От эйфории до энтропии

(продолжение. См. часть 2)

День рождения завода

Для обеспечения работы Пермского НПЗ производственные объекты строились не только в Перми. Так, специально для нужд завода был сооружен 442-километровый нефтепровод Альметьевск — Пермь. Кроме того, к НПЗ проложили трубопровод с близлежащего Лобановского промысла (юго-восточный пригород Перми) и железнодорожную ветку для доставки сырья с южных месторождений Прикамья, для чего была построена нефтеналивная эстакада в поселке Чернушка. 

К 17 сентября 1958 года, на 2 месяца раньше срока, все было готово. На заводскую эстакаду подали десять железнодорожных цистерн — 400 тонн краснокамской нефти. Спустя 6 недель запустили первую установку атмосферно-вакуумной трубчатки, которую на всякий пожарный случай (в самом прямом смысле слова) по периметру окружили пожарные машины. Еще через пару дней были зажжены форсунки на печи термического крекинга, а через неделю первая очередь Пермского НПЗ заработала в технологическом режиме. 

Так предпраздничный день 5 ноября стал днем рождения завода. Народное хозяйство (так в то время называлась экономика страны) получило первые десятки тонн качественных пермских нефтепродуктов — автомобильного бензина А-66, осветительного керосина, дизельного топлива и топочного мазута. Вскоре номенклатура завода существенно расширилась за счет линейки смазочных масел, парафинов, битума и сжиженного газа.

От рублевых убытков до валютных прибылей

Сегодня кажется странным, но в течение 6 лет после пуска предприятие было планово-убыточным. Завод был рассчитан, в основном, на переработку дешевого сырья из Татарии, но пока предприятие строилось, концепция изменилась — пермские нефтяники открыли в центре и на юге области крупные месторождения, ставшие основной сырьевой базой для НПЗ. Это впрямую повлияло на экономику предприятия — ввиду более сложной геологии, менее развитой инфраструктуры и относительно низких дебитов себестоимость пермской нефти была выше татарской. Соответственно, из 28 товарных позиций Пермского НПЗ приносили прибыль лишь три: бензин, моторное масло для дизелей и пропан-пропиленовая фракция. 

В 1960 году был сделан первый серьезный шаг к безубыточности — сдан в эксплуатацию первый в области 68-километровый магистральный газопровод Ярино — Пермь. «Маслянистая» легкая малосернистая нефть с огромного Ярино-Каменноложского месторождения («жемчужина» пермской нефтяники, крупнейший промысел Прикамья, пиковая добыча в 1968 году — 8,3 млн тонн нефти в год) была идеальным сырьем для масляного производства, а попутный нефтяной газ вытеснил на питающей завод ТЭЦ-9 более дорогой кизеловский уголь.

В 1965 году тема убытков была окончательно закрыта — пермские нефтедобытчики резко снизили себестоимость сырья (в основном, за счет роста объемов добычи и увеличения коммерческой скорости проходки при эксплуатационном бурении), а нефтепереработчики нарастили мощности (на заводе работали более 30 промышленных установок) и существенно усовершенствовали технологии. 

Соответственно, Пермский НПЗ избавился от дотаций, а производственное объединение «Пермнефть» заработала первую за свою 35-летнюю историю валюту: на нефтепроводе Альметьевск — Пермь был включен реверс, и излишки пермской нефти пошли по трубопроводу «Дружба» в Польшу, ГДР, Чехословакию, Венгрию, и дальше на «дикий Запад». Вскоре проторили дорожку на западный рынок и нефтепереработчики. В целом план семилетки, заканчивавшейся в 1965 году, был выполнен и перевыполнен.

Газовый фактор

1966 год стал очередной важной вехой в истории пермской нефтепереработки — в соответствии с приказом Миннефтехимпрома СССР Пермский НПЗ стал комбинатом с включением в его состав топливного, масляного и нефтехимического производств (спустя 5 лет в состав комбината также войдет построенный еще во время войны Краснокамский завод, специализировавшийся на выпуске топлива). 

Вскоре вся комбинатская нефтехимия была объединена по формуле «завод внутри завода» в единый комплекс установок по выпуску этилена, оксида этилена, моноэтаналамидов, бутиленовых спиртов, этилбензола, стирола, полистирола, а также части общезаводского хозяйства. Одновременно с этим было принято решение строить на соседней площадке газоперерабатывающий (он же газобензиновый и газокаталитический) завод. Основанием для этого решения стал рост добычи на Ярино-Каменноложском месторождении, притом, что сжигание на промысловых факелах сотен миллионов тонн попутного нефтяного газа — ценнейшего углеводородного сырья — совершенно справедливо казалось властям недопустимым расточительством.

Желание поскорее погасить огромные чадящие факела привело к тому, что первую очередь ГПЗ (около 40 зданий и сооружений, более 150 км технологических коммуникаций — трубопроводов, теплотрасс и кабельных линий) построили очень быстро и по советским, и по мировым меркам — менее чем за два года. 4 января 1969 года государственная комиссия подписала акт о приеме в эксплуатацию нового пропан-бутан-пентанового комплекса, рассчитанного на переработку местного попутного газа в объеме полмиллиарда кубометров в год.

Почти сразу же после этого началось проектирование и строительство второй очереди ГПЗ, предназначенного для работы на западносибирском сырье. Когда в середине 70-х годов добыча на Ярино-Каменноложском месторождении стала ощутимо падать, дефицит сырья стали восполнять за счет газа с вводимых в эксплуатацию северных месторождений Пермской области (на южных месторождениях региона газовый фактор очень низкий). Таким образом, сложился топливный баланс, существующий примерно в тех же параметрах и по сей день. В настоящее время реконструированный ГПЗ, вернувшийся «под крыло» нефтеперерабатывающего комплекса, работает на технологическом максимуме, перерабатывая 1,6 млрд кубометров газа в год. 

Зона роста

Семидесятые годы для пермского нефтеперерабатывающего комбината стали периодом непрерывной стройки — на огромной промплощадке, оказавшейся «резиновой», помимо новых топливных и масляных мощностей, были построены, по сути, два новых производства — нефтехимический комплекс (завод бутиловых спиртов) и завод минеральных удобрений (ЗМУ), укомплектованных, в основном, импортным оборудованием. 

Большие пуски происходили с интервалом в три года: в 1970 — крайне важная для экологии всего региона станция биологической очистки сточных вод, 1973 (год 15-летия предприятия) — головная установка по производству этилена и пропилена, 1976 (год преобразования комбината в производственное объединение «Пермнефтеоргсинтез», ПНОС) — четвертая нитка маслоблока, 1979 — первая очередь производства бутиловых спиртов и дваэтилгексанола.  

1979 год был особо богат значимыми для предприятия событиями. В мае этого года новорожденный младенец Васенька, сын работников топливного производства Виктора и Светланы Маланухиных, стал миллионным жителем Перми. Спустя два месяца на ПНОСе праздновали еще одно событие областного и всесоюзного масштаба — по магистральному нефтепроводу Сургут — Полоцк на предприятие пришла большая западносибирская нефть. Отрезок Сургут — Пермь протяженностью 1257 км был первым пусковым участком мега-трассы (длина — 3,3 тыс. км, диаметр трубы `— 1220 мм, пропускная способность — более 120 млн тонн нефти в год), выходившей через Белоруссию в Прибалтику и Польшу. 

Понятное дело — на таком проекте, имевшем высокий статус всесоюзной ударной комсомольской стройки, «тормозить» никак нельзя. Поскольку основную (магистральную) насосную станцию в Перми в срок возвести не успели, за несколько недель на скорую руку соорудили временную — насосы поставили прямо под открытым небом. На запуск пермского участка трансконтинентального нефтепровода съехалось все руководство области. 

Важным был и следующий, олимпийский, год, в течение которого были пущены в эксплуатацию все основные объекты «комплекса плодородия» — ЗМУ — включая главные установки по производству аммиака и карбамида. А пермским автолюбителям со стажем это время запомнилось появлением в продаже выпущенного на ПНОСе весьма качественного антифриза «Тосол А-40» в удобной расфасовке — пятилитровых полиэтиленовых канистрах.

Григорий Волчек,
Алексей Михайлов

Фото из музеев пермской нефти и «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез»

(Окончание следует)