Курс – Тринидад и Тобаго (продолжение)

Продолжение.
См. Первая глава.

Вторая глава
Накануне форума

При всем своем патриотизме газеты Каракаса не смогли удержаться от этой неприятной публикации: у берегов республики орудуют пираты. Самые настоящие пираты Карибского моря! Но не любители дальних и непредсказуемых плаваний, а ловцы наживы на прибрежных, по сути каботажных маршрутах. Тех самых легких путях, на которых можно было, оказывается, грабить круизные суда и яхты зарубежных богачей, проплывавших в нескольких милях от венесуэльских пляжей.

Хуже всего то, что в этих абордажных нападениях новоявленных морских разбойников проявлялся неслыханный для иных современных флибустьеров цинизм. Даже в сомалийских водах, обирая своих жертв под липку, пираты хотя бы иногда оставляли им на борту дизельные или бензомоторы. Не погибать же невинным людям от жажды и голода в океане после того, как у них забрали буквально все вплоть до продуктов питания. Но карибский морской криминал не брезговал «джонсонами», «эвинрудами», и «ямахами», способными (если их оставить на корме) дотащить ограбленных туристов до берега. Забирали и радиопередатчики. Несчастных оставляли под палящим солнцем на болтавшихся посудинах почти без шансов на спасение.

Сценарии ограблений потрясали еще и своим цинизмом. Если в прошлом пираты не только ставили под удар своих противников, но и сами рисковали жизнью, месяцами находясь вдали от своих стоянок, то нынешние бандиты не рискуют ничем. Вблизи от прибрежных деревушек они оставляют в тени кокосовых пальм подростков с биноклями — высматривать беззаботных яхтсменов на горизонте. Едва парнишка подаст сигнал своим боссам, как они тут же сталкивают в воду быстроходные катера, хватают оружие и выходят на перехват. Об этом было убедительно рассказано в газетном сообщении, попавшем мне в руки совершенно неожиданно. Одну из семей незадачливых канадских путешественников, брошенных среди водной глади на произвол судьбы, чудом нашел и подобрал экипаж береговой охраны.

Но что, если разбоем промышляли все же не венесуэльцы, а «залетные» каперы? За годы работы в Каракасе я настолько прикипел душой к этой стране, что был бы счастлив узнать нечто подобное. И, как все нормальные люди, надеялся, что венесуэльская полиция во всем разберется. Но на это уйдет время, а мы в своих тринидадских планах временем не располагали.

Узнав о пиратстве, даже заядлые любители плавать в Порт-оф-Спейн, да и вообще путешествовать по Карибам, перепугались не на шутку. Некоторые зарубежные нефтяники, годами жившие в коттеджах вдоль хитросплетенных «венецианских» каналов в приморской зоне Пуэрто-ла-Круса, отменили до поры — до времени свои навигационные планы. Другие выставили катера и яхты на продажу. А третьи стали пересекать венесуэльские воды по-иному: не идти параллельно опасному берегу на восток — к морской границе между Венесуэлой и ее островным соседом, а резко брать курс на север в открытое море, как можно дальше от акватории абордажного криминала. Иными словами, приближаться к венесуэльскому курортному острову Маргарита, огибать его и уже оттуда, от Малой Антильской гряды, поворачивать обратно на юг — к Тринидаду, где никакого пиратства нет и в помине.

«Быть может, и мне так же следует поступить с вами — лукойловцами? — озадаченно позвонил мне в Каракас из Пуэрто-ла-Круса тот самый зарубежный коллега-яхтсмен, который изначально предлагал довезти нас морем на нефтегазовую конференцию Energy Caribbean 2007 в Порт-оф-Спейн. — Ну затратим на это плавание на пару суток больше, но зато не попадемся в руки каким-нибудь прибрежным головорезам. Что вы думаете?».

Поразмыслив с гендиректором нашего филиала Марком Ральфом, мы вежливо ответили отказом. И срочно заказали себе прямые авиабилеты из Каракаса на ближайшие выходные дни, чтобы поспеть к месту назначения в канун форума. Кроме того, отправили тринидадскому министру энергетики и энергетической индустрии — сенатору Конраду Эниллу письмо электронной почтой, которое я постараюсь воспроизвести по памяти: «Свое участие в форуме мы хотели бы использовать и как возможность для организации встречи с вами и другими должностными лицами в структурах нефтегазового сектора, которых вы порекомендуете. Цели таких контактов, как мы считаем, могли бы включить в себя презентацию принятой нашим руководством Стратегии ЛУКОЙЛа, крупнейшей частной энергетической компании в России и шестой — по ряду позиций — в мире. Наряду с рассказом о деятельности «ЛУКОЙЛ Оверсиз» как оператора зарубежных апстрим-проектов нашего холдинга в Латинской Америке и Карибском бассейне, хотелось бы высказать стремление к бизнес-диалогу с Тринидадом и Тобаго в наших совместных интересах и к нашей общей выгоде».

Прилетели мы в Порт-оф-Спейн субботним вечером, разместились в отеле и там же, в гостинице, купили себе однодневные турпакеты на воскресенье. Выпала возможность увидеть остров Тобаго, что, честно говоря, не славится пока ни нефтью, ни газом. Но зато славится разноцветными кораллами и ослепительными стаями рыб, любоваться которыми можно сквозь прозрачно-плексигласовые окна под ногами — в днищах экскурсионных лодок.

Полет на потертом лайнере местных авиалиний напомнил мне кадры вертолетных рейсов в грузинской глубинке из «Мимино». Хотя никто, в отличие от старушки из Сванетии, не пытался доставить на Тобаго корову, но клетки с попугаями, как и мешки с неведомыми тропическими клубнями, — все это было. Были и фанерные ящики огромным размеров. А над ними — нескончаемый гвалт пассажиров, в большинстве своем обветренных мулатов и мулаток в широкополых шляпах или вязаных шапочках ямайского стиля «растафари». Едва приземлились после сорокаминутного перелета на аэродроме, исполосованном наполовину бетонными, а на другую половину — грунтовыми дорожками, как я увидел на фасаде аэровокзала надпись Scarborough — так называется административный центр острова Тобаго.

фото: gotourismguides.com

Нет ничего удивительного в том, что городское имя «Скарборо» широко распространилось по всему англосаксонскому миру и украшает теперь карты Канады, Австралии и многих других территорий вплоть до экзотического Тобаго. Но если над английским Скарборо по выходным дням разносятся мелодии Стинга или покойного Фреди Меркьюри, то здесь переливались ксилофонной россыпью аккорды «стилбэнда» — оркестра, играющего на… пустых железных бочках из-под бензина! Перевернув их вверх дном и по-разному изогнув днища с помощью сварочных аппаратов и молотков, местные умельцы добиваются от каждого «барреля» особого звучания.

Расставил на сочной траве полтора десятка таких импровизированных инструментов, научил музыкантов бить по ним попеременно, в соответствии с нотной грамотой, — и вот в твоем распоряжении две полноценных октавы. Если в Венесуэле господствует по вечерам заводная «сальса», а в Бразилии — карнавальная «румба», то в Карибах нет конкурентов ритму «калипсо». Эхо танца эхо отталкивается от дощатых, выкрашенных белой или бирюзовой масляной краской фасадов жилых домов. Тех, что поставлены на сваи во избежание свой же доступности для рептилий, насекомых и ураганных наводнений… В общем, такой он, провинциальный тропический Скарборо.

К вечеру мы благополучно вернулись самолетом в Порт-оф-Спейн. И с ходу, прямо в гостиничном лобби, с головой окунулись в профессиональные темы. Вокруг шли разговоры делегатов о завтрашнем форуме. Кто-то, присев за журнальным столиком, спорил о чем-то с коллегой за чашкой эспрессо, а кто-то полемизировал за барной стойкой со стаканом пахучего «мохито» в руке. «Действительно, англо-голландская Shell уходит из карибского даунстрима, будь то здесь или в Доминиканской Республике, — рассуждал улыбчивый, с азиатской внешностью, генеральный директор тринидадской госкорпорации Petrotrin Кен Аллум. — Последует ли Esso? Может быть. Что ж, если для транснациональных гигантов наша нефтепереработка становится маловыгодной, то для нас, местных сырьевиков, брошенные иностранцами НПЗ и сбытовые сети могут оказаться подходящими в самый раз».

«Ну а уж из сферы добычи мы уходить не собираемся, — наговаривал на чей-то диктофон председатель и генеральный директор местного филиала ВР Роберт Райли. — Из пяти американских и британских игроков, пришедших первыми в 1961-м, четыре «мейджора» ушли — не выдержали разорительной непредсказуемости карибского шельфа. Одни лишь мы остались в качестве операторов 70% здешних кладовых, и по сей день гордимся основной своей производственной площадкой Columbus Basin. За семь лет моего правления удалось поднять среднесуточную добычу с 200 до 400 тыс. баррелей. Теперь вот хотим довести этот показатель до полумиллиона. Но продержаться на этой планке надо как можно дольше вопреки всем признакам постепенного истощения морского дна. Словом, впереди — пятая фаза общетринидадского проекта, рассчитанная на 40 лет. Крупных открытий, пожалуй, более не будет. Но небольшие будут наверняка. Причем даже не в сфере «голубого топлива», хотя все говорят именно о газе, — а в нефтяном сегменте».

Больше всего постояльцев сгрудилось вокруг международного чиновника по имени Стелиос Кристопулос. Он исполнял обязанности главы офиса Еврокомиссии на Тринидаде и Тобаго. «Коль скоро геологоразведка в этой стране, достаточно изученной, снижает свои темпы, а добыча, наоборот, нарастает, — убеждал он кого-то, — всяческие льготы хорошо бы дать сектору добычи. Пусть он работает как можно дольше в интересах страны! Особенно важно снизить так называемый дополнительный налог на как бы побочных — маргинальных месторождениях. Этого, кстати, как раз и добивается, насколько известно, ВР. Но и другие налоговые стимулы тоже очень нужны».

В общем, по всем признакам чувствовалось: завтрашняя конференция обещает быть интересной. Словно соглашаясь с этим, под гостиничными окнами перемигивался россыпями электрогирлянд большой и загадочный город. На погрузившихся в темень холмах отходил ко сну Порт-оф-Спейн.

Продолжение следует.