[Н1.6] Ценообразование и торговля нефтью

На момент написания этой статьи баррель нефти сорта Брент стоит около $50, при этом одни эксперты предрекают скорое падение цены до $20 за баррель, другие прогнозируют рост до $120. Такие ценовые ориентиры кажутся экстремальными, но вполне реальными. Более того, нельзя исключить, что в течение года котировки нефтяных фьючерсов достигнут как $20, так и $120 за баррель, причём они могут это сделать в любой последовательности. Цены на природный газ также демонстрируют исключительную волатильность (этим термином биржевые игроки называют размах ценовых колебаний какого-либо товара). В текущем столетии, за так называемые «нулевые» годы, цена газа в США поднялась с $2 до $15 за 1 МБТЕ (млн британских тепловых единиц). Очевидно, что расходы на добычу углеводородного сырья за это время не изменялись в столь широких пределах. Что же это за товар такой – углеводороды, если двухкратный рост или падение цены за год представляется обыденным явлением, а цена, которую платят потребители, мало связана с себестоимостью?

Одна из причин невероятной волатильности цен на рынке углеводородного сырья заключается в низкой эластичности спроса. Говоря проще, потребление нефти (а точнее – товаров, сделанных из неё) в среднесрочном периоде почти не зависит от цен на нефть. Вам нужно ежедневно ездить на работу, на учёбу? Сколько бы не стоил завтра бензин, вы всё равно воспользуетесь транспортом, а не будете добираться до работы пешком или на велосипеде. Точно также товары в супермаркет доставит грузовик, какая бы не была цена на солярку, а тачки и гужевой транспорт не альтернатива. Потребитель готов платить почти любую цену за незаменимый товар, что делает верхнюю границу цен на нефть очень высокой. С другой стороны, потребление нефти почти не увеличивается при снижении цен. Если бензин резко подешевеет, вы же не будете весь день кататься от дома до офиса? Грузовой транспорт тоже сделает лишь необходимое число рейсов.

Пример товара с высокой эластичностью спроса – кондитерские изделия. Если снизить цены на печенье, то потребление резко увеличится — его станут есть намного больше, угощать им бродячих собак и откармливать свиней. Но если цену поднять, скажем, раз в пять, покупатели будут обходить полки с печеньем стороной, оно будет считаться деликатесом для богатых. В случае печенья «невидимая рука рынка» эффективно регулирует цены и объём производства. С нефтью такого не происходит.

Вторым фактором, увеличивающим волатильность нефтяного рынка, является высокая капиталоёмкость проектов по добыче углеводородного сырья. Фактически, существует две разные «себестоимости» нефти. Первая величина – затраты на извлечение нефти из пласта и доведение до товарной кондиции. Это так называемые эксплуатационные расходы. Полная себестоимость включает в себя сумму всех расходов на поиск и разведку месторождения, создание необходимой инфраструктуры. Разница между ними очень велика. Тогда как эксплуатационные расходы редко превышают $10 за баррель (примерно такими они были в 2014 году в России по данным Росстата), включение всех затрат в себестоимость поднимает эту величину до $50-80 за баррель и выше.

Рассмотрим пример: нефтяная компания посчитала, что разработка месторождения окупится при цене на нефть $70 за баррель и начала реализацию проекта. К промыслу проложена дорога, нефтепровод, ЛЭП, построен вахтовый посёлок, установка подготовки нефти и т.д. Внезапно нефть подешевела до $50 за баррель. Если цена останется на таком уровне, сделанные капитальные вложения не окупятся и компания получит убыток от проекта. Но она всё равно не останавливает добычу на месторождении, поскольку текущая цена на нефть выше эксплуатационных расходов. При снижении цен компании отказываются от новых высокозатратных проектов, но не останавливают добычу на тех, где уже осуществлены капитальные вложения. По этой причине не происходит немедленного сокращения добычи при падении цен.

stockexch

Главный ориентир, по которому определяются цены на нефть – котировки нефтяных фьючерсов на сырьевых биржах. В долгосрочных контрактах на поставку нефти цена часто привязывается к какому-нибудь маркерному сорту. Обычно в качестве такого сорта используется Brent. Например, в контракте может быть указано, что цена составит «котировка Brent минус $3 за баррель». Нефтяные фьючерсы торгуются на многих биржах, главные из которых — лондонская биржа ICE Futures и The New York Mercantile Exchange (NYMEX).

Фьючерсы – это ценные бумаги, представляющие собой стандартизованные контракты на поставку определённого объёма нефти в указанный срок. Стандартизованные – значит, все фьючерсы одной серии имеют одинаковые параметры, например поставка 1000 баррелей нефти осуществится 15 апреля. Продавец такого контракта обязуется поставить 15 апреля 1000 баррелей нефти, а покупатель – принять и оплатить этот объём. Впрочем, стороны могут и не осуществлять поставку по контракту, совершив обратную сделку до срока истечения фьючерсного контракта. В этом случае одна из сторон получит денежную прибыль, другая – убыток. Лишь незначительная часть заключённых фьючерсных контрактов приводит к поставкам физического товара, чаще всего стороны довольствуются денежными расчётами. Учитывая это обстоятельство, многие биржи вводят расчётные фьючерсы, по которым возможность поставки физического товара вообще не предусмотрена.

Почему нефть на бирже обычно представлена в виде фьючерсов, а не в физическом виде? Фьючерсный рынок имеет ряд преимуществ перед рынком наличного товара. В пользу фьючерсов говорят несопоставимо низкие расходы на совершение сделки. Фьючерс хоть и называется ценной бумагой, обычно представлен в безбумажной форме — это всего лишь запись на сервере биржи. Оформление сделки происходит практически мгновенно, хранение фьючерса не требует расходов, в отличие от наличной нефти.

Участники фьючерсного рынка могут продать контракты на товар, которого не существует – для совершения сделок с фьючерсами не требуется фактическое наличие нефти. Это удобно для поставщиков и потребителей нефти, использующих фьючерсы для страховки от сильного изменения цены на нефть в будущем. Нефтяная компании может зафиксировать для себя комфортную цену, продав фьючерсы на весь или часть объёма добычи, а независимый нефтеперерабатывающий завод имеет возможность таким же образом обезопасить себя от роста цен на сырьё.

Ещё больше фьючерсный рынок привлекает многочисленных спекулянтов. Дополнительный плюс – при торговле фьючерсами не требуется сразу оплачивать весь приобретённый объём нефти. Достаточно внести лишь гарантийный взнос, составляющий 10-20% цены. К примеру, для полноценной торговли нефтяными фьючерсами на Московской бирже трейдеру требуется иметь капитал порядка $1 тыс. Отсутствие требования по депонированию физического товара и использование сделок с частичным обеспечением теоретически позволяет участнику рынка продать на рынке больше нефти, чем её существует в природе. Из-за этого фьючерсные биржи в общественном сознании представляются этаким «гнездом спекулянтов», чем они, по правде говоря, и являются.