Король пустыни

King FaisalВ этот день ровно 40 лет назад король Саудовской Аравии, хозяин ОПЕК и человек года по версии журнала Time Фейсал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд был убит собственным племянником, незадолго до того вернувшимся из США.

Для нас Король Фейсал интересен прежде всего тем, что после «войны Судного дня», или Октябрьской войны 1973 года, смог консолидировать арабские страны и добиться установления нефтяного эмбарго, что привело к четырехкратному росту цены на нефть. Таким образом, к титулам Короля Фейсала смело можно добавить звание Отца брежневской зажиточности и Архитектора застоя, поскольку роль цен на энергоносители в консервации позднего СССР сложно переоценить.

В память о Короле мы публикуем перевод посвященной ему статьи сентябрьского номера журнала Time за 1975 год.

Человек года: король пустыни и современный мир

Нефтяной кризис, который охватил мир в октябре 1973 года в результате войны на Ближнем Востоке, несет в себе определенные внутренние угрозы для Саудовской Аравии. Пожалуй, никто так этому не рад, как мрачный король Фейсал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд. Цены на нефть ОПЕК, а у Саудовской Аравии в организации самые большие резервы, сильно бьют по экономикам запада, а отчаянная жажда топлива западных стран, в свою очередь, подталкивает Фейсала к масштабной модернизации пустынного королевства. У Фейсала не было более сложного положения со времен его прихода к власти в 1964 году, когда он сменил своего бесславного единокровного брата Сауда на троне. В это время, как бы ни странно это выглядело сейчас, его страна не могла обслуживать свой долг без кредитов Aramco. Первым делом король урезал расходы на содержание королевской семьи, которые покрывались из нефтяных доходов. По мнению одного из экспертов по Ближнему Востоку, сложность ситуации для Фейсала заключается в том, что «он по сути феодальный монарх, и чем больше он модернизирует страну, тем ближе он к тому, чтобы отрубить сук, на котором сидит».

Династии Аль Саудов до недавних пор ничто и никто внутри страны не угрожал. Они правили королевством более 150 лет, до 1891 года, пока не были свергнуты захватившими власть племенами (вторая оккупация эмиратом Джебель-Шаммар). Однако в 1901 году отец Фейсала, волевой Абдул-Азиз ибн Сауд, проведший детство в ссылке сначала в Бахрейне, затем в Катаре и, наконец, в Кувейте, вернул династии власть. Он последовательно силой усмирил кочующие племена и ослабил британское влияние. Наконец, в 1925 году войско из 45,000 бедуинов, во главе с Файсалом, в то время лейтенантом в армии отца, захватило Мекку, выбив из священного города Шарифа Хусейна, прадедушку нынешнего короля Иордании.

Это странная земля. На территории, по размерам сопоставимой с частью США к востоку от Миссисипи, огромные участки по-прежнему остаются изолированными и трудно достижимыми. Большинство населения (5.7 млн.) проживает в оазисах и городах. В самом крупном из них, Джидде, 400 000 (в настоящее время население Джидды превышает 3.5 млн. — Нефтянка). Нефтяной бум меняет королевство на глазах. В поисках хорошей жизни бедуины отказываются от кочевого образа жизни.

Сейчас на фоне того, что по закону королевства недра принадлежать народу, активно строятся новые города, бурятся новые скважины и повсеместно устанавливаются кондиционеры, ведь температура летом часто превышает 120 градусов по Фаренгейту. Строятся больницы и школы, расширяются дороги и улучшается инфраструктура. Саудовская Аравия, которая по прогнозам к осени 1975 года по валютным запасам станет первой страной в мире, обогнав ФРГ, планирует потратить колоссальные суммы на то, чтобы за пять лет синхронизировать рост в нефтяной промышленности с нефтехимией, металлургией, судостроением и производством удобрений. Вполне предсказуемо эти планы вызвали огромный интерес за рубежом. В прошлом месяце мусульмане, приехавшие на священный хадж в Мекку и Джидду, были вынуждены делить гостиничные номера с другими «паломниками» — в строгих костюмах и с кейсами в руках. В отличие от первых, святыни их мало интересуют — они охотятся на хлынувшие в страну нефтедоллары.

Решения о капитальных вложениях и развитии принимает лично Фейсал. Во многих других арабских странах — Египте, Йемене, Ираке и совсем недавно в Ливии, после прихода к власти Муаммара Каддафи, монархии были свергнуты в результате военных переворотов. В Иордании и Марокко тоже не все так безоблачно для королевских семей. Но власть Фейсала, чье имя в переводе с арабского значит «меч», крепка и абсолютна. Его многочисленная семья оказывает ему необходимую поддержку. У Абдул-Азиза ибн Сауда было 36 сыновей. Его сын, король Сауд имел 54 дочери и 52 сына. У Фейсала же восемь сыновей и шесть дочерей от четырех жен, с двумя из которых он развелся много лет назад, а одна умерла. Он и его единственная в настоящий момент жена Ифат в браке почти 40 лет. Таким образом, король является главой семейства, состоящего из 3,000 наследных принцев и 2,000 женщин королевских кровей из четырех поколений.

По всем важным вопросам Фейсал советуется со старшими принцами и главами племен, но решения принимает единолично. В отличие от соседних Бахрейна и Кувейта, где правители экспериментируют с законодательными органами, в Саудовской Аравии нет парламента, который Фейсал считает признаком слабости правителя.

В арабской традиции абсолютный монарх считается, как и Папа Римский, наместником Всевышнего на земле. Даже на улицах, пока Фейсал садится на пассажирское кресло своего белоснежного Chrysler New Yorker он ненадолго замирает и прислушивается к возгласам толпы. Как вспоминает один из его помощников, однажды он уже готов был сесть в машину, занеся одну ногу, как простой бедуин побежал в его сторону с криками «Ya, Fasal» (арабское приветствие). Охрана погналась за смельчаком, но король остановил их. «Не уводите его»,— сказал он, — «возможно, он хочет сказать мне что-то важное». Они пообщались несколько минут, и незнакомец ушел с улыбкой на лице.

Фейсал воспитан не только в традициях своего племени. Он глубоко религиозен. Король молится пять раз в день, как того требует ислам. Он любит выезжать с ковриком для молитв на морское побережье и проводить много времени, медитируя у моря. По вечерам каждый вторник он посещает мечеть для молитвы, а затем приглашает домой прихожан на послемолитвенную трапезу. Он ведет более аскетический образ жизни, чем многие из его подчиненных. Он терпеть не может роскошь. Когда он сменил на троне брата Сауда, он счел его дворец в Джидде «чрезмерно пышным» и приказал впредь использовать его только для приема гостей. Он не любит, когда ему целуют руки и терпеть не может обращения «Ваше Величество», предпочитая скромные «Брат» или Фейсал. Величество, как поясняет Фейсал, это атрибут Всевышнего. Вместо современного костюма он надевает традиционный арабский хлопковый ихаб, который арабы обычно носят под абайей. Его пища, как правило, пресная. После нескольких операций на желудке он ест только вареный рис. Он работает 16 часов в сутки, что почти не оставляет ему времени на личную жизнь. Но для населения королевства Фейсал ослабил многие императивы ислама. Чем он старше, тем благосклоннее. Внутри страны Фейсал требует правильного поведения от членов королевской семьи и элиты, но если кто-то спускает миллионы в Монте-Карло или Лас-Вегасе, то публично за это не осуждает.

Жизнь обычных подданных также улучшается. На рынке труда настолько большое предложение, что в стране полностью отсутствует безработица. Доходы даже неквалифицированных рабочих в последнее время подскочили с $2 до $5 в день. Государство субсидирует покупку еды, которая по большей части импортируется из более плодородных стран, и продукты относительно дешевы. Населению доступны ипотечные кредиты, а медицинское обслуживание и образование бесплатны. Галлон бензина стоит смешные 13 халалов (0.13 реала). На этом фоне неудивительно, что импорт автомобилей увеличился в три раза за последний год.

Отчасти по просьбе жены Ифат Файсал впервые разрешил саудовским женщинам учиться в школах. В настоящее время учится уже более 210,000 девочек (и 517,000 мальчиков). Некоторые саудовские женщины, по крайней мере за границей, снимают чадру и меняют свои целомудренные одежды на модные наряды. Недавно женщинам даже разрешили работать на телевидении в кадре. Когда консервативные арабы спрашивают Фейсала о причинах столь значительных перемен, он отвечает: «Революции могут идти от трона, а могут от заговорщиков».

По мере того, как увеличивается состояние королевской семьи, растет и политический вес Фейсала. Он частый гость на крупных саммитах и форумах, как, например, на недавней конференции в Рабате. Он регулярно встречается с другими лидерами арабских стран. Однако он не часто выступает перед аудиториями. Его соотечественники говорят, что он просто следует одной из своих любимых поговорок: «Бог дал человеку два уха и один язык, поэтому он слушает в два раза больше, чем говорит». Один факт, тем не менее, бесспорен. Деньги Фейсала объединили арабский мир. В Рабате не в последнюю очередь благодаря ему лидеры Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов договорились выделить $2.35 млрд. Египту, Сирии, Иордании и Организации освобождения Палестины (ООП) на борьбу с Израилем. Он поддерживает палестинцев, но четко разделяет ООП и некоторые марксистские течения внутри автономии. Он не дает денег таким образованиям, как, например, Народный фронт освобождения Палестины, чьей целью является не только борьба с Израилем, но и свержение арабских монархий. Хотя он уже не опасается угрозы нападения со стороны соседей, как это было несколько лет назад во времена Гамаль Абдель Насера в Египте, у Фейсала есть другие внешние проблемы. Одна из них — шах Ирана Мохаммед Реза́ Пехлеви́, находящийся по другую сторону Персидского залива, который саудиты упорно называют Арабским. У двух абсолютных нефтяных монархов серьезные расхождения в трактовке религии (шах и его подданные шииты, а саудиты — более ортодоксальные сунниты) и вопросах обороны залива.

Тем временем, внутри страны тоже есть проблемы, которые тесно связаны с проходящей модернизацией. В первую очередь речь идет о бюрократической машине, не поспевающей за модернизацией. Правительство, которое 4 месяца не может сделать рабочие визы для иностранцев, не справится и с хлынувшей в страну иностранной рабочей силой, которая скоро превысит 2 миллиона. Королевство, которое всегда загоняло иностранцев в гетто — даже дипломатической столицей по решению королевской семьи стал не Эр-Рияд, а Джидда, — должно учиться жить с иностранцами, число которых будет превышать 25% от общего населения.

Другие изменения могут быть еще более сложными. Возможно, нефтяной бум начнет формирование современного среднего класса — прослойка обеспеченных и хорошо образованных людей, не желающих жить в абсолютной монархии. Также есть угроза социалистической революции, по примеру Ливии, Судана, Перу и, совсем недавно, Эфиопии. Это может подорвать государство. Если в результате подобной революции будет свергнут режим, то запад вряд ли будет безучастно взирать на приход очередного красного полковника, вроде непредсказуемого Каддафи в Ливии. Западные страны слишком сильно зависят от саудовской нефти. Большинство аналитиков считает подобную угрозу почти нереальной — все-таки более 3,000 членов королевской семьи контролируют все органы государственной власти, но никто не знает, как все будет на самом деле.

Сам Фейсал может и не пережить подобный кризис. Его здоровье небезупречно. В стране в открытую говорят о его потенциальных преемниках. По традиции преемником будет не один из сыновей Фейсала, а один из 31 его братьев, доживших до этого дня. Скорее всего выбор семьи упадет на 53-летнего принца Фахда ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Высокий, статный красавец в настоящий момент занимает пост второго вице-премьера и возглавляет министерство внутренних дел. Он не только хорош, как политик, но и является одним из семи сыновей ибн Сауда, рожденных от одной матери из семьи Судеири. Никто в семье в настоящее время не может похвастаться такими кровями.

Если Фахд станет королем, скорее всего он продолжит курс эволюционного абсолютизма. В интервью журналу TIME на своей вилле в Джидде принц отверг возможность свободных выборов. «Мы хотим использовать элиту нашей страны и мы убеждены, что в результате выборов элита не придет к власти пока в стране такой уровень образования». Это его собственные слова. Мудрость, которая больше всего ценится среди блеска черного золота в королевстве. Ее, очевидно, он перенял у короля Фейсала.

Понедельник, 6 Января 1975