Нефть и бюджет

shutterstock_3676823По оперативным данным, федеральный бюджет РФ за 10 месяцев 2016 г. исполнен с дефицитом в размере 2,3% ВВП (против 1% ВВП за тот же период 2015 г.). Что касается дефицита консолидированного бюджета, Минфин оценил его рост в январе-октябре 2016 г. на 37,6% до 811,8 млрд рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, когда он составлял 589,8 млрд рублей.

Падение совокупных доходов бюджета РФ в январе-октябре 2016 г. вызвано резким сокращением их нефтегазовой составляющей. «Де-факто мы наблюдаем снижение зависимости федерального бюджета от мировой энергетической конъюнктуры, однако это происходит не в силу диверсификации структуры экономики, а по причине падения объема (и доли) нефтегазовых доходов и сокращения доли нефтегазового сектора в ВВП страны», – отмечают эксперты РАНХиГС в своем новом «Мониторинге экономической ситуации в России».

Нефтегазовые доходы за 10 месяцев к соответствующему периоду предыдущего года в номинальном выражении упали на 22,5%, или почти на 2 п. п. ВВП. По итогам всего 2016 г. Минфин России ожидает, что совокупные доходы федерального бюджета сократятся лишь на 0,8 процентных пункта ВВП (к уровню 2015 г.), что будет обеспечено ростом «ненефтегазовой составляющей» (на 0,8 п. п. ВВП). Причем это самое улучшение динамики так называемых ненефтегазовых доходов федерального бюджета обусловлено ожидаемым поступлением дополнительных доходов в результате операции по частичной приватизации «Роснефть». Однако реализация данной сделки до конца 2016 г. остается под вопросом.

«Не слишком ожидавшееся единение стран-членов ОПЕК, достигнутое при активном участии России, привело к существенному росту нефтяных котировок и предвкушению будущего роста доходов в странах-экспортерах. Но лишь самые большие оптимисты готовы всерьез рассматривать возникшую конъюнктуру как основание для пересмотра перспектив национальных экономик. Во-первых, практически ни у кого нет уверенности, что договоренности о сокращении добычи будут соблюдаться сколько-нибудь продолжительное время. Во-вторых, повышение цен – условно с 45 до 55 долларов за баррель – неплохой стимул для роста производства в нефтяном секторе США (тем более, если его собирается дополнительно стимулировать новый американский президент). И, в-третьих, эти цифры не играют никакой принципиальной роли, например, для российской экономики с ее проблемами неэффективной структуры и неблагоприятного делового климата. Не случайно в последнем послании Федеральному собранию российский президент отметил актуальность механизма, который обеспечивал бы устойчивость бюджета вне зависимости от внешних факторов, включая углеводородные цены», – отмечают эксперты РАНХиГС .

Согласно прогнозу, по итогам 2016 г. падение совокупных доходов федерального бюджета не превысит 0,8 п. п. ВВП (к уровню 2015 г.), что будет обеспечено ростом ненефтегазовой составляющей. Динамика расходов по итогам всего 2016 г. окажется противоположной: ожидается их рост на 0,5 п.п. ВВП, в первую очередь за счет выделения в ноябре дополнительных 739,7 млрд рублей на национальную оборону. Но есть и другие прогнозы. По информации первого замминистра финансов Татьяны Нестеренко, Минфин сохраняет оценку дефицита бюджета РФ на 2016 г. в 3,9% ВВП. В подготовке мониторинга принимают участие эксперты Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России (ВАВТ) при партнерстве с Ассоциацией инновационных регионов России (АИРР).