Геологоразведка по-русски. Штокмана не будет

Минприроды сообщило, о масштабном бурении с 2019 г. разведочных и поисково-оценочных скважин в акваториях Баренцева и Карского морей. По итогам 2017 г. существенно выросли затраты на геологоразведку на шельфе. Так, имеющие приоритетное право на разработку морских запасов нефти и газа в России «Газпром» и «Роснефть» вложили в прошлом году 89 млрд рублей в геологоразведочные работы на шельфе, в том числе в Арктике.

В то же время министерство считает нерентабельным при существующей конъюнктуре на рынке разработку даже крупнейших по запасам активов на шельфе Арктики. Несмотря на быстрое развитие технологий плавучих заводов по производству сжиженного природного газа, по мнению российского министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, существующих экономических условиях и ценах на газ нецелесообразно возвращаться к вопросу разработки Штокмановского газоконденсатного месторождения (с запасами в 3,9 трлн куб. м газа и 56 млн т газового конденсата) в Баренцевом море.

По словам министра, Россия только набирает компетенции в этой области на примере проектов «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2» другой российской компании «НОВАТЭК». Напомним, что «Газпром» не смог договориться об условиях реализации своего крупнейшего арктического проекта с зарубежными партнерами (Statoil и Total) и в 2015 г. консолидировал на балансе компании 100% дочерней Shtokman Development. Проект, по сути, заморожен, несмотря на многолетние масштабные вливания в подготовку его реализации, в том числе геологоразведку.   

Признавая невозможность самостоятельного освоения в условиях санкций в отношении российских проектов на шельфе Арктики; а также отсутствие в стране техники и средств, Минприроды пока отказывает «Газпрому» в приостановке лицензии на разведку на шельфе Камчатки. Компания обратилась с этой просьбой в Роснедра в декабре 2017 г. Сейчас министерство предлагает ограничить выдачу лицензий на новые газовые месторождения в Арктике только для производства СПГ.

Российские ВИНК лидируют в мире по показателю обеспеченности запасами. Так, у «Роснефти» этот показатель составляет 20 лет, у ЛУКОЙЛа — 19 лет, «Газпром нефти» — 17 лет. Крупнейшая российская компания «Роснефть», вкладывая миллиардные инвестиции в геологоразведку на шельфе, в среднесрочной перспективе не планирует освоения морских месторождений, называя среди своих приоритетов, прежде всего, сухопутные активы.

Иное дело с «Газпром нефтью». Компания продолжает наращивать промышленную добычу на Приразломном месторождении в Печорском море, планирует провести дополнительную геологоразведку с целью повышения ресурсного потенциала проекта. Открыв в прошлом году новое морское месторождение на шельфе Сахалина (Нептун на Аяшском участке), компания уже запланировала в обозримом будущем его освоение. В 2017 г. ВИНК провела оценку перспективных участков компании на шельфе Арктики, ресурсы которых, по данным DeGolyer and MacNaughton, составляют 1,6 млрд т нефти и 3 трлн куб. м газа. Однако промышленное освоение новых арктических проектов компании вряд ли будет возможно в среднесрочной перспективе.

ЛУКОЙЛ активно осваивает месторождения на шельфе Каспийского и Балтийского моря, параллельно ведет разведку в этих акваториях. Так, рост запасов на запущенном в 2016 г. на Каспии месторождении им. Владимира Филановского составил в прошлом году 95 млн баррелей н. э. В целом каспийские активы обеспечили компании прирост в 2017 г. в 100 млн баррелей н. э., что составляет примерно 20% от всего объема открытых в прошлом году запасов углеводородов — 501 млн баррелей н. э.

Мария Кутузова