Победа на «Огненной дуге» (к 75-летию Курской битвы)

По мнению историков, Курская битва явилась переломным моментом в Великой Отечественной войне. Битва длилась ровно 50 дней и ночей — с 5 июля по 23 августа 1943 года. По своей ожесточенности и упорству это сражение не имеет себе равных. Например, на «огненной дуге» происходили поистине грандиозные танковые сражения с участием в общей сложности более 6 тыс. танков! Такого в мировой истории еще не было. На исходе первой недели битвы, 12 июля, у деревни Прохоровка Белгородской област и на узком 10-километровом участке фронта произошло крупнейшее в истории бронетанковое сражение — в бою с обеих сторон сошлись 1,5 тыс. танков!

В ходе операции на Курско-Орловской дуге силы Советской армии составляли более миллиона солдат и офицеров, 19 тыс. артиллерийских орудий и минометов, 3,5 тыс. танков и самоходных артустановок, 2 тыс. самолётов. Действиями советских войск руководили представители ставки Верховного Главнокомандующего маршалы Советского Союза Александр Василевский и Георгий Жуков и командующие Центральным, Воронежским и Степным фронтами генералы Константин Рокоссовский, Николай Ватутин и Иван Конев.

Группировка вермахта под Курском была несколько компактней — 900 тыс. солдат, 10 тыс. орудий и минометов, 2,7 тыс. танков и самоходок (по самолётам был примерный паритет).  Германское командование планировало окружить и уничтожить оборонявшиеся советские войска, а затем расширить фронт наступления, продвинуться вглубь страны и вернуть себе стратегическую инициативу, утраченную после Сталинградской битвы. Большие надежды командование рейхсвера возлагало на новые и эффективные виды вооружений — танки Tiger-I и T-V Panther, самоходные артиллерийские установки Ferdinand/Elefant, самолеты-истребители Focke-Wulf 190-A и штурмовики Heinkel.

Но и с советской стороны были оружейные новинки. Так, модернизированный Т-34 и 57-миллиметровая противотанковая пушка «Зверобой» весьма успешно противостояли «Тиграм» и «Пантерам», а авиационные эскадрильи, сформированный из новых моделей «Ильюшиных», «Яковлевых» и «Лавочкиных», постепенно возвращали советским ВВС господство в воздухе.

Трудовой героизм

Очевидно, что вся эта моторизованная армада требовала гигантского количества горючего. Увы, в самый напряженный период по накоплению запасов горючего для войск, действовавших под Курском, бомбардировщикам люфтваффе удалось прорваться к Саратову и уничтожить там большое количество бензина, а также вывести из строя НПЗ — и это при том, что в армии уже ощущалась острая нехватка нефтепродуктов. Ситуация была критической. Тем не менее, трудовой героизм нефтяников помог переломить ситуацию — потери удалось покрыть за счет дополнительной поставки бензина из Баку.

В ходе Курской битвы было израсходовано около 7,2 тыс. вагонов боеприпасов (около 150 вагонов в сутки) — более 155 тыс. тонн горючего, что превышает показатели потребления войск при Сталинградском сражении. Основное количество ГСМ поступило с бакинских НПЗ. Всего же в 1943 году бакинцы дали фронту и тылу свыше 5 млн тонн нефтепродуктов — это более 2 тыс. составов железнодорожных цистерн.

При этом в тылу была развернута активная кампания по борьбе за экономию жидкого горючего. Она включала в себя переход на газовое и твердое топливо, ускорение производства искусственного жидкого топлива, максимальное использование добавок: бензола, синола и т.п. Широкое распространение получили новые методы нефтепереработки, в частности, комбинированная очистка и вторичная перегонка.

Огромная работа велась по разведке и разработке нефтяных и газовых месторождений, внедрении прогрессивных технологий добычи и нового нефтепромыслового оборудования. С учетом этого открытие большой татарской нефти, сделанное у села Старое Шугурово Лениногорского района 25 июля 1943 года, в самый разгар Курской битвы, выглядит не случайностью, а закономерностью.

Поворот в войне

«Немцам было исключительно важно в первые же дни разгромить советские танковые соединения. Нехватка горючего, недостаточная подготовка войск и неспособность вести затяжные бои настоятельно требовали от немцев добиться решающего успеха прежде, чем Советская армия сможет принять контрмеры», — так пишут западные историки.

Действительно, по немецкому плану операции «Цитадель» к началу проведения боевых действий, 5 июля, гитлеровскую армию должны были обеспечить всеми видами материального снабжения на 100%. Тем не менее, к началу наступления немецкие войска недополучили примерно треть необходимого горючего. В связи с этим немцы пошли на неординарные меры — например, сформировали особую группу по захвату топлива у советских войск. Но восполнить острейший дефицит горючего не смогли ни немецкие, румынские и польские НПЗ в тылу, ни диверсанты и трофейные команды на фронте. При этом в ходе боевых действий обнаружился непредвиденный фактор повышенного расхода ГСМ — на бездорожье Центрально-Черноземного района, в вязкой влажной почве, немецкая военная техника потребляла в 2–3 раза больше горючего, чем положено по нормам.

В итоге враг был разбит наголову: в ходе битвы немцы потеряли до 500 тыс. человек убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести, около 1,6 тыс.  самолетов и 1,5 тыс. танков и самоходок. Наши потери, увы, были больше — таковы реалии массированной наступательной операции. Но военный итог сражения был впечатляющим — победа под Курском, Орлом и Белгородом ознаменовала бесповоротный переход стратегической инициативы к Советской армии. К моменту стабилизации фронта советские войска вышли на исходные позиции для наступления на Днепр, освобождения Украины и дальнейшего победоносного броска на запад. При этом после сражения на Курской дуге германское командование окончательно утратило возможность проводить стратегические наступательные операции.

Немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший её в качестве командующего группы армий «Юг», впоследствии писал в своей книге «Утерянные победы»: «Курская битва была последней попыткой сохранить нашу инициативу на востоке. После нашей неудачи, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Соответственно, операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Григорий Волчек