Время «нового Ирана»: проекты и инвестиции

shutterstock_365592599Прошло всего 2,5 недели с момента снятия санкций с Ирана, но уже сегодня можно говорить о беспрецедентной активности, вызванной открытием нового рынка. Высокая степень заинтересованности ведущих международных компаний во вхождении в иранский бизнес вполне понятна. Исламская республика Иран обладает 18% и 9,4% мировых запасов нефти и газа соответственно. Доказанные запасы нефти Ирана составляют 155 млрд баррелей нефти, газа – 33 трлн куб. м.

ИРИ претендует на второе (после Саудовской Аравии) место по объемам нефтедобычи в ОПЕК. По словам иранского министра нефти Биджана Намдара Зангане, страна хочет вернуть себе долю рынка, «не обращая внимания на цены». «Иран ничего не потеряет, если цены упадут вдвое, а добыча при этом вырастет в два раза. Волноваться должны те страны, которым досталась иранская доля рынка», – заявлял Зангане в прошлом году. Предполагается привлечь в нефтегазовые проекты средства, которые были ранее заморожены из-за санкций в банках по всему миру. Кроме того, западные компании задолжали иранцам за поставленную до введения санкций нефть: общая сумма долга оценивается экспертами в 27 млрд долларов США (в том числе Shell – 2,7, Eni – 2,9, BP – 3,1, Total – 3,7 млрд долларов). Уже разблокированы активы, размещенные в банках Китая, Индии, Японии, Южной Кореи и Турции. Девять иранских банков вновь подключены к системе международных расчетов СВИФТ. По информации иранских властей, казна страны разом обогатилась на 100 млрд долларов. Shell выплатила Ирану долг в размере 2,7 млрд долларов за поставленную ранее нефть сразу после установления межбанковской связи между финансовыми учреждениями ИРИ и Великобритании. Итальянская компания Eni согласилась погасить часть своей задолженности.

Отмена санкций и соглашение по иранской ядерной программе открыли доступ на иранский рынок европейским и азиатским компаниям. По словам президента ИРИ Хасана Роухани, сейчас для страны наступил «период созидания и создания нового Ирана». Сейчас страна заинтересована в инвесторах и высокотехнологичных компаниях. В ходе европейского турне иранского президента были подписаны крупнейшие по объемам привлекаемых инвестиций соглашения в области развития воздушного транспорта, автомобилестроения, металлургии и нефтегазовой промышленности. Итальянская Saipem подписала контракт на 3,5 млрд евро на реконструкцию двух иранских нефтеперерабатывающих заводов, а французская Total заключила соглашение с Национальной нефтяной компанией Ирана о поставках до 200 тыс. баррелей нефти в сутки. Кроме того, в ходе визита в Тегеран китайского лидера Си Цзиньпина были подписаны 17 соглашений на общую сумму в 600 млрд долларов.

По словам Александра Шарова, генерального директора группы компаний «РусИранЭкспо», заместителя руководителя представительства ДК ШОС в Исламской республике Иран, идет постепенная отмена санкций. Американцы уже успели ввести новые ограничения, связанные с ракетными технологиями. Нужно отметить, что еще осенью на фоне военной операции РФ в Сирии Москва пыталась укрепить связи с союзниками на Ближнем Востоке. Вслед за подписанием в ноябре 2015 г. контракта на поставку российских систем ПВО С-300 в ИРИ, пришли сообщения о целом пакете экономических соглашений между нашими странами. Согласно оценкам российского министерства энергетики, в ближайшей перспективе торговый оборот между Россией и Ираном может достичь 10 млрд долларов (1,672 млрд долларов). В отношении ИРИ была одобрена финансовая помощь: Внешэкономбанк объявлял о подготовке соглашения о предоставлении Исламской республики Иран кредита на сумму 2 млрд евро; также предполагалось выделить ИРИ экспортный межгосударственный кредит на сумму в 5 млрд долларов. «Мы ищем механизмы, различные инструменты, которые бы позволили финансировать совместные проекты. Один из инструментов – это возможность межгосударственного экспортного кредитования», – комментировал ситуацию Новак.

Еще до момента снятия санкций «Зарубежнефть» подписала меморандум о возможности работы на месторождении Шангуле в Иране. Месторождение расположено в пределах блока Анаран, до введения санкций в отношении Ирана геологоразведку там проводил ЛУКОЙЛ в консорциуме со Statoil. Норвежской компании принадлежало 75%, российской ВИНК – 25%. В результате геологоразведки были открыты два месторождения – Азар и Шангуле. ЛУКОЙЛ и Statoil вели переговоры о заключении с иранской стороной контракта на разработку месторождений, но контракт не был подписан из-за санкций. Запасы Анарана оценивались в 2 млрд баррелей н. э. Предполагалась начать добычу с 5 млн т в год. «Зарубежнефть» уже реализует с иранской ICOFC (Iranian Central Oil Fields Company) проекты по повышению нефтеотдачи на месторождениях Пейдар, Западный Пейдар, Абан и Нафт Шахр. Согласно оценкам Минэнерго, российская компания рассматривает проекты по разработке месторождений в Иране на общую сумму порядка 6 млрд долларов. Как стало известно в августе, «Зарубежнефть» заявила о своей готовности инвестировать в четыре нефтяных и нефтехимических проекта в провинции Илам. По словам вице-губернатора этой иранской провинции по вопросам экономики и регионального развития Хешматолла Аскари, в рамках данных проектов запланировано бурение и добыча нефти (до 70 тыс. баррелей сырой нефти в сутки), строительство НПЗ и нефтехимического комбината в Дехларане. По оценке Аскари, реализация этих проектов потребует привлечения более 7 млрд долларов. На долю провинции Илам приходится 6% запасов иранской нефти и 11% запасов природного газа. Регион занимает второе место в стране по запасам газа и третье место по запасам нефти.

8 декабря 2015 г. министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане встретился в Тегеране с президентом государственной нефтяной компании «Роснефть» Игорем Сечиным. По итогам визита, эксперты заявили, что госкомпания настроена решительно на вхождение в ряд проектов в ИРИ. «Газпром» также не исключает своего участия в иранских проектах с экспортной ориентацией. В ходе дня инвестора в Нью-Йорке заместитель председателя правления российской компании Александр Медведев рассказал, что «Газпром» могут заинтересовать как поставки трубопроводного газа, так и проекты по сжижению природного газа. По словам председателя «Газпрома», развитие газовой отрасли в ИРИ будет нацелено, прежде всего, на рост спроса на внутреннем рынке. «Не секрет, что в северных районах Ирана существует существенный дефицит газа. Не случайно в ходе нашей недавней встречи с иранскими коллегами тема использования российской продукции для удовлетворения потребностей Ирана в газе была обсуждена довольно конкретно», – заявил Медведев.

В конце января ЛУКОЙЛ договорился об участии в нескольких иранских нефтегазовых проектах. Во время визита президента компании Вагита Алекперова в Иран также обсуждались своповые сделки: поставки в северные регионы ИРИ российской нефти с каспийских месторождений в обмен на предоставляемую ЛУКОЙЛу иранскую нефть в Персидском заливе. В частности, российская компания подписала соглашение на 6 млн долларов о проведении разведки по двум проектам в иранской провинции Хузестан и на севере Персидского залива. Российская компания уже работала в Иране на месторождении Анаран, но после введения санкций в 2011 г. вышла из проекта с убытками в сумме 63 млн долларов. В апреле 2015 г. ЛУКОЙЛ вновь открыл свое представительство в ИРИ. Трейдинговое подразделение Litasco стало одним из первых покупателем иранской нефти в Европе, после того как были сняты санкции с Ирана: 1 млн баррелей (137 тыс. т) будет поставлено на НПЗ компании в Румынии – Petrotel (мощность 2,4 млн т). «ЛУКОЙЛ подписал договор на 6 млн долларов. Соглашение предусматривает разведку небольших активов. Пока это мизер, локальный успех, но главное есть какое-то начало», – комментирует достигнутое соглашение Александр Шаров.

По словам вице-президента компании Леонида Федуна, ЛУКОЙЛ пока не готов участвовать в масштабных проектах в Иране, опасаясь повторения ситуации с санкциями. Федун утверждает, что зарубежные нефтегазовые проекты в условиях низких цен на сырье перестают быть выгодными для российских игроков. «Если в России нам помогает девальвация, при 30 долларов за баррель выдерживать большие инвестиционные обязательства сложно», – говорит вице-президент ЛУКОЙЛа. Кроме того, российские компании испытывают трудности с привлечением средств на западных финансовых рынках из-за санкций, наложенных на Россию. В ближайшее время мы можем стать свидетелями обратного процесса: выхода из дорогостоящих проектов.

Мария Кутузова

Смотрите также видеозапись  семинара «Особенности ведения бизнеса в Иране. Экспорт, импорт, финансы, логистика, инжиниринг»