Посиделки в заснеженных Альпах

 

Всемирный Экономический Форум в Давосе, прошедший на днях в 48-й раз, затевался в 1971-м просто как каминные посиделки интеллектуалов со всего света. Об этом часто говорит основатель прекрасной традиции — бессменный президент конференции Клаус Шваб. Прошло полвека — и на лыжном курорте собралось ныне 3 тыс делегатов со всей Земли. Видимо, советники Дональда Трампа уверяли его в Белом доме, что много гостей соберется потому, что впервые за целых 18 лет в Швейцарию должен прибыть президент США, считающий себя к тому же автором бума заокеанской экономики. Но были и иные эксперты, считавшие мотивом растущего интереса к Давосу не приезд «первых лиц», а широту охвата энергетических и других проблем, волнующих землян в первой четверти ХХI века. Кто из толкователей нынешнего давосского ажиотажа оказался прав, — об этом судить читателям «Нефтянки».

Проказница, лицедей и другие

Царствующий в Британии королевский дом Виндзоров поручил главе правительства Терезе Мэй представлять страну в Давосе-2018. Главная хитрость Лондона — воспользоваться нейтральной почвой альпийской конфедерации, чтобы сгладить в общем-то дичайший кризис в отношениях с Америкой, президент которой отменил на днях свой визит на Темзу.

фото: CNN

Такого раздрая на трансатлантической оси двух ведущих союзников в западном мире не было лет сто пятьдесят! И, похоже, предводительница консерваторов сумела сгладить напряженность в диалоге с эксцентричным республиканцем при закрытых дверях, хотя ни британский парламент, ни обидчивый Трамп ни на йоту не сдвинулись с непримиримых позиций. Автор комедии «Виндзорские проказницы», великий драматург ХVI-ХVII веков Уильям Шекспир, наверняка счастлив теперь на том свете: политические уловки и чары современной виндзорской проказницы проявились в Давосе сценически ярко. Они прямо-таки пронзили улыбкой и красноречием сердце заокеанского миллиардера, вставшего год назад к штурвалу высшей власти. Пронзили, иными словами, сердце еще одного лицедея, который превратил даже протестующий швейцарский городок в площадку для своих монологов и мизансцен под девизом «Америка превыше всего!».

Наряду с педалированием священного англосаксонского единства, г-жа Мэй воспользовалась еще и нелюбовью собеседника к многосторонним межгосударственным альянсам и интеграционным группировкам. Сделать это англичанке было нетрудно. Изоляционист Трамп приветствовал выход Лондона из Евросоюза с самого начала. А ныне в руках у леди Терезы — еще и свежие данные социологических опросов на континенте. Судя по ним, немцы и французы, дай им волю, тоже проголосовали бы, вслед за англичанами, за выход из дорогостоящего и переполненного нелегальными мигрантами ЕС. Для Парижа и Берлина столь горькие откровения — словно кость в горле. Не дождавшись речи Трампа на заключительной сессии форума, которое не раз прерывалось недоуменным гулом публики, Эммануэль Макрон и Ангела Меркель покинули Давос под предлогом неотложных дел у себя дома.

Как вашингтонский лицедей, так и виндзорская проказница позаботились и еще об одном слагаемом своего сердечного согласия. Зная, что британцы в большинстве своем не приемлют идеологических установок Трампа ни по климату и экологии, ни по расово-этническим и гендерным проблемам, ни по отношению к гражданскому обществу, ни по гальванизации монополярной гегемонии в современном мире, президент и премьер-министр давно уже отыгрываются за счет… России! Обвиняют ее, а не собственные глубинные противоречия, во всех смертных грехах. И, конечно, фокусируют огонь из всех калибров на топливно-энергетической тематике — это они любят!

Так, вашингтонская администрация распространила в пятницу действие односторонних американских санкций, введенных в связи с событиями на Днепре, еще на 12 компаний, связанных с «Сургутнефтегазом». Не повезло в этой связи и новичку черных списков — заместителю министра энергетики РФ Андрею Черезову. Но и г-жа Мэй, готовясь вылететь в Давос, тоже не обошла углеводородную энергетику своим вниманием. Судя по всему, она благословила беспрецедентное заявление члена своего кабинета о смертельной российской угрозе для… британского ТЭК. Да-да, министр обороны в правительстве тори Гэвин Уильямсон выступил с разгромными и, конечно, ничем не спровоцированными обвинениями в адрес Москвы:

«Русские будут думать так: «Как мы можем сделать больно Британии? Нанести ущерб ее экономике, разнести в клочья ее инфраструктуру, на самом деле спровоцировать тысячи, тысячи, тысячи смертей и… попытаться создать полный хаос в стране». Глава военного ведомства подчеркнул, что внимание Москвы привлекли, прежде всего, газопроводы и энергетические кабели, связавшие Туманный Альбион с континентом. Сейчас 3 млн домов в Британии обеспечиваются энергией от 3 газопроводов с континента и 4 энергокабелей. Намечена прокладка дополнительных магистралей, как пишет The Daily Telegraph, и от поставок газа и электричества из ЕС будут зависеть уже 8 млн британских домохозяйств. Русские изучают и фотографируют электростанции Британии, поведал Уильямсон газете. «Зачем им разведывать данные о межгосударственных линиях электропередач и трансграничных газопроводах, через которые мы получаем большую долю энергии? Они изучают их, ибо полагают, что могут таким образом навредить Британии».

Тексты с огульным осуждением страны, которая, за исключением краткого периода Крымской войны 1853-1856 годов, ни разу в истории не воевала с Соединенным Королевством и, кстати, ни разу не нападала на него в отличие от немцев, французов, японцев… Страны, которая стояла плечом к плечу со сражавшейся Британией во все времена от Наполеона до Гитлера. О ужас!

Опять пророчат закат углеводородной эры

Столь сильных, в человеческий рост, снеговых заносов на горнолыжном курорте, названным «почти русским» по своей погоде еще Чайковским, не было уже 10 лет. И ведь столько же лет исполнилось нынче глобальному экономическому кризису, разразившемуся зимой 2007–2008 годов.

Действительно, минуло целое десятилетие с того рокового дня, когда, вслед за Lehman Brothers, Merril Lynch и прочими банковскими гигантами на Манхэттене, посыпалась вся, казалось бы, регулируемо-рыночная экономика планеты. Да что там экономика — ее можно хотя бы отчасти восстановить. А вот овеянную научным благоговением концепцию глобализации, сменившую еще в 1990-х теорию «холодной войны», так просто не сменишь. Но и не осовременишь. Итак, глобализация, без которой целое поколение студентов Востока и Запада не могло сдать в 1990-х экзаменов, была подорвана (как минимум, в ее информационно-психологическом смысле) тоже 10 лет назад.

Перед лицом обостренной с тех пор вражды между Востоком и Западом, надеяться на былые трансатлантические топливные инициативы и широкий диалог энергетических дипломатий не приходится. Недаром вице-премьер Аркадий Дворкович, глава делегации РФ на «альпийских посиделках», сетовал на то, что американцы избегают представителей России и «прячутся от реальных обсуждений». В общем, капитанам ТЭК осталось обсуждать в Давосе разве что «великую трансформацию энергии» как таковой. Это и стало на мерзлом курорте одним из важнейших разделов общестратегической повестки дня — «Четвертой промышленной революции». Данная тема была инъецирована в подзаголовок сессии «Новое равновесие в энергетике», на которой Александр Новак выступил наряду с американским, саудовским и индийским коллегами — Риком Перри, Халидом аль-Фалихом и Дхармендрой Прадханом. Ну а теоретики отрасли, перекрывая подчас голоса министров, доказывали, что 2040-е — 2050-е годы станут пиком нефтяной эры.

Вместе с тем, названные годы станут якобы и началом ее конца. Ибо с каждым последующим этапом добытчикам углеводородов придется делить между собой все меньший сегмент мирового рынка. И часть даже открытых запасов сырья так и останется, мол, ненужной в недрах. А производителям альтернативной энергии будут, наоборот, доставаться все более весомые куски того же рынка. Что ж, представим себе: в своем прогнозе, уходящем аж в середину ХХI столетия, Давос-2018 прав, хотя это далеко еще не факт. Но ведь, с другой-то стороны, до середины века дожить надо. По сегодняшним спрессованным понятиям, прожить надо целую вечность! К 2050 году мир будет иным — с другими державными лидерами и сферами влияния, другими акцентами и эпицентрами опережающего развития. Наши внуки будут приближаться к пенсии. Так зачем же заранее бить в антинефтяной набат?!

Причина же может оказаться прозаичной. Не иначе как более мощным лоббистом становится не традиционная, а новая энергетика, называйте ее хоть альтернативной, хоть неуглеводородной, хоть чистой, хоть зеленой… И вот почти всю неделю на Давосском форуме, собравшем рекордное число глав государств и правительств (США, Франция, ФРГ, Британия, Бразилия, Индия и ряд других стран) обсуждались возобновляемые источники энергии. Их доля, как говорят, удвоится к 2030-му. Альтернативные энергоносители, считают эксперты, спасут 4 млн жизней за счет сокращения вредных утечек, выхлопов, отравлений и сбросов. Они же, то есть эти воспроизводящие сами себя источники тепла и света, якобы повысят глобальный ВВП на 1,3 трлн долл. И, наконец, они же обеспечат работой 24,4 млн человек.

Не повторить ошибок недавнего прошлого

Перечисленные прикидки и наметки выглядят, можно сказать, здорово. Только вот один нюанс: значительные ареалы Северной Америки, Африки и Австралии почти не заселены. И мечтают там не о небоскребно-офисном многолюдье сверкающих по ночам мегаполисов, а об удобных и уютных АЗС, небольших одноэтажных фермах и гладко-широком асфальтовом полотне.

 

Половину Евразии, крупнейшего материка планеты, можно проехать, не встречая населенных пунктов на своем пути. Таков, например, пустынный маршрут от Центрального Китая и Южной Монголии почти до Волги — через бескрайние просторы Гоби, отроги Тяньшаня, песчано-барханные Каракумы, равнины Казахстана… Зачем этим традиционно-скотоводческим ареалам кочевников обещания ломки энергоуклада, массового трудоустройства и строительного бума на сооружении солнечно-батарейных комплексов, если очагов концентрированного народонаселения там очень мало?

Так не лучше ли заняться проверенной инфраструктурой, которую там и впрямь ждут? Речь о сквозных, и притом скоростных, путях евразийского транзита колоссальных грузопотоков железнодорожным и автотранспортом. Ведь ему и обычная энергия углеводородов вполне подойдет на огромных дистанциях среди выжженных пустошей. И символично, что, пока недруги нефти и газа бурно общались в одном давосском зале, — в другой аудитории по-философски спокойно продвигалась китайская концепция Нового Шелкового пути, которую год назад привез туда же, в Швейцарию, лидер КНР Си Цзиньпин. И очень важно, что за нынешним «круглым столом» не мечтателей-футурологов, а скорее реалистов, конструктивно выступил глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.

Среди тех именитых ветеранов Давоса, которые предметно обосновали не перспективно-спорные, а самые злободневные, невыдуманные проблемы углеводородного ТЭК, был президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. Один из российских телеканалов оперативно показал тот фрагмент его интервью, в котором говорилось о переменчивом подходе ряда правительств к вопросу о справедливых ценах. И действительно, всего год назад на швейцарском подиуме отмечалась необходимость — после затяжной рецессии — выхода рынка на планку 50 долл за баррель и о желательности закрепления на этом уровне. Но вот незадача: сегодня и 70 долл кажутся в иных кабинетах не пределом, да и не рубежом разумной достаточности, а всего лишь базой для еще большего скачка. Как бы не повторить в этой связи ошибку трехлетней давности, когда повсеместная борьба за более чем стодолларовые цены(!) вскоре обрекла отрасль, наоборот, на длительную стагнацию.

«К апрелю, скорее всего, запасы сбалансируются, — сказал Алекперов на сессии в Русском доме Давоса, оценив сверхнормативные резервы (видимо, добытой в мире нефти – Авт.) в 146 млн баррелей. Добавив, что министрам (группы ОПЕК+ — «Интерфакс») придется постепенно выходить из ситуации, глава ЛУКОЙЛа подчеркнул: «Уверен, что министры это все обсуждают, и найдут то правильное решение, которое позволит сбалансировать рынок на приемлемой цене, которая позволит формировать бюджеты стран».

Или так, или эдак…

Дискуссии последних дней наглядно продемонстрировали: рискованными становятся скороспелые утверждения, что российский экспорт, да и наша экономика в целом, уже не зависят в решающей степени от углеводородов.

Министр экономразвития Максисм Орешкин еще перед Давосом говорил, что в России де-факто произошла «отвязка» курса рубля от динамики цен на нефть. Министр промышленности и торговли Денис Мантуров ссылается на опережающий — 19-процентный рост экспорта, не связанного с продажей энергоресурсов, сырья. Цифры хорошие, но из них делают преждевременные выводы наши финансисты. Необходимость преференциально-заботливого отношения к углеводородному ТЭК и создания для него, как хозяйственного локомотива страны, ряда налоговых и таможенных преференций куда-то отступает: дескать, зачем формировать тепличные условия для отрасли, которая уже перестает быть первостепенно-значимой?

Что ж, нефтяники, потуже затягивая пояса, терпеливо ждут улучшения конъюнктуры. Дескать, в нынешних условиях власти их уже не тронут, ибо топливный сектор стал вторичным, уступил приоритет обрабатывающим отраслям и не привлекает, как прежде, пристально-фискального внимания. И вот, наконец, приходят хорошие цены. Кажется, можно, тем более отступив на второй план в российской «табели о рангах», подлатать дыры в апстриме и даунстриме, завершить недофинансированные программы и многое другое. Но вот парадокс: курирующие инстанции снова тут как тут — словно в былые годы, когда в стране, кроме эффективно функционировавшего ТЭК, мало что работало вообще. Этот маятник в подходе к нефтянке сильно напоминает опыт турбулентно-революционной Венесуэлы последних полутора десятилетий. Отрасли не хватает капитала из-за низких цен? Что ж, пусть она выходит из положения как-нибудь. А затем, пару лет спустя, у нефтяников, благодаря рыночному позитиву, появились вдруг деньги, не так ли? Срочно надо принять закон о дополнительном налогообложении сверхприбылей!

Двойные стандарты в оценке корпоративных сейфов контрпродуктивны. Ведущего статуса нефтегазового сектора российской экономики не пристало стесняться и сегодня, в эпоху роботизации, цифровизации и создания искусственного интеллекта; к нему надо относиться уважительно и заботливо всегда — и в голодные, и в сытые времена. Словом, права председатель Центробанка РФ Эльвира Набиуллина, предостерегающая от эйфории из-за подросших цен на нефть, так как на сырьевых рынках сохраняется значительная неопределенность. Пора, следовательно, закрепить высшую степень приоритетности ТЭК без колебаний и полутонов: или так, или эдак.

«Мы должны внимательно отнестись к рискам финансовой стабильности и ценам на нефть», — говорит она. На первый взгляд, доля нефтегазовых доходов в бюджете сократилась с более чем 50% в предшествующие годы до 40% в настоящее время. Доля нефтегазовой промышленности в экспортных доходах также снизилась. Однако, по мнению Набиуллиной, значительная зависимость российской экономики от цен на нефть все же сохраняется: доля ТЭК в целом остается существенной в ВВП. Все это, вместе взятое, суммарно оцененное и четко подытоженное, призвано стать сигналом для тех экспертов и обозревателей, которые опережают ход событий.

Тараканьими бегами – по «Газпрому»

В некоторых московских СМИ едко высмеивается празднование русского старого Нового года в берлинском районе Веддинг. Оказывается, сотрудники филиала «Газпрома» в столице ФРГ проспонсировали воскрешение давней, кое-где полузабытой традиции тараканьих бегов.

На первый взгляд, ожили кадры экранизации романа Михаила Булгакова «Бег». Это ведь там дебош, устроенный героем Михаила Ульянова — беглым белогвардейским генералом Чарнотой — на тараканьих бегах в Стамбуле стал символом грехопадения врангелевской эмиграции. Но, согласитесь, первый взгляд — еще не основание для серьезных, далеко идущих выводов. И, тем более, — для очернения фестивально-праздничной атмосферы, созданной усилиями тех наших соотечественников, которые, между прочим, за рубежом зарабатывают деньги для России. То есть валюту для своего государства, контролирующего 50% национальной монополии «голубого топлива».

Немецкий русскоязычный телеканал RTVD дал «бесстрастный репортаж» о колоритных выходных на Шпрее. И правильно сделал — что тут скрывать? Не только будни, но и праздники надо освещать пусть ярко, но объективно, без искажений. Так, на фоне тех же тараканьих бегов возникло на экране «довольное лицо советника «Газпрома» по европейским делам Александра Рара». Ну и почему не быть довольным по итогам очень трудного 2017 года видному политологу, сделавшему для преодоления вашингтонских и брюссельских санкций больше, чем иные журналисты? Даже если взять одни появления того же Рара в телепрограммах «60 минут», высоко оцененных широким спектром наших политиков — от Геннадия Зюганова до Владимира Жириновского, — то налицо подтверждение честной позиции этого человека. Во многом усилиями таких, как он, рыночная ниша поставок по лини «Газпрома» в дальнее зарубежье, вопреки всем враждебным интригам и проискам, поднялась в энергобалансе Европы в 2017 году с 34% до 40%.

Быть может, кому-то не по нраву непривычный этический привкус данного вида веселого воскресного времяпрепровождения? Но ведь это — очень субъективный, эмоционально обусловленный подход. Если отбросить бытовую неприязнь к этим насекомым (а я и сам терпеть их не могу), то не останется ни единого аргумента. Чем, спрашивается, отличаются в принципе другие бега, охоты, рыбалки, сафари и прочие состязания при PR-поддержке нефтяников и газовиков всего мира в тех регионах, которые они осваивают ради продвижения внешнеэкономических интересов своих государств?

Вот, к примеру, спонсируемая из корпоративных смет «хемингуэевская» погоня за акулами в Мексиканском заливе. Или, быть может, усато-ползучие вредители опаснее акул? А вот — оленьи бега и собачьи гонки на Аляске. Неужто поддерживать их из бюджета топливно-сырьевого гиганта дешевле, чем пробежку рыжих «пруссаков»? Узнав о спонсировании забега арабских и ахалтекинских жеребцов ценой в миллионы долларов, — иной комментатор отзовется: «Красиво!». А то, что это встанет россиянам в сотню раз дороже компактных гонок на «тараканьем столе», его не волнует. Одна из топливных корпораций поддерживает в странах своего присутствия профессиональный бокс. А ведь на ринге бывают и травмы, и смертельные исходы. Если у вас есть минимальная способность беспристрастно отойти на миг от пресловутой зрелищной эстетики, то скажите на милость: чем этот риск для человека, да еще оплаченный нефтяниками, лучше безобидных тараканьих бегов?

Пора понять: если энергетический бизнес России стремится продвинуть свои интересы на зарубежных рынках, он не должен говорить своим друзьям на местах: «Нам безразлично, как вы проведете выходные дни в масленицу или под Новый год. Мы-де не знаем, что такое блины и скоморохи, колядки с ряжеными, тульская двустволка и тульский самовар». Даже поневоле, и то следует, наряду с конкурирующими звеньями транснационального апстрима и даунстрима, подстроиться под ритмы не только рабочих смен как таковых. Приходится, чтобы удержать свои активы, спонсировать культурные, церковные, спортивные, развлекательные – да, развлекательные мероприятия, будь то формальные или не очень. Как, впрочем, и участвовать в общественной жизни русскоязычных общин. Иначе проиграешь!

Да и так всем, хоть сколько-нибудь знакомым с деятельностью российских нефтегазовых корпораций, известно, что на всю свою заграничную «социалку» и благотворительность они тратят несколько сотых от одного процента бюджета соих заграничных филиалов. Поэтому, когда коллеги сетуют, что из-за берлинских тараканов и тому подобных бед газифицировано лишь 67% жилого фонда России, а 40,5% медучреждений не имеют центрального отопления, — это все равно что прибегнуть к абсурдной формуле: «В огороде бузина, а в Киеве — дядька».

Павел Богомолов