Новогодняя мечта об… углеводородной дубинке

За день до Нового Года цены на нефть дрогнули, но несильно. Сорт WTI упал на Нью-Йоркской бирже на 4 цента, застыв на планке 61,68 долл за баррель. На 20 центов упал Brent, заняв на торгах в ICE Europe 66,67-долларовую полку. В любом случае уровни бенчмарок «блуждали» в вилке лучших показателей за период с середины сентября 2019-го, когда атаки на саудовские НПЗ побудили рынок взметнуть котировки «черного золота»… Зимой возврат к конъюнктуре роста был поначалу обусловлен, на взгляд TFS Energy, ослаблением «боязни замедления спроса на нефть и газ». Почему опасений спада стало меньше? Успокоение было «подарено» американо-китайской торговой сделкой, возросшим снижением добычи в ОПЕК+ и… опасностью обрыва поставок с Ближнего Востока. Все это побудило многих купить сырье впрок. Тем временем мрачный прогноз для Персидского залива сбылся еще до боя курантов. Хаос в Ираке заставил закрыть месторождение Насирия, а в ночь под Новый Год толпы врагов Америки яростно атаковали в Багдаде посольство США! Майку Помпео пришлось отложить поездку на Украину, Кипр, в Белоруссию, Казахстан и Узбекистан. Госсекретарю прописали неотлучное пребывание в родном госдепе. Ведь накануне Пентагон нанес в Ираке удары по трем районам, занятым проиранской Kataeb Hezbollah, а также по двум аналогичным районам в Сирии (которая оспорила захват своих кладовых — по приказу Трампа — через ООН). Кроме того, из-за боев закрылись два порта в Ливии — на Средиземном море. Тем временем атака авиации маршала Хафтара на военное училище в Триполи унесла жизни 28 курсантов. 1 января канал Al Hadas показал прибытие на защиту Триполи от Хафтара 4 самолетов с боевиками из Сирии. Этому, по данным дамаскской Al-Watan, помогла Турция. Тем временем на другом краю Ближнего Востока военно-морские учения РФ, Ирана и КНР прошли в Оманском заливе вопреки попыткам США и их союзников сорвать маневры. При всем своем нейтралитете, учения ВМС под тремя флагами выявили, увы, признаки фильма ужасов — реальный потенциал конфликта на крупнейшей танкерной трассе. И вот прошла неделя, и предзнаменование кошмара сбылось наяву! 

Фантомас разбушевался на свою же беду

4-процентный скачок цен на нефть на рассвете 3 января стал сенсацией, но, конечно, не случайностью. Это ведь общеизвестно: сеющие ветер рано или поздно пожинают бурю. Смутная угроза вражды в Персидском заливе сменилась рельефной опасностью большой войны. Американскими ракетами, пущенными с вертолетов или дронов в ночной тьме по автоколонне на подъезде к Багдадскому аэропорту, был убит находившийся там с рабочим визитом военачальник из соседнего Ирана — генерал Касем Сулеймани. Негодующий Тегеран пообещал отомстить.

Реванш был бы страшным — шииты шутить не любят. В 1983-м взрыв бейрутской казармы под звездно-полосатым флагом с гибелью 240 морских пехотинцев потряс США. Потряс настолько, что, пока президент Рейган не совершил вскоре агрессию на беззащитной (и даже не имеющей отношения к «проискам иранской «Хезболлы») Гренаде в Карибах, — общественность за океаном (так уж странно она устроена!) не успокоилось… Нынешняя месть Ирана может оказаться неудержимой потому, что Америка, этот «вселенский Сатана» в словаре потомков Персидского царства, совершила ошибки при планировании, реализации и «отмазывании» диверсии. Белый дом задумал безрассудный удар на скорую руку из-за кулис, хотя ряд деталей должен был насторожить спецназ Пентагона. Так, рядом с Сулеймани, командующим элитного подразделения «аль-Кудс» в иранском Корпусе стражей исламской революции (КСИР), были лидеры иракского ополчения. А ведь оно воюет (казалось бы, не противореча интересам США) против остатков не добитой по всему Ближнему Востоку группировки ИГИЛ, которая запрещена и у нас — в России. Итог авианалета — бездыханные тела не только высокого гостя из Тегерана, но и авторитетных военно-политических деятелей самого Ирака.

Во-вторых, изобличив себя, Трамп заявил со сверхдержавным апломбом, что атака реализована по его личному приказу. А министр обороны США Марк Эспер, взяв на себя роль президентского пресс-секретаря, разъяснял в эфире: почему глава администрации нажимает на кнопки без согласования с лидерами иных ветвей власти. В итоге даже предводительница ястребов на Капитолийском холме Нэнси Пелоси осудила жестокий экспромт Трампа. Она намекнула на то, что президент действует не ради внешней политики как таковой. Все делается в интересах его же переизбрания в Белый дом на волне показной смелости в дуэли с врагами США. Делается, конечно, на потребу республиканского электората провинциальной глубинки — «одноэтажной Америки». Еще несколько часов — и задний ход (как видно, испугавшись) дал сам же Трамп. Президент вдруг заявил, что, убивая Сулеймани, он ни в коем случае не хотел развязывания войны с Ираном(!). 

Однако смягчить недоумение в конгрессе, сенате и иных вашингтонских эшелонах не удалось. Напротив, осуждение авантюры усилилось с приходом первых откликов из-за рубежа. Больше всего удивил республиканцев отзыв Израиля — главного регионального союзника США, во имя защиты которого якобы и проводится весь американский курс к востоку от Средиземноморья. Израильтяне знают: хотя появление иранской агентуры не исключено даже рядом с усадьбой Трампа Mar a Lago во Флориде, но вероятнее был бы удар шиитов по Земле обетованной. Откуда? Не обязательно из Ирана. Хаотично-неточные, но мощные и потому апокалиптические налеты могут совершаться и с созданных друзьями Тегерана площадок в Ираке, Сирии, секторе Газа или на западном берегу реки Иордан. Опасается теперь и второй союзник США на Аравийском полуострове — «королевство пустынь». На него ведь могут обрушиться бомбежки почище тех, что разрушили два тамошних НПЗ прошлой осенью. При этом в израильском и саудовском сценарии окажется, что по-настоящему, то есть истинно, защитить свою клиентуру на Ближнем Востоке Америка неспособна. Мучительное переосмысление этих новых геополитических реалий оказалось бы сродни тяжелейшему похмелью…

…Прошел еще день, и в команде Трампа осознали: уверять весь мир в своем нежелании войны бессмысленно, тем более что не только злой Иран, а даже освобожденный Дж. Бушем младшим от Саддама Хуссейна Ирак, покрытый густой сетью баз Пентагона, принял гневную парламентскую резолюцию: вывести американские войска из страны! При виде подобных неприятностей советники Белого дома вложили в президентские уста очередную порцию милитаристского запугивания «врагов свободного мира». Соединенные Штаты, заявил новоявленный Фантомас, нанесут «очень быстро и очень сильно» удары по 52 иранским объектам. Сделано это будет в ответ на шаги Тегерана в отместку за гибель генерала Сулеймани. Думаете, речь только об военных или нефтяных целях в Исламской Республике, избранных мировым жандармом? Ничего подобного! «Некоторые из них, — бессовестно угрожает дядюшка Дональд, — являются весьма значительными и важными для Ирана и иранской культуры». То-то и оно! Например, бомбежка таких исторических центров и мусульманских святынь, как город Кум, была бы, вероятно, нацелена на духовно-психологическое подавление и разоружение шиитов.

Между прочим, «Нефтянка» уже писала о том, что, при всей роли ТЭК, тяжелейший ущерб в случае войны с сырьевыми производителями «третьего мира» может быть нанесен не буровым установкам и не НПЗ, а генетически-цивилизационному коду народов, их мировоззрению. Это подрыв духовного иммунитета национальных организмов. Грозить Ирану ударами по культуре, завещанной священным Кораном, — все равно что сказать русским: бойтесь не только за Сургут или Ванкор, но и за Валаам и Троице-Сергиеву Лавру. Что может означать обещание того же Трампа использовать при атаках на Иран новейшее секретное оружие стоимостью в 2 трлн долл? Ударить по Тегерану можно ведь и вчерашними средствами времен вьетнамской войны; этого вполне хватило бы. Значит, угрожая миру отправкой «совершенно нового прекрасного оружия без колебаний» в Персидский залив, Белый дом хотел бы испугать кого-то другого, гораздо сильнее иранцев. Кого бы вы думали? 

Проекция на ближневосточный ТЭК 

Цитируя аналитика Phillip Futures Бенджамина Лю, агентство Reuters передает: «Взвинченная милитаристская активность будет генерировать — в цифрах цен на нефть — премию за риск по мере того, как трейдерам надо будет размышлять над эскалацией напряженности на Ближнем Востоке». 

Коллеге явно вторит старший аналитик в мозговом тресте Oanda Эдвард Мойя: «Цены взметнулись по ракетным траекториям в небеса. Это потому, что нарастают страхи: ближневосточный регион вот-вот станет авансценой нарастающего конфликта, способного, в конце концов, вылиться в войну». А вот что говорит главный аналитик Active Trades Альберто де Каса: «Прогноз цен выглядит очень смелым, поскольку последний всплеск геополитической напряженности ставит региональные поставки («черного золота» — Авт.) под угрозу риска». Ту же тему, опять-таки в изложении Reuters, продолжает глава консалтинга Lipow Oil Associates Энди Липоу: «Нефтяной рынок пытается оценить вероятность того, что все эти события ведут-таки к обрыву сырьевых поставок. При этом Ирану, которому уже обрубили внешнеторговые связи до минимальных объемов, вообще почти нечего терять на пути нефтеэкспорта». 

«Иранское возмездие, — отметил со своей стороны главный аналитик геополитических рисков в S&P Global Platts Пол Шелдон, — может принять форму быстрого ответа сообщников Тегерана против союзников США и их топливных активов. Но более масштабный ответ, вероятно, будет тщательнее вычисленным и опосредованным, чтобы избежать лобового столкновения». А вот что говорит президент Rittersbusch and Associates Джим Риттерсбуш: «Напряженность на Ближнем Востоке нарастает в то время, когда поставок нефти уже не хватает из-за добычных лимитов ОПЕК и растущих ожиданий повышения спроса на топливо в результате первой фазы имплементации примирительной американо-китайской торговой сделки Phase 1». 

Но, пожалуй, откровеннее и даже циничнее других проецировал события в Багдаде на перспективы регионального ТЭК сенатор-республиканец от штата Южная Каролина Линдси Грэм: «Президенту Трампу надо объяснить Ирану, что любое возмездие со стороны Исламской Республики поставит под риск (видимо, уничтожения — Авт.) ее нефтеперерабатывающие заводы. Ведь эти иранские НПЗ — последнее, что есть у Тегерана, имея в виду его экономику, — излагает рекомендацию г-на Грэма Fox News. — Вот каково наше послание иранскому правительству: «Если вы хотите сохранить свое место в нефтяном бизнесе, то оставьте Америку и наших союзников в покое и перестаньте быть ведущим государственным спонсором терроризма в мире». «Если бы я был президентом США, — разошелся воинственный сенатор, — я бы выложил на стол цели для наших очередных ударов именно против Ирана как такового, а не по территориям Ирака или Сирии. Это были бы экономические мишени, попадания в которые разбили бы иранское хозяйство вдребезги». На взгляд Грэма, то, что позволит поднять давление против ненавистного Ирана «на новый уровень», — это готовность потребовать (видимо, от Пентагона — Авт.): «уничтожить способность иранцев перерабатывать нефть и продавать ее».

Вот вам и наиболее «просвещенное», «цивилизованное» и «гуманное» мнение немалой части политического класса Америки, если очистить это мнение от тактических опасений, придирок к стилю Трампа и неких частных предосторожностей. Остается лишь сопоставить подобные высказывания с общей картиной итогов минувшего года в глобальном углеводородном ТЭК. 

Нефтегазовый сектор планеты: портрет на фоне новостей

В 2019-м Соединенные Штаты обрели статус ведущего производителя нефти. Добывая 12,8 млн баррелей в день, США не только превзошли планку добычи Саудовской Аравии. Они добились цифры столь высокой, что, если «королевство пустынь» откроет все вентили и на действующих, и даже на простаивающих скважинах, — оно все равно не даст американских объемов.

Тем временем «голубого топлива» в США производится столько, что там не знают, что с ним делать с учетом слабого — пока — развития экспортной инфраструктуры. «С таким энергетическим богатством, — пишет авторитетное издание The Hill, — мы обрели нечто большее, чем просто сниженные цены на газ. Еще 10 лет назад США все еще зависели от энергоимпорта, в том числе от ввоза сырой нефти; и дороговизна сырья сдерживала наш экономический рост. 10 десять лет назад Америка строила порты для регазификации СПГ в целях подготовки к импорту этой продукции из Катара и России с тем, чтобы обеспечить наши электростанции более чистым (при сжигании) ископаемым топливом. Но многое с тех пор изменилось. Вступая в 2020-й, Соединенные Штаты предстают нетто-экспортером нефти (как сырой, так и продуктов ее переработки). А что касается портов для намечавшейся регазификации, то некоторые из них уже перестроены, наоборот, на задачи сжижения сырья — и приступают к экспорту американского природного газа вместо его импорта».

Все это здорово, и можно было бы поздравить американцев. Но вот беда: они не были бы самими собой, если бы не мечтали воплотить успех (по ряду геологических признаков — временный) для диктата — всего того, что Дональд Трамп назвал «энергетическим доминированием» в июльской речи 2017-го под сводами Минэнерго США. Ну не могут они прожить без какой-нибудь дубинки — если на сей раз не ракетно-ядерной, то хотя бы нефтегазовой. Так уж они воспитаны. Прежде всего, сланцевый бум Техаса, Северной Дакоты и других штатов ставит США на господствующие высоты по отношению к Саудовской Аравии. «Хотя Эр-Рияд, — продолжает The Hill, — по-прежнему полагается на продажу своей нефти, но вот сам Вашингтон уже не опирается в прежней мере на нефтеимпорт с Аравийского полуострова. Фактически мы ввозим вдвое меньше «черного золота» из «королевства пустынь», чем 10 лет назад. Америка уже не слывет заложницей саудовского сырья в той мере, в которой она когда-то была ею. И, благодаря нефтяному буму США, саудиты не имеют того контроля над ценами, который они осуществляли в минувшем десятилетии. Они нуждаются в нас больше, чем мы нуждаемся в них».

Каким же образом Белому дому суждено реализовать эти «плюсы»? Быть может, отвечает The Hill, пора… переориентировать обязательства США по военной защите Эр-Рияда. Можно и применить новый баланс топливных потенциалов для «выбивания» от ведущей в мире нефтемонархии больших уступок по правам человека. Или, еще лучше, — подтолкнуть саудитов к улучшению арабо-израильских отношений… Намного труднее извлечь — с помощью нефтяного рычага — политические уступки и иную «бонанзу» из державного Китая. Ведь он покупает больше всего топлива у РФ и Саудовской Аравии, а не у США. И все же «наш контроль над 10% мирового предложения нефти, — отмечаетThe Hill, — должен становиться важным переговорным довеском (в диалоге с Пекином -–Авт.) по мере того, как Соединенные Штаты переходят к следующей стадии торговых консультаций и нажимают на Китай в русле озабоченности по поводу ситуации с правами человека» в Поднебесной.

Труднее всего воспользоваться нефтегазовой дубинкой по отношению к загадочной стране по имени Россия. Но именно этого хочется в США больше всего — вот ведь в чем дело! Хочется вопреки тому, что Москва — ведущий энергоигрок. «Топливный блок РФ, — пишет The Hill, — дает по крайней мере 60% ВВП и как минимум 68% экспорта. В конгрессе такое мнение: Россия имеет огромное влияние на Европу благодаря мега-поставкам природного газа. Конгресс безуспешно пытался остановить прокладку газопровода из РФ в ЕС с помощью санкционных законов. А в действительности мы должны побудить европейских покупателей отвернуться от Москвы с помощью иного метода: опираясь на свой успех в добыче, Америка призвана нацелить на это дешевые (хотя так ли это? — Авт.) и обильные ресурсы собственного газа. Итак, наша газовая сила может и должна стать главным активом для войны с распространением российской власти над Европой. У нас — исключительная возможность помочь Старому Свету диверсифицировать источники своего энергоснабжения с тем, чтобы не быть в будущем заложником русских».

Внешне логичные, но по сути ошибочные взгляды! Россия нужна ищущей своего пути Европе не только в энергетической сфере. Независимый «фактор Москвы» необходим даже тем европейцам, которые этого не признают: им мешает пресловутая атлантическая политкорректность. Но на деле любая весомая общественная сила в ЕС (за исключением разве что догматичных русофобов Польши или Балтии) сознает «в глубине души»: без евразийского колосса своевольная Америка заговорила бы со Старым Светом совсем по-другому — языком тирании. Робкие голоса трезвомыслящих лидеров, которые понимают сказанное, нуждаясь в крепнущих связях с Кремлем не ради газа, — звучат все громче. Г-н Макрон, имеющий шанс на такую интеллектуальную роль в ЕС, особенно после предстоящей отставки канцлера Меркель, — пример того, что The Hill лишена стопроцентной монополии на истину. 

Берлин готовит контратаку 

В правительстве ФРГ изучаются контрмеры в ответ на санкционно-паралитический приступ Соединенных Штатов в отношении крупнейшего транспортного энергопроекта на штормовой зимней Балтике. Главным образом, прорабатываемые сценарии берлинской реакции сводятся к разным вариантам защиты немецких компаний, причастных к «Северному потоку-2», от экстерриториальных ограничений со стороны администрации США.

«Вести» пишут об этом со ссылкой на нью-йоркскую The Wall Street Journal. А та, в свою очередь, почерпнула факты в контактах с неназванными чиновниками из аппарата федеральных властей самой Германии. О том, что на сей раз беззаконие закоперщиков перекройки топливной карты Старого Света натолкнется не просто на жалобы и протесты, — свидетельствует на каменных берегах Шпрее ряд очевидных признаков. Прежде всего, стало ясно: в ФРГ хотят использовать свое президентство в Европейском Союзе, которое переходит к Берлину именно сейчас — в 2020 году. Иными словами, речь пойдет не об индивидуальном несогласии со стороны «отдельно взятого пострадавшего». Лоббироваться будет создание эффективного «защитного экрана» для всего углеводородного ТЭК на общеевропейском уровне.

Во-вторых, в той же мере, в которой США подрывают интересы ЕС как континентального альянса, Германия способна запустить, с сарказмом своих СМИ, волну разоблачений по ряду каналов — от прессы до мировых форумов. Это — обличение подрывной роли Белого дома как недруга любой интеграции в принципе. Критика, да еще с хохотом, загремит над Атлантикой в ответ на произвол, творимый против региональных и иных договорных схем по белу свету. Мишени разнообразны: от переименованной группировки НАФТА до «кинутого» Штатами Тихоокеанского партнерства. «Профнепригодность» США к пониманию закономерностей интеграционных систем в нынешнем мире — обличить это будет не трудно. Вот, к примеру, две континентальные соседки США: Канада и Мексика. Хуже отношений со сверхдержавой, чем у властей этих государств, не дано представить. Канадский премьер Джастин Трюдо «издевается» над Трампом на международных конференциях и уже прослыл в вашингтонском лексиконе «двуличным». А правящий Мексикой друг покойных латиноамериканских лидеров Фиделя Кастро и Уго Чавеса — президент Мануэль Лопес Обрадор — вообще ненавистен Вашингтону и требует выпустить из лондонской тюрьмы в Мексику основатели Wikileaks Джулиана Ассанжа. 

Проблема лишь в том, что до сих пор (то есть до введения американских санкций против «Северного потока-2») большинство европейцев о не ведало или не задумывалось о сказанном. Но будьте уверены: теперь-то Германия покажет, какие метаморфозы могут произойти с общественной атмосферой за океаном. И ведь они произойдут, если из Европы развернутся, так сказать, столь же неравнодушные медиа-кампании в отношении лидера НАТО, как те акции, которые бесцеремонно запускаются из США для вмешательства в дела Старого Света. Недаром в интервью The Wall Street Journal неназванный представитель правительства ФРГ высказался именно на эту тему. Власти Соединенных Штатов, подчеркнул он, «относятся к ЕС как к противнику и точно таким же образом поступают с Мексикой, Канадой, а также с иными союзниками — теми, что имеются в Азии». Чиновник неспроста отметил, что акции такого рода приведут к ответной реакции против США по всему миру. 

И, наконец, третьим (и столь же неприятным для Вашингтона) вызовом может стать международно-финансовый — банковский сегмент европейских контрмер по инициативе той же ФРГ. И это не просто гипотеза, взявшаяся неизвестно откуда. Та же влиятельная трибуна деловых кругов Манхэттена, ссылаясь на доверительные источники в высоких берлинских кабинетах, рассуждает о шансе на создание отдельной и не подверженной заокеанскому прессингу расчетно-кредитной инфраструктуры в Европе. Для чего? «Чтобы европейские компании могли работать вне угрозы санкций США. Именно для этого банки, участвующие в проектах (вместе с Москвой — Авт.), против которых американские власти применяют ограничения, должны находиться вне юрисдикции Соединенных Штатов — например, в Китае или России».

Око за око, зуб за зуб

Защитники подмоченной репутации Вашингтона и его подорванного санкциями престижа говорят: ЕС, мол, бьет лично по Трампу и его команде, а не по тамошней элите как таковой. Но это ложь. Ведь отпор «Северному потоку-2» дают правящие круги США в целом; и подвергнуты европейской контратаке все они вместе взятые. В том числе и находящиеся в оппозиции демократы, столь обожаемые повсюду «либеральной общественностью».

Берлин, задумавший контратаку на топливный диктат, приурочивает свои заявления не только к угрозам олигарха из Белого дома. Немцы бьют еще и по тем приемам газоэкспортного рывка, которые введены врагами Трампа из лагеря демократов. Они, нагнетая страх в связи с псевдохакерским скандалом Russiagate, способным-де повториться на выборах 2020-го, призвали наказать Кремль продвижением сжиженного газа из Техаса и других кладовых США на рынок Европы. Чтобы это сырье лучше покупали в ЕС, демократы под сводами Капитолия усилили конкретной цифрой закон, который обязывает везти СПГ в Европу с сильным рвением и коммерческим эффектом. Решено выделить 1 млрд долл на продвижение газа в Старый Свет. Иными словами, предстоит не просто выкручивать импортерам руки, но еще и подмасливать поставки из американской казны — изощренно их субсидировать, чтобы, по крайней мере, первые танкерные партии не казались европейцам очень уж накладными. Все это внесено в особый закон под названием The European Energy Security and Diversification Act, включенный в бюджет США общим объемом 1,4 трлн долл и подписанный Трампом 20 декабря прошлого года. 

Финансовый маневр имеет, представьте себе, еще и природоохранный аспект. Если изложить события по-русски, то выйдет так: «Вы в Европе не любите сырья, добытого антиэкологичным методом гидроразрыва пласта. И вот, подсластив пилюлю, американский партнер готов удешевить этот газ — улучшить вам настроение». Знайте же: все это не пустые домыслы. В ЕС это понимают, но все-таки возражают. Изложив статью The Wall Street Journal, «Вести» предвидят: еще одним каналом «ответных мер со стороны ЕС могут стать контрсанкции общственной окраски против Вашингтона — например, в защиту природы(!). Знающий, хотя и неназванный, сотрудник МИД ФРГ задался — в комментарии для той же газеты вопросом: «Что, если Евросоюз введет санкции к артерии Keystone (Канада-США) на основе экологии»? 

И действительно, на фоне безосновательных нападок на «антиэкологизм» «Северного потока-2», — почему бы Европе не указать на разливы «черного золота» вдоль поспешно созданной трассы Keystone XL, встреченной к тому же протестами муниципалов и индейцев племени сиу? Там, за океаном, по серьезным причинам проект прокладки нефтепровода от песков Канады до американских НПЗ подвергнут критике «со стороны многих экологов в обоих североамериканских государствах. И ЕС мог бы использовать эту ситуацию в своих целях. Ряд германских экспертов уже выступил с инициативой о вводе введении санкций на импорт сжиженного природного газа из США, отмечая, что его добыча на сланцевых «полях» сопряжена с недопустимым объемом вредных выбросов. Об этом, — пишут «Вести», — в интервью для Handelsblatt 23 декабря 2019-го заявила Клаудия Кемферт, глава отдела ТЭК, транспорта и окружающей среды в Немецком институте экономических исследований». 

Павел Богомолов