Разрешите построить

Фото: gazprom.ru
Фото: gazprom.ru

Позиция Польши относительно проекта «Северный поток-2» непримирима. Такое заявление сделала премьер-министр Польши Беата Шидло на пресс-конференции в Берлине. «Польская позиция в отношении строительства «Северного потока-2» четкая. С нашей точки зрения, это инвестиция, которая способствует разделению Европы», — сказала она.

Так, польское антимонопольное ведомство сознательно затягивает  выдачу разрешений на строительство газопровода. Из-за этого участники консорциума «Северного потока-2» (немецкие E.On и BASF (Wintershall), англо-голландская Shell, французская Engie и австрийская OMV) до сих пор юридически не являются владельцами проектной компании, хотя фактически по согласованию с «Газпромом» выполняют эти функции, чтобы не останавливалось развитие проекта.

Страны Прибалтики – главные критики проекта газопровода, который значительно уменьшит транзит газа через Украину. Еще в марте Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Польша, Словакия, Румыния и Литва подписали обращение председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру, в котором отмечали, что реализация «Северного потока-2» вызовет «потенциально дестабилизирующие геополитические последствия», а также усилит зависимость Европы от газа из России.

В поддержку «Северного потока-2» выступает Германия, которая рассматривает строительство газопровода как исключительно экономический проект, «который должен быть реализован в соответствии с правом и законом». Государство считает, что именно экономические причины заставят страны Европы импортировать больше российского газа.

В том, что доля газа из России на европейских рынках будет расти, уверен и глава «Газпрома» Алексей Миллер. «Эта тенденция роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе продолжится, — заявил он на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. – Мы знаем об альтернативных источника поставки, но для себя мы прекрасно осознаем, что российский газ на европейском рынке будет востребован». Слова Миллера подтверждаются цифрами. Европа является крупнейшим потребителем российского газа. А в 2015 году объем поставок увеличился на 8% — до 159,4 млрд куб.м газа. При этом абсолютный рекорд продемонстрировала Германия – 45,4 млрд куб.м. Такая тенденция сохраняется – в первые месяцы 2016 года Европа купила больше газа, чем за аналогичный период прошлого года.

Проект «Северный поток-2» выгоден Европе еще и потому, что российский газ будет обходиться Европе на 10% больше, чем альтернативы не из России. Кроме того, утверждает директор Института Национальной энергетики Сергей Правосудов, российский газ сейчас конкурентоспособен с другими источниками энергии, например, углем и дорогими ВИЭ. В большинстве европейских стран сегодня понимают это. В Австрии, например, также убеждены в экономической эффективности проекта, считая «Северный поток-2» единственным реальным решением для диверсификации газа. «У нас был «Южный поток» и другие проекты, и они были забыты, и теперь наша единственная надежда – «Северный поток-2», — заявил глава OMV Райнер Зеле.

Сама Германия поддержала проект газопровода еще в апреле и теперь отстаивает свою позицию относительно необходимости сохранения и расширения поставок российского газа. В связи с этим на прошлой неделе Ангела Меркель провела переговоры с Робертом Фицо – премьером Словакии. В ходе встречи стороны обсудили возможность получения Братиславой компенсации за сокращение транзита российского газа через Украину, т.к. новый газовый путь, по мнению Словакии, лишает ее неплохих доходов. Тем не менее, страна, ранее критиковавшая проект, теперь готова к компромиссу

Дело за малым – убедить поляков дать разрешение на строительство газопровода. По мнению директора Фонда энергетического развития Сергея Пинкина, большой проблемы в этом не будет. «Польша очень серьезно завязана на ФРГ. Ведь Германия – важнейшая экономика Евросоюза. Другой вопрос, на какие уступки надо пойти, чтобы Варшава согласовала проект. Польша, конечно, заинтересована в том, чтобы транзит проходил через ее территорию. Германия могла бы сыграть роль посредника в переговорах между Россией и Польшей. По сути, заинтересованность Германии в этом проекте – некий залог того, что он будет реализован», — комментирует ситуацию эксперт.

Кристина Кузнецова