Нефтяные цены: от хаоса к порядку и обратно

Игра на понижение

В 1950–1960 годы для нефтяного рынка был характерен нисходящий ценовой тренд — по сути, нефтяные корпорации соревновались в том, кто быстрее снизит отпускные цены на нефть по сравнению с согласованным уровнем и предоставит наиболее благоприятные условия дисконта потребителям. Цена барреля сырой нефти колебалась в районе 1-2 долларов.

В середине 50-х годов Советский Союз, открывший значительные запасы нефти на Средней Волге (Татария, Башкирия, Куйбышевская область), уверенно выходит на мировой рынок нефти в качестве глобального игрока. В 1958 году СССР, оттеснив Венесуэлу на «пьедестале почета», становится вторым в мире экспортером нефти (после США). При этом Советский Союз, широко практикует демпинг — в частности, в советских контрактах по бартерным поставкам нефти в Западную Европу (в первую очередь, в Италию и Францию) в начале 1960-х годов цены на нефть были примерно наполовину ниже международных справочных. Частично это было обусловлено задачами экономической поддержки «фирм друзей» (посреднических контор, принадлежащих коммунистическим и рабочим партиям), но международных нефтяных мэйджоров эти нюансы не слишком интересовали — само наличие подобной практики было существенным фактором, снижавшим цены на нефть.

Еще один важный фактор — постоянное повышение роли правительств нефтедобывающих государств в регулировании нефтяной отрасли. Важная веха этого процесса — договоренности властей Венесуэлы и работающих в стране нефтяных компаний о распределении прибыли в соотношении 50:50. Эти условия с течением времени становятся общепринятыми.

Самое важное событие 60-х годов в этом контексте — создания в сентябре 1960 года ОПЕК в составе Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы. В течение следующих 14 лет в организацию вошли Катар, Индонезия, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон. 

Игра на повышение

Государства-члены ОПЕК принялись энергично менять условия контрактов с недропользователями, добившись в течение короткого времени существенного расширения своих полномочий — возможности согласования изменения экспортных цен, расширения масштабов национальной нефтепереработки, создания национальных нефтяных компаний. К концу 1960-х годов страны ОПЕК добились, чтобы нефтедобывающие компании не снижали цены на нефть по отношению к официально декларируемым.

Тем не менее, уровень нефтяных цен, сложившийся к 1970 году, по-прежнему был низким — ровно до того момента, когда начал работать «американский фактор». В крупнейшей экономике мира существенно снизились запасы нефти и, соответственно, повысился спрос на импортную нефть. Превращение США в крупного нефтеимпортера усилило позицию стран ОПЕК и подстегнуло цены.

Кроме того, существенно повлияло на рынок ослабление денежной политики США. Страна, ведомая «самым социальным президентом» Линдоном Джонсоном, в середине 1960-х годов приняла на себя масштабные обязательства по социальным программам и одновременно была вынуждена финансировать огромные расходы, связанные с вьетнамской войной. Это в значительной степени изменило мировую конъюнктуру не только по нефти, но и по другим основным сырьевым товарам.

Большой скачок

17 октября 1973 года все арабские страны-члены ОПЕК, а также Египет и Сирия, заявили, что они не будут поставлять нефть Великобритании, Канаде, Нидерландам, США и Японии, поддержавшим Израиль в ходе войны Судного дня (конфликт с Сирией и Египтом). В течение 1974 года цена на нефть поднялась в 4 раза — с 3 до 12 долларов за баррель.

Таким образом, за первую пятилетку 70-х годов доходы стран ОПЕК от экспорта нефти выросли в 11 раз. Как писал одни из министров финансов ОПЕК, «…В эти годы нефтедобывающие страны получили денег больше, чем могли представить себе в самых смелых мечтах». 

Поток нефтедолларов в странах-экспортерах не только повысил благосостояние народа (в первую очередь, конечно, элит), но и дал руководству этих стран дополнительные властные рычаги: вторая половина 70-х годов — это период наивысшего влияния ОПЕК. 

Но, как известно, действие равно противодействию. Страны-потребители нефти, столкнувшиеся с острым дефицитом нефти и резким повышением цен на нее (и, соответственно, с ускорением инфляции и замедлением экономического роста), всерьез озаботились энергоэффективностью и начали решительно снижать энергоемкость производства и потребления. Наиболее известным и зримым проявлением этого процесса стало вытеснение с автострад США и Западной Европы многоцилиндровых прожорливых «дорожных дредноутов» компактными экономичными малолитражками, в основном, японского и южнокорейского производства.

Большой обвал

Замедление мирового развития в 1981–1982 годах существенно сократило спрос на нефть. Цены на нефть снизились, но вскоре снова выросли в связи с началом ирано-иракской войны, одним из элементов которой была «танкерная война», а затем опять стабилизировались. 

Впервые с 1973 года ОПЕК столкнулась с непростым выбором — если продолжать наращивание добычи нефти, то цены упадут. Чтобы поддержать уровень цен, необходимо сократить объем производства, что означает снижение доли ОПЕК на мировом рынке. Пока ОПЕК бурно обсуждала эту сложную дилемму, первый ход неожиданно сделала… British Petroleum: 17 февраля 1983 года компания резко снизило цену на нефть, добытую в Северном море (эталонный сорт легкой нефти Brent) — сразу на 3 доллара за баррель. Вскоре то же самое сделали Нигерия (крупнейший африканский нефтеэкспортер, член ОПЕК) и СССР, а затем солидарное решение приняла ОПЕК — в марте 1983 года организация решила снизить официальную цену на нефть с 34 до 29 долларов за баррель. Затем снижение цены продолжилось до 27 долларов за баррель (в том числе и из-за того, что затихла «танкерная война»), став очевидным фактом, во-многом определяющим характер развития мировой экономики.

Кто здесь главный?

Как известно, Саудовская Аравия обладает гигантскими разведанными запасами легкой нефти и развитой нефтяной инфраструктурой, которая начала создаваться еще в конце 20-х годов. Кроме того, себестоимость добычи нефти здесь достаточно низкая, в том числе, на старых месторождениях. 

Все это привело к тому, что в начале 80-х годов королевство стало главным оператором мирового нефтяного рынка: именно готовность саудитов сокращать добычу, чтобы удержать цены и компенсировать превышение добычных квот другими членами ОПЕК, удерживало цены на относительно высокой (хотя и плавно понижающейся) планке.

Соответственно, за первую половину 80-х годов Саудовская Аравия сократила производство нефти до 2,5 млн баррелей в день — почти в 4 раза по отношению к уровню 1980 года. Нефтянка требует жертв!

Шейх и генсек

13 сентября 1985 года ситуацию плавного нисходящего ценового тренда на мировом нефтяном рынке взорвал министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии шейх Ахмед Заки Ямани объявил, что его страна не готова дальше сокращать добычу нефти и будет наращивать ее производство. 

После этого в течение полугода добыча нефти в Саудовской Аравии увеличилась в 3,5 раза, а нефтяные цены в краткосрочной перспективе (менее чем за 3 года) рухнули сразу в 6 раз! Сравнимые потери в доходах (включая бюджетные) понесли страны, «сидящие на нефтяной игле» — так, СССР потерял примерно половину доходов, Венесуэла — две трети, Индонезия — три четверти.

Все это радикально изменило не только ситуацию на нефтяном рынке и глобальный энергетический баланс, но и политический ландшафт. В частности, по мнению многих экономистов и историков, именно острый дефицит советского бюджета, лишившегося половины нефтедолларов, вынудил Михаила Горбачева начать радикальную перестройку советской экономики.

«Божественный принцип»

К концу 1986 года страны-члены ОПЕК, наконец, поняли, что строгое соблюдение договоренностей о дисциплине цен и уровнях добычи нефти необходимо, а альтернатива этому — крах экономики нефтедобывающих стран. На рынке восстанавливается некое подобие порядка. В декабре 1986 года ОПЕК приняло решение о беспрецедентном сокращении добычи нефти, целью которого было восстановление цен. Добыча снизилась до беспрецедентно малого объема — 15,8 млн баррелей в день (самый низкий уровень в истории организации).

Эти усилия не пропали даром — к концу 1980-х годов цены на нефть приблизились к средним многолетним. Однако высшая точка влияния ОПЕК (как в свое время влияния крупнейших международных нефтяных корпораций — пресловутых «Семи сестер») оказалась позади. Ключевую роль в формировании нефтяных цен стали играть биржевые спекулянты и финансовые инструменты — фьючерсы, форварды и т.п. 

Итак, примерно 30 лет назад незаметно и негромко произошел очередной радикальный передел нефтяного рынка. И ровно с того же времени мощной организованной структуры, способной предсказуемо повлиять на нефтяной рынок, не существует, а цена нефти стала формироваться на основе «божественного принципа» — vox populi vox dei — то есть непредсказуемо.

 Григорий Волчек