Королевская компания

Свой человек в исламском мире

Дипломатические связи с Саудией СССР установил за год до фактического создания Королевства — в 1924 году в Хиджазе (область на северо-западе Аравийского полуострова, где расположены Мекка, Медина и Джидда) было открыто Генеральное консульство СССР. Открытие консульства было инициировано народным комиссаром (министром) иностранных дел СССР Георгием Чичериным, сказавшим: «Нам необходимо иметь своего человека в самом центре мусульманского мира». Генеральным консулом был назначен 32-летний уроженец Уфимской губернии Карим Хакимов, который, несмотря на свою молодость, успел и поучиться в медресе, и поработать на таджикской шахте, и повоевать на Оренбургском и Туркестанском фронтах, и приобрести дипломатический опыт в качестве генконсула в Мешхеде и Реште (Персия). В августе 1924 года Хакимов вручил в Мекке верительные грамоты королю Хиджаза Хусейну из династии хашимитов.

Тем временем правитель султаната Неджд (территория в центре Аравийского полуострова, столица — Эр-Рияд) Абдулазиз ибн-Сауд начал войну с Хиджазом и в декабре 1924 года занял в Мекку, а через год — Джидду. Вскоре, в начале 1926 года, Абдулазиз ибн-Сауд принял титул «короля Хиджаза, султана Неджда и присоединенных областей», тем самым, по сути, основав государство, которое через 6 лет стало именоваться Королевством Саудовская Аравия. 16 февраля 1926 года Советский Союз первым в мире признал новое государство на Аравийском полуострове. В этот день Хакимов с риском для жизни, лично управляя автомобилем с советским флажком на капоте, сумел под обстрелом проехать до лагеря Абдулазиза ибн-Сауда и вручить ему официальную ноту. В ответной ноте король выразил свою «полную готовность к отношениям с правительством СССР и его гражданами, какие присущи дружественным державам». Советское признание побудило Англию и другие страны также признать новое государство.

В 1925 году Хакимов совершил паломничество умра (малый хадж) в Мекку, чем завоевал расположение арабской элиты, которая стала называть Хакимова «Красный паша», а спустя два года организовал поставку в Джидду морским транспортом из Одессы большой партии товаров первой необходимости — керосина, сахара и муки. Интересно, что с тех пор местное население называет муку высокого качества «москоби» (московская).

Проработав 4 года в Хиджазе, Хакимов получил новое назначение — в Йемен, где также сделал немало для укрепления советско-йеменских дружественных связей. Тем не менее, саудиты не забывали про «Хакимова Аравийского», и именно поэтому, прибыв в мае 1932 года в Москву в поисках льготных кредитов, саудовский министр иностранных дел, принц и будущий король Фейсал настоял, чтобы его сопровождал Хакимов. Принц был принят в Кремле на высоком уровне, «всесоюзным старостой» Михаилом Калининым, однако в финансовой помощи саудитам было отказано. Как мы сейчас понимаем, зря.

Тем не менее, контакты Советского Союза и Саудовской Аравией развивались, и в 1936 году Хакимов вновь вернулся в страну, став полномочным представителем (послом) СССР. Увы, всего через год, в сентябре 1937 года Хакимов был отозван в Москву, где вскоре арестован по ложному доносу, а в январе 1938 года по приговору особой тройки (то есть, без суда и следствия) расстрелян на подмосковном полигоне Коммунарка. Потрясенный таким варварством, король немедленно разорвал дипломатические отношения с СССР, которые были восстановлены только спустя 52 года.

По стечению обстоятельств, всего через два месяца после расстрела Хакимова в Саудии были обнаружены гигантские запасы нефти. И здесь трудно удержаться от предположения, что если бы в 1932 году СССР пошел на установление более тесных связей с Саудовской Аравией, а спустя 5 лет Хакимов  не пал жертвой Большого террора, а продолжил свою сверхуспешную дипломатическую миссию, то нефтяная история Саудии, Ближнего Востока и всего мира могла бы сложиться совсем иначе.

Нефть в оазисе

В мае 1933 года на заседании Королевского совета в Мекке, заслушав зачитанные вслух 37 статей нефтяного контракта, изложенных на арабском и английском языках, король Саудовской Аравии, основатель государства, «Хранитель двух святынь» Абдулазиз ибн-Сауд сказал министру финансов Абдулле аль-Сулейману: «Доверься Богу и подписывай».

Выполняя волю короля, министр подписал контракт 29 мая 1933 года. Этот документ предоставил компании Standard Oil of California (SOCAL, в настоящее время Chevron) концессию на разработку гигантской территории площадью свыше 800 тыс. кв. км — от границы с Ираком на севере до песков Дахны на западе и пустыни Руб аль-Хали на юге.

В тот период Саудовская Аравия была очень молодым и очень бедным государством. Из-за резкого падения цен на сельскохозяйственные продукты в Индии и на Дальнем Востоке перспективы следующего сезона паломничества — основной статьи доходов того времени — выглядели мрачно, и соответственно, вопрос пополнения нищего бюджета королевства стоял очень остро. Одним из перспективных вариантов развития саудовской экономики была разработка минеральных ресурсов. Первопроходцами этого направления в Саудовской Аравии были прибывшие в 1931 году в страну два американца — бизнесмен и филантроп Чарльз Крейн и горный инженер Карл Твитчелл.

Первые результаты поисков и исследований американцев на западном побережье Саудовской Аравии не дали положительных результатов, и поэтому уже знакомый нам Абдулла аль-Сулейман попросил Твитчелла сменить задачу и вектор поиска — отправиться на восток и исследовать знаменитые родники Аль-Хасы, крупнейшего в Азии естественного оазиса площадью 12 тыс. га, в целях их возможного использования для ирригации сельскохозяйственных угодий. Вскоре там были обнаружены первые нефтепроявления, в связи с чем Твитчелл отбыл в США для обсуждения перспектив разработки аравийской нефти с американскими нефтепромышленниками. Texaco, Gulf Corporation и Exxon, который к тому времени был акционером Iraq Petroleum Company, не выразили заинтересованности, однако Standard Oil of California, воодушевленная результатами разведки в Бахрейне, направила в феврале 1933 года в Джидду  своего юриста Ллойда Хэмилтона, который спустя три месяца и подписал вышеупомянутый контракт.

Кабальные контракты

Базовой моделью ближневосточных нефтяных концессионных соглашений, включая контракт Саудовской Аравии и SOCAL, стала концессия Iraq Petroleum Company, подписанная в 1925 году. Характерные черты этих соглашений — предоставление обширных территорий, иногда включающих все территорию страны, и на очень долгие сроки (например, в Кувейте, Бахрейне и Катаре — 60 лет), а также право не только на разведку и разработку месторождений, но и на переработку добытой продукции.

При этом концессии жестко ограничивали права государства на уменьшение и возврат территории (даже в случае бездействия концессионера), контроль операционной деятельности и владение нефтяными запасами. Право государства ограничивалось получением финансового возмещения в виде роялти и налогов.

Несмотря на эти кабальные для государства условия, концессионные соглашения были наиболее распространенными формами контрактов на недропользование в первой половине ХХ века. Руководители операционных компаний фактически были послами своих стран в стране пребывания.

Саудовская концессия, по мнению многих экспертов, фактически заложившая основы современного королевства, по своей сути соответствовала колониальному характеру ранних концессионных соглашений. Интересно, что это соглашение не содержит некоторых базовых положений, без которых современные контракты немыслимы (минимальный объем работ, финансовые гарантии, вопросы охраны окружающей среды, конфиденциальность, стабильность условий, применимое право, страхование и т. д.).

Конечно же, в настоящее время, нефтегазовые контракты Саудовской Аравии составляются с учетом международной юридической практики и изобилуют весьма замысловатыми формулировками, однако при этом предусматривают «лучшие намерения сторон».

Первая скважина

Несмотря на юридическое несовершенство концессии, работа по ее реализации шла весьма успешно. Через три месяца после подписания документа в Саудовскую Аравию прибыли талантливые геологи Роберт Миллер и Шуйлер Генри, которые вместе с Твитчеллом приступили к исследованию окрестностей Дахрана (нынешней «нефтяной столицы» Саудии) и Даммама. Весной 1935 года заложена первая скважина, за ней последовали следующие, в том числе и скважина Даммам-7, забуренная в декабре 1936 года и в марте 1938 года впервые давшая коммерческие притоки нефти. Еще до этого памятного события, в 1936 году, SOCAL, осознавая необходимость привлечения дополнительных инвестиций и эффективного решения маркетинговых вопросов, продала 50% участия в концессии компании американской Texas Company (Texaco).

В 1939 году было подписано первое дополнение к концессии, согласно которому расширилась концессионная территория, а также продлевался ее срок до 1999 года в обмен на значительно увеличенный размер платежей и большее количество бесплатного газолина и керосина, предоставляемого для нужд государства. В том же году в торжественной обстановке, с участием короля, был отгружен первый танкер с экспортной саудовской нефтью.

В 1944 году операционная компания по проекту получила название Arabian American Oil Company (ARAMCO). В 1946 году в проект вошли еще два американских мейджора — Exxon и Mobil (сегодня эти компании слились в одну) с долями соответственно 30% и 10%. В 1950 году было принято дополнительное соглашение к концессии, устанавливающее дополнительные налоги, роялти и другие платежи на доход в размере до 50% от общего дохода операционной компании.

В 1973 году государство приобрело 25% участия в ARAMCO, через год доведя свою долю до 60%. В 1976 году подписано соглашение о полном переходе компании под государственный контроль, и к 1980 году все компенсационные платежи были выплачены. Компания стала собственностью государства, или короля, что в Саудии — абсолютной монархии — одно и то же.

Крупнейшая корпорация в мире

В 1988 году ARAMCO преобразована в государственную компанию Saudi Aramco, которая в настоящее время является крупнейшей нефтяной корпорацией в мире с наибольшими запасами сырой нефти и объемами ее производства. Компания разрабатывает нефтяные месторождения Саудовской Аравии, содержащие около 260 млрд. баррелей «черного золота» — около четверти мировых разведанных запасов нефти, а также располагает четвертыми по объему в мире запасами природного газа, составляющие около 7,6 трлн кубометров. Объемы добычи нефти Saudi Aramco в среднем составляют 9,1 млн. баррелей нефти в день.Численность персонала — 58 тыс. человек.

NIC2004060106759

Компания владеет современными нефте- и газоперерабатывающими заводами, портовыми терминалами и нефтехранилищами, танкерным флотом, собственным авиапарком (вертолеты и самолеты), сетью авиатерминалов, аэродромов и взлетно-посадочных полос. Saudi Aramco имеет филиалы, дочерние, зависимые и совместные предприятия по всему миру — в Китае, Японии, Республике Корея, Сингапуре, Объединенных Арабских Эмиратах, США, Великобритании и других странах.

В начале 2016 года компания объявила о планах приватизации части компании через IPO, что, возможно, позволит ей стать крупнейшей компанией в мире по капитализации. В связи с подготовкой к вероятной IPO наследный принц Мохаммед бин Салман оценил стоимость компании в 2 трлн долларов. Однако аналитики более пессимистичны, называя цифры в интервале от 0,9 до 1,4 трлн долларов.

В нынешнем году бессрочные права Saudi Aramco на добычу газа и нефти в Саудовской Аравии ограничены 40 годами. Некоторые усмотрели в этом сигнал тревоги, но совершенно очевидно, что «королевской компании» и ныне, и присно ничего не угрожает.

Григорий Волчек,
Бобур Шамсиев