У подножья Львиных гор (продолжение)

К нам едет президент

Возросшая деловая активность нефтегазовых «мейджоров» в Сьерра-Леоне, в том числе проектный «дуплет» ЛУКОЙЛа уже на двух офшорных блоках, помогли властям страны по-хорошему приподнять общественный тонус накануне всеобщих выборов 17 ноября 2012 года. Если на предыдущее голосование, состоявшееся пятью годами раньше, явились 76% жителей этой западноафриканской республики, то теперь явка превысила 87%.

При этом 58% граждан, пришедших на избирательные участки, подали свои голоса в поддержку действующего президента Эрнеста Бай Коромы. Его основной соперник Джулиус Маада Байо, экс-лидер правившей в стране на исходе гражданской войны хунты, получил 37%. Таким образом, в целом республика предстала перед Африкой и всем миром вполне демократическим государством с многопартийной системой, да и свободой самовыражения личности или любого альянса граждан, не противоречащего конституции.

PR-отдел «ЛУКОЙЛ Оверсиз» срочно инициировал отправку во Фритаун поздравления Вагита Алекперова в адрес Эрнеста Бай Коромы — с заслуженной победой по итогам народного волеизъявления. Ответ из тропиков не замедлил себя ждать: «Хотели бы выразить искреннюю признательность за Ваше поздравительное письмо Его Превосходительству и народу Сьерра-Леоне, а также нашу поддержку компании ЛУКОЙЛ в ее стремлении продолжать инвестировать в экономику Сьерра-Леоне. Надеемся на продолжение нашего сотрудничества по освоению нефтегазового потенциала республики». Казалось бы, стандартно-протокольный об мен любезностями, но он тоже был по-своему немаловажен…

…Получив внутриполитическую и социально-экономическую стабильность на очередной срок президентского правления, страна вновь обратилась к актуальной проблеме притока зарубежных инвестиций. Собственно, еще до выборов глава государства побывал с визитом в Соединенных Штатах, активно агитируя заокеанский бизнес, прежде всего богатых представителей сьерра-леонской диаспоры, вкладывать капиталы в развитие своего исторического отечества. «Например, — подчеркивал Эрнест Бай Корома, — мы приняли закон о двойном гражданстве. Он предоставляет выходцам из Сьерра-Леоне, которые могут быть гражданами другой страны, полномасштабные гражданские права и новый паспорт на родине».

Впрочем, призывы к американским общинам соотечественников редко дают развивающимся государствам желаемый результат в полной мере. Вскоре после выборов сьерра-леонцы возобновили активный диалог со все еще медлящими деловыми кругами Европы. Да и мы тоже почувствовали психологический прессинг: когда же «ЛУКОЙЛ Оверсиз» начнет бурение?

При этом друзьям было хорошо известно, что аренда специализированных судов и платформ у крупнейших сервисных компаний становится слишком дорогостоящей даже для самых кредитоспособных апстрим-корпораций. Ориентируясь на 100-долларовые цены «черного золота» на мировом рынке, владельцы уникальных буровых комплексов для глубоководья взвинчивали порою ежесуточные тарифы на использование своих гигантских плавучих «табуреток» до миллиона долларов! Переговорная бизнес-дуэль сервисников и добытчиков сырья в январском Давосе 2013 года вылилась в раздельные, при закрытых дверях, совещания обоих противоборствующих лагерей, призывавших чуть ли не к коммерческой войне друг против друга; а через год эта конфронтация усилилась еще больше.

Одновременно нарастали и нестыковки в графиках аренды таких судов, жестких сроках их работы в акваториях ряда стран. Повторяю: сьерра-леонцы обо всем этом знали. Но, тем не менее, повышали градус своего беспокойства. Чтобы смягчить эту атмосферу с помощью не только офиса во Фритауне, но и московского корпоративного центра, руководство решило принять — на рабочем уровне — участие в большом лондонском мероприятии, куда наверняка должны были прибыть и представители правительства Сьерра-Леоне. Речь идет о майской (2013 года) конференции Afroinvest Oil and Gas в отеле Intercontinental, что рядом с двумя красивейшими зелеными массивами британской столицы – Hyde Park и Green Park.

В то время автор этих строк работал уже не в Африке, а в Москве. Войдя в штатный состав отдела по связям с общественностью «ЛУКОЙЛ Оверсиз» в старинном доходном доме номер 1 на Большой Ордынке, я был назначен главным редактором корпоративной газеты «Нефтяные ведомости». И вот, с учетом моей предыдущей работы в странах Гвинейского залива, компания отправила меня на Темзу с презентацией доклада LUKOIL in West Africa: 2006–2013. На одном из слайдов мне поручили отразить, что из 7 изучаемых нами глубоководных блоков в данном регионе два приходятся на Сьерра-Леоне. И в презентации, и в ходе личных встреч следовало отметить, что для второй буровой программы 2013–2014 годов в государствах региона уже мобилизовано все необходимое оборудование и подписаны все контракты.

В перерывах между сессиями я выходил подышать на удивление свежим парковым воздухом Большого Лондона. Борьба с его загазованностью из-за потоков автотранспорта уже приносила плоды. В 1993–2005 годах, когда я работал в Англии постоянно, у властей родилась идея ввести ежедневную плату для каждой машины, въехавшей на территорию столичного центра. Если кто-то не хотел раскошелиться на сезонный абонемент, следовало всякий раз успеть заплатить на почте или в магазине ежесуточные 5 фунтов стерлингов до наступления полуночи — во избежание штрафа. Скидка же предоставлялась лишь тем лондонцам, которые живут в городском центре и, следовательно, паркуются там постоянно. Со временем взнос был увеличен с пяти до восьми фунтов — и, представьте себе, интенсивность движения через «архитектурное сердце» мегаполиса снизилась почти на 20%!

Май в Англии — месяц все еще прохладный. Но сакура, розово-кудрявая красавица, давно уже разведенная здесь с помощью японских садоводов, отцветает задолго до начала лета, уступая весеннюю эстафету каштанам и платанам. Пожухлой прошлогодней листвы на газонах теперь совсем уже не видно — ее повторно вычесали после зимы. Из теперь уже распахнутых парковых кафе тянет ароматом дымящегося мокко. Причем наилучшим кофейным сортом по праву считаются терпкие зерна из далекой Эфиопии. Во всяком случае, украшенный старомодной лепниной в стиле арт-деко супермаркет Fortnum & Mason (этот собрат нашего Елисеевского гастронома на Тверской, украшающий вечно многолюдную Пиккадилли) установил на обожженно-черные россыпи с абиссинских нагорий самые высокие цены.

Но мы со сьерра-леонцами смаковали, разумеется, именно этот пахучий, заметно прибавлявший сил напиток. И между шутками и репликами друзей я все лучше понимал, что просто начать к осени намеченное бурение на нашем контрактно-лицензионном блоке SL-5-11 будет маловато. Надо будет как-то приподнять организационно-представительский уровень события, его общественный резонанс. По возвращении в Москву я доложил руководству об этом неофициальном, но чувствительном запросе сьерра-леонских партнеров. Впрочем, топ-менеджеры «ЛУКОЙЛ Оверсиз» и без того уже готовились превратить буровой дебют в убедительный символ укрепления наших деловых связей по всем азимутам. Начать же рассказ об этой акции мне придется со ссылкой на… времена варягов. На силу гениальной «Песни варяжского гостя» из оперы «Садко» я, конечно, не претендую, но все-таки акция, о которой пойдет речь, получилась яркой и запоминающейся.

Эйрик Рыжий (Eirik Raude), легендарный викинг, открывший Новый Свет задолго до Колумба, не пасовал перед непогодой. Не испугалась грозового фронта с косым ливнем и смешанная группа россиян и сьерра-леонцев, вылетевших двумя вертолетами из фритаунского аэропорта Лунги на объект, находившийся далеко за горизонтом. То была плавучая этажерка высотой 122, длиной 119 и шириной 85 метров. Судно Eirik Raude было построено в 2002 году в США. Его водоизмещение — около 53 тыс. тонн, скорость — 7 узлов, а экипаж — 140 человек, работающих по графику 21-суточных вахт. Двигательная установка этого отраслевого работяги состоит из шести дизелей Watsila совокупной мощностью 61200 л.с. и электромеханических движителей марки Rolls Royce. И вся эта махина сосредоточена на бурении морской скважины повышенной категории сложности общей глубиной более 4,7 тыс. метров при глубине воды в точке бурения свыше 2 тыс. метров.

Нанести в сентябре 2013-го визит на уникальную, крупнейшую в мире самоходную буровую установку и отметить начало бурения лукойловцами первой полноценно-разведочной скважины на шельфе страны решил глава республики Эрнест Бай Корома. В его окружении говорили: в немалой мере это событие выглядит подарком к 60-летию главы государства, которое должно было праздноваться через месяц — в октябре. Лидер Сьерра-Леоне не скрывал: с самого начала его интересовали масштабы работ. Опустошенная гражданской войной земля и впрямь истосковалась по созидательным проектам, прежде всего, в сфере энергетики. Речь-то ведь идет о стране с бедным 5-миллионным населением, которой предрекали неспособность преодолеть страшное наследие междоусобицы даже с помощью из-за рубежа. Ну а мы, сообща с местными друзьями и единомышленниками, хотели доказать противоположное: при содействии добросовестных инвесторов и партнеров преодолевается многое, в том числе и техническая отсталость.

Окончание следует.

Павел Богомолов