия, принятых в апреле 2018 года без обсуждения с ЕС. Скачок цен был так высок, что санкции в итоге сняли!»… Быть может, вы думаете, читатель, что так рассуждает только германский бизнес как прямой бенефициар «Северного потока-2»? Ничего подобного! Тех же критериев придерживается ядро делового сообщества всей Западной Европы. Осуждая санкционный зуд, Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ) заявила: для континента «принципиально важно не допустить возникновения ситуации, когда внешнеэкономические отношения будут регулироваться кем-то извне». «Откровенно угрожающие санкции используются в качестве инструмента (недобросовестной — Авт.) конкуренции на мировом газовом рынке и могут нанести крупный урон европейской конкурентоспособности», — прокомментировал в интервью для ТАСС гендиректор АЕБ Франк Шауфф.

Деловым кругам вторит с берегов Шпрее правительство ФРГ. «Призываем сенат (США) не следовать этому (решению палаты представителей конгресса о вводе санкций)», — отметил в эфире телеканала ZDF министр иностранных дел в берлинском кабинете Хайко Маас. «Мы находимся в контакте с американцами», — намекнул он на попытки урезонить их в последний момент. «Мы считаем происходящее неприемлемым, поскольку подобные действия в конечном итоге влияют на решения, которые были приняты в Европе».

С германской дипломатией и бизнесом согласны ответственные, солидные СМИ. Как предполагает Der Spiegel, возможные санкции на Янтарном море привели бы к провалу газовых переговоров между Россией и Незалежной. А ведь, судя по всему, «прославившийся» своими циркулярными письмами-предписаниями посол США в ФРГ Ричард Гренелл и без того уверяет гонцов «Нафтогаза» в ходе личных встреч: еще один рывок — и Кремль чуть ли не треснет под дружным натиском своих патентованных недоброжелателей. Как бы вам не ошибиться! По оценке Der Spiegel, если газовый конфликт между Москвой и Киевом, вопреки, казалось бы, позитивным итогам двусторонних венских бесед при закрытых дверях, все равно обострится, — это приведет к долгосрочным перебоям в поставках «голубого топлива». В итоге хранилища в ЕС будут незаполнены, а затем ситуация может стать и вовсе критической. Европе попросту выкрутят руки дороговизной заокеанского СПГ; а надолго ли его хватит в плане рентабельности для самих же американцев, — не знает никто. Подсчитано лишь одно: в случае обрыва в поставках газа, да и новых замедлений по «Северному потоку-2», цены в Германии вырастут примерно на 5-7%, а в таких средиземноморских странах, как Греция, — на 45%!

…И все же надежда на лучшее есть 

Пока индустриалы, политики и журналисты выстраивают — против санкционного рецидивизма — вежливо обоснованные контрдоводы, — простые европейцы формулируют свои протесты гораздо проще: хватит дурачить нас, продвигая с глубокомысленно-важным видом «сжиженную околесицу» об энергетическом спасении ЕС с противоположного края Земли!

Ведь даже те санкции, которые были приняты задолго до нынешних дрязг вокруг газа, и с тех пор регулярно и бездумно продлеваются Брюсселем под известно чьим нажимом, отняли у европейцев огромные деньги, способные влиться в экономику и социальные планы. «Мы, венгры, с момента введения санкций потеряли 8 млрд долларов. Наша задача заключается в том, чтобы все-таки оказать поддержку венгерским предприятиям на рынке России», — заявил Петер Сийярто, министр иностранных дел и внешнеэкономических связей в будапештском кабинете Виктора Орбана на церемонии открытия партнерского офиса Венгерского агентства по развитию экспорта (НЕРА) в Москве. По данным г-на Сийярто, Германия в прошлом году увеличила свой товарооборот с Россией на 56%, Франция — на 45%, Италия — на 37%. Но не только примеры взятия навязанных Европе барьеров любыми законными способами позволяют в канун Нового Года надеяться на транзитно-газовый позитив в нелегком диалоге с Украиной. Имеются, что бы ни говорили наши противники, и юридические зацепки, причем не для Киева, а для Москвы.

Наличие у «Газпрома» как минимум нескольких ударных и притом еще не введенных в бой резервов вынужден теперь признавать и «Нафтогаз». «Не во всем согласен, но всегда полезно знать мнение «с той стороны», — отозвался глава правления киевской госмонополии Андрей Коболев на публикации российских СМИ. — У наших оппонентов есть еще несколько нестандартных козырей. Поэтому праздновать победу точно рано». При этом, добавляет уже цитировавшееся в Обозрении агентство ТАСС, г-н Коболев не стал уточнять: что именно он считает «козырями». Так позвольте же нам самим, уважаемый читатель, порассуждать вместе с вами на эту тему. Вспомнить, например, о 3-миллиардном долге перед Москвой, который вытекает из непогашенного займа, предоставленного в свое время правительству Виктора Януковича. Можно было бы не очень-то акцентировать этот вопрос, если бы нынешняя Украина согласилась, как призывает Кремль, обнулить все свои и встречные судебные иски по газу. Но кабинет Владимира Зеленского, видите ли, не желает этого. Не желает вопреки тому, что ряд немалых платежей по газовым спорам уже поступил на Днепр из Москвы в натурально-топливной форме. 

Так позвольте же, если решать вопрос по-хорошему Киеву не хочется, — то мы тоже припомним ему вышеназванный старый должок. Неужто в ответ судьям скажут, что Янукович — плохой человек, да и президентом он, мол, был послушно-промосковским (!). Как вы считаете: солидный ли это довод для Верховного суда Великобритании, завершившего в четверг слушания по данному вопросу и удалившегося для принятия вердикта к середине 2020 года? Януковича, какой бы ни была его власть, свергли в ходе госпереворота, и установленный по его итогам режим — наследник того путча, что известно и на Темзе. И после этого вы, господа, полагаете, что на базе английского права можно надеяться на аннулирование такого долга? Есть, впрочем, у РФ и иные, хотя и не чисто правовые, козыри, которые, быть может, тоже имел в виду Коболев. Так, в ту пору, когда в Киеве «скребли по сусекам» претензии к «Газпрому», у госмонополии РФ еще не было в распоряжении работающей «Силы Сибири», а ныне она есть. Не было достроенного «Турецкого потока», а теперь и он имеется. «Новатэк» еще не поставлял в ту же Англию, США и другие страны Запада ямальский СПГ; а сегодня и этот козырь опять-таки налицо. Есть еще и много другого. Так почему вы думаете, что нынешние позиции Москвы слабее, чем когда-либо прежде, и не абсурд ли это? 

Коболев точно не политик, хотя он вполне может быть опытным топ-менеджером. И он, и исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко могут сколько угодно говорить в угоду далеким, но неотступным кураторам, что в ходе двусторонней беседы после Парижского саммита Нормандской четверки никаких договоренностей по транзиту достигнуто, мол, не было. Коболев и Витренко — «технари» или в чем-то экономисты бухгалтерской закваски. Подавай им столбцы с цифрами взаимных компромиссов, а иначе, мол, и радоваться нечему. Чудаки! Разве в этом заключен стержень событий ныне, после бесславной «пятилетки кровопролития АТО», катастрофических для карателей котлов дебальцевского типа, трансграничных газовых пробок? Сейчас, на погодных весах предновогодней стужи, гораздо больше значат туманные, но все-таки подающие надежду слова Владимира Зеленского: «На двусторонней встрече с президентом РФ мы обсудили это, начали… Кажется, что мы этот вопрос разблокировали». И верно сделали! Ибо ничего хорошего для «антигазовых подрывников» в потоке вестей с других «фронтов» все равно не видно. «Уверяю вас: ни «Северный поток-2», ни «Турецкий поток» не остановятся, — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с президентом Дональдом Трампом. 

Британия: главные проблемы — впереди

Это ошибка — считать, что победа британских консерваторов во главе с Борисом Джонсоном на внеочередных парламентских выборах якобы разрубила узел накопившихся на Альбионе общественных противоречий и открыла ясный путь в завтра. Главные проблемы для страны, по сравнению с которыми политические метания последних трех лет покажутся вскоре всего лишь «репетицией вполсилы», — уже маячат для Лондона на горизонте.

Успех капризного лидера партии тори сравнивают с триумфом Маргарет Тэтчер и ее «рыночной революции» в 1979-м. Но это — обоюдоострое и злое сравнение. Уже на старте 1980-х многие миллионы простых, живущих на зарплату англичан не знали, как избавиться от воинственной проповедницы возврата к обнаженному в своих пороках капитализму. Самых недовольных давили конной полицией. Репрессии были таковы, что даже известный своей благорасположенностью к главе британских консерваторов Михаил Горбачев все еще терпеливо продолжал (на старте своего правления) поддержку курса профсоюзов СССР на денежные переводы миллионной помощи бастующим английским шахтерам. Они ведь и впрямь боролись за выживание. Дошло до того, что проевропейски настроенные однопартийцы г-жи Тэтчер свергли ее, чтобы не проиграть выборы 1992-го… Все это — поучительная история и для нынешнего триумфатора с простонародной, казалось бы, фамилией Джонсон. 

Новоявленный «царь Борис» сдержит слово — в конце января он и впрямь приступит, в нелегком диалоге с брюссельской штаб-квартирой Евросоюза, к многослойным процедурам выхода из ЕС — пресловутого «брекзита». Но одного 2020 года может для этого не хватить — и в итоге придется, возможно, хлопнуть — под следующее Рождество — дверью без всесторонне выверенного и всеобъемлющего соглашения. Тем хуже окажутся для англичан условия последующего торгово-экономического партнерства с континентальной Европой. На чем же, в таком случае, зиждется бытующая на Темзе надежда? На том, что выручит Америка. И весь англосаксонский мир, как и обещает Дональд Трамп, сплотится в «фантастически выгодном интеграционном сообществе», центральной осью которого как раз и будет обновленный альянс между Вашингтоном и Лондоном. В первую очередь, Штаты ждут заметного повышения роли теперь уже «раскрепощенной» Британии в НАТО. По идее все это призвано символизировать качественный подъем «особых отношений» (special relationship) на новую историческую ступень.

Непонятно только, сколь прочной она окажется. Трампа, этого оракула «беспрецедентной зоны свободной торговли» в Северной Атлантике, быть может, уже не будет в Белом доме. Но, в конце концов, даже не это главное. Многие англичане, при всем величии союзничества с американцами в обеих мировых войнах, сложно относятся к этому самому Белому дому. Начнем с того, что британские колониальные войска, подавлявшие самостоятельность молодых Штатов двести лет назад, просто-напросто… сожгли этот символ независимого Вашингтона в 1812 году. Представьте себе: в ту пору Россия, атакованная злейшим врагом туманного Альбиона — коварным корсиканцем, казалась Лондону куда более важным союзником, чем любая иная страна!.. Восстановленный московским мэром Юрием Лужковым в 1990-х Храм Христа Спасителя, который был воздвигнут в ХIХ веке как раз в память о победе над Бонапартом и его амбициозным мироустройством, напоминает: уже тогда завоеватель Европы из последних сил сдерживался нами сообща — православной Россией на востоке и непокоренной Британией на западе. 

Но и столь яркие вехи истории нынче — тоже отнюдь не главное. Главное в том, что в обмен на запуск «почти беспошлинной торговли» между США и Соединенным Королевством тот же Вашингтон наверняка потребует свободы рук для американских инвесторов на Темзе. Об этом республиканцы уже заявили. Итак, от Джонсона той же Америке понадобятся гарантии вложений частного капитала США в «святая святых» сильной британской «социалки». Ультиматум же наверняка сведется к тому, что надо, мол, приватизировать гордость каждого англичанина, шотландца, валлийца и североирландца — систему Национального здравоохранения (знаменитую National Health), и расчистить ее для рыночной конкуренции. Вот уж где и впрямь мечтают орудовать «на заокеанский манер» транснациональные гиганты медицины. Когда эти реалии постучатся в дверь, — тогда миллионы островитян, особенно немолодых, задумаются над итогами «брекзита» по-иному. Но будет поздно.

Зато внутриполитический опыт разобщенной Америки Джонсон вряд ли станет внедрять на Альбионе. Наоборот, премьер с опаской наблюдает за зигзагами намечающегося в США импичмента. Хотя и не сознаваясь в этом, лидер тори удручен циничной легкостью, с которой рулевой сверхдержавной власти подвергнут укусам законодателей, бушующих в Капитолии. Кроме того, из памяти «царя Бориса» не исчезло свержение его предшественницы Терезы Мэй. Поэтому СМИ и пишут: излюбленной — в тексте программы консерваторов — станет для Джонсона, вероятно, 48-я страница, где даны, хотя и завуалированно, цели построения полуавторитарной власти. Под ее эгидой суды и парламент станут по своим полномочиям ниже правительства. В этом плане очарование Соединенными Штатами точно покинет премьера. Оно уступит желанию просто сохранить кресло, причем не на расплывчато-вашингтонский, а на «евробрюссельский», т.е. почти самодержавный, манер.

Ольстер и Вересковый край — что будет с ними? 

Шансы на повторный референдум о самоопределении Шотландии — по итогам нынешних общебританских выборов — резко возросли. Шотландская национальная партия получила в палате общин 48 мандатов. Это немало. И, вопреки недовольству Лондона и вероятным сетям интриг из Вашингтона, гордые потомки легендарного барда Роберта Бернса все сильнее мечтают остаться в рядах Единой Европы в качестве ее самостоятельного звена.

Уже проведенная ранее Тони Блэром деволюция, то есть автономизация Верескового края, увенчавшаяся, помимо прочего, созданием собственного парламента в Эдинбурге, вручила шотландцам дополнительные рычаги. Для чего? Ответим торжественно, но честно: для воплощения их коллективной воли и национальных чаяний. Путь гористого Севера к суверенитету может оказаться долгим, извилистым и поэтапным, причем не гарантирующим мгновенного улучшения жизненных стандартов. Надо ведь признать, что казна всего королевства больше дает Вересковому краю, чем получает от него. И все же соблазн возрождения — впервые после позднего средневековья — своей собственной государственности в Эдинбурге достаточно велик. И если он осуществится со временем хотя бы отчасти, то дальнейшая судьба нефтегазовых кладовых Северного моря станет непредсказуемой. Да-да, непредсказуемой, причем отнюдь не только в смысле их геологического истощения, но и в плане территориальной принадлежности большинства «полувычерпанных» месторождений — шельфовой юрисдикции как таковой.

Но и это не все. Выживет ли льготный режим подводных энергопоставок в Британию по интерконнекторам из ЕС — это вопрос. Да и Осло, не являясь членом Евросоюза, может снизить экспорт своих углеводородов на Альбион. Гронингенский промысел в Нидерландах, еще недавно обеспечивавший 30% спроса северо-запада Европы на «голубое топливо», закроется навсегда. СПГ из Соединенных Штатов окажется дороговат даже для денежных тузов Сити. Уж не произойдет ли в итоге невероятное: испытывая нехватку катарского, алжирского и нигерийского СПГ, Лондон, быть может, вложит инвестиции в развитие российского Севморпути, да и вообще будет вынужден закупать больше газа из Арктики, чем до сих пор? Все это стало бы, согласитесь, с трудом побежденной анафемой и ересью для кремлинологов. Ведь именно на Темзе «антипутински» настроенным кругам, больше других сделавшим для «энергетического отбрасывания московитов», да и поссорившимся с Европой во многом из-за ее здравой терпимости к углеводородам Сибири, — самим же придется санкционировать широкое партнерство с Россией в сфере топлива.

Как же быть, в таком случае, с провозглашенным обещанием Лондона: отбросить в течение двух десятилетий никому, мол, не нужное половодье сырья и полностью отказаться к 2040 году от производства и сбыта машин с двигателями внутреннего сгорания? Одному Богу известно. Но в принципе для празднующих победу консерваторов, если они и впрямь собрались не раз переизбираться в течение как минимум четверти века, — сказанное может стать крупнейшей «энергетической нестыковкой». И обернуться горьким разочарованием. Как минимум, с репутационно-имиджевой точки зрения. 

Но в любом случае окажется, что недруги лидера лейбористов Джереми Корбина, придавшие своей критике почему-то псевдовенесуэльские тона(!), напрасно скрывают завтрашние нефтегазовые трудности Британии. И зря сводят — в комическом ключе — проблемы своего ТЭК к… давнему сюжету с дешевым топливом с Ориноко для лондонских автобусов-двухпалубников. Напомню: испытывая в начале 2000-х годов симпатии к тогдашнему мэру английской столицы Кену Ливингстону, президент Уго Чавес стал снабжать городской транспорт на Темзе дешевым горючим. Но, едва к рулю мэрии Лондона пришел Джонсон, — он отказался от приемки бензина и дизельного топлива за «жалкие пенсы» от… «обманутых Чавесом бедняков Каракаса». И вот теперь, когда команданте давно уже нет в живых, — друзья «царя Бориса» вновь твердили на прошлой неделе, что лидер консерваторов не даст, мол, «красному Корбину» превратить Британию в ту же Венесуэлу! Сатирикам казалось, что этой историей весь «энергосегмент» британской избирательной кампании якобы исчерпан! Но ничего подобного — в проекции реальных проблем ТЭК на завтра скрыто куда больше тупиков, чем может казаться…

…Не желает выходить из ЕС и самая беспокойная провинция Соединенного Королевства — Северная Ирландия. На сей раз неважно, что католиков, т.е. традиционных противников власти Лондона, там меньшинство, в то время как приверженцев Англиканской церкви — гораздо больше. Это ведь только раньше, в эпоху 1960-х — 1990-х годов, первые насмерть изводили вторых преступными методами террора. Ныне дело не столько в религиозной розни, сколько совсем в другом. Все жители Ольстера (как адепты Ватикана, так и британские лоялисты) ощутили выгоды почти беспошлинного товарного потока из соседней Ирландской Республики как члена ЕС. Привыкли и к безвизовому режиму, и к росту занятости в приграничье. Так что выход из Евросоюза в русле «брекзита» станет для Северной Ирландии невыдуманной драмой. И по какому сценарию она разовьется далее, — пока не знает никто. 

Павел Богомолов