Гадая на нефтяной гуще…

2009--198x300Сообщение Reuters о взгляде “Роснефти» на крайне спорные – по мнению компании Игоря Сечина – шансы на продление венского соглашения о сокращении нефтедобычи по формуле «ОПЕК+11» многих застало врасплох. Оно прозвучало почти как официальное, притом весьма тревожное, заявление нефтяной госмонополии РФ. Информация отразила  обостренную смысловую дуэль этих весенних дней на рынке. Пока отдельные страны и их компании стремятся к выравниванию конъюнктуры в углеводородном ТЭК, — другие государства, причем взятые в целом, срывают этот процесс.

Одни сокращают, а другие наращивают

До сих пор считалось, что единственным крупным нарушителем спокойствия являются Соединенные Штаты. Выполняя предвыборные обещания, Дональд Трамп и его команда снимают ограничения на геологоразведку и добычу нефти, и черная маслянистая жидкость выливается на рынок все более густым и полновесным потоком.

По оценке министра энергетики РФ Александра Новака, добыча нефти в США возрастет в 2017-м на 400-500 тыс. баррелей в день. Действительно, американские производители сланцевой нефти планируют амбициозный рост производства даже за пределами бассейна Permian в Техасе, как сообщает все тот же Reuters. И это в то время, когда Россия, следуя венскому соглашению, вполне лояльно снизила добычу в общей сложности на 165 тыс. баррелей.

«Роснефть», в состав совета директоров которой выдвинуты глава Glencore Айван Глазенберг и президент по научно-исследовательским разработкам Qatar Foundation Файзал Алсуваиди, не просто разглядела неумолимый, подобный молоху вызов из-за океана. Московская штаб-квартира компании еще и назвала целый «букет» других, причем столь же неблагоприятных, факторов, влияющих на мировую нефтянку.

Это, к примеру, отсутствие согласия и, тем более, тесного сотрудничества не только стран-производителей, но и основных стран-потребителей нефти и газа. Это и острый дефицит взаимопонимания, как и четких договоренностей, между мировыми регуляторами. Это и нехватка надежных международных механизмов для поддержания внутриотраслевого и межотраслевых балансов. Но чисто рыночный разброд – далеко еще не все. Гораздо опаснее мощные геополитические пружины, которые то ослабляются, то, наоборот, сжимаются, как это, собственно, и происходит сегодня.

Имя самого непредсказуемого субъекта и рыночно-отраслевого фактора – Саудовская Аравия. Иной читатель удивленно парирует этот тезис: как же, мол, так? Ведь сегодня Эр-Рияд известен как преданный союзник и даже, можно сказать, единомышленник Москвы по сокращениям добычи!

Действительно, впервые в истории Россия объединилась в реализации декабрьских лимитов не только с Катаром, хотя тот и спонсирует сирийскую оппозицию. Найдено взаимопонимание и с самим «королевством пустынь». А ведь в прошлом оно не раз наносило по экономике нашей страны тяжелые, подчас фатальные ценовые удары. Дошло до рокового демпинга на рубеже 1980-х и 1990-х годов, который подорвал советский нефтеэкспорт,  сдетонировав вскоре развалом народного хозяйства СССР и его распадом.

Камень преткновения по-саудовски

Ныне, однако, мы с саудитами, повторяю, – в одной колеснице. Но вот незадача: если видеть в каждой шутке долю истины, то смешная фраза из уст генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо о том, будто Москва принята в нефтеэкспортный картель, за версту отдает не только юмором.

Mohammed-Barkindo

На поверку это шутливое заявление, прозвучавшее в Хьюстоне, могло быть серьезным зондажом почвы. Более того, оно могло исходить от того же Эр-Рияда. Как известно, Новак с дружественной дипломатичностью опроверг слова коллеги. Да и то сказать: современная Россия выше всего ценит свою независимость, в том числе энергетическую.

Но в любом случае желание плотнее привязать Москву к ОПЕК, сделав ее более послушной, говорит о многом. Наряду с ростом мировых цен, Эр-Рияд, похоже, надеялся и еще на что-то. Кое-кто на Ближнем Востоке рассчитывал, что запоздало спасенный рынок все равно не спасет нефтянку РФ от спада. Или же она бездарно проведет «квотные» месяцы в «топтании на месте». Да-да, иностранцы не ожидали среди суровой русской зимы, что на просторах Сибири, как и в других наших нефтегазоносных провинциях, сразу пойдут если не новые эксплуатационные, то новые геологоразведочные работы. Да и бурить компании начнут, по меткому отзыву «Нефтянки», как ошпаренные. Итак, в России слегка замедлен лишь производственный аспект, хотя и это, с учетом климата, требует уважения со стороны партнеров. Как справедливо отметил глава Минэнерго, по многим причинам нам трудно снижать добычу.

В этих условиях «Роснефть» напоминает, что еще вчера Эр-Рияд запустил «ценовую войну, целью которой было радикальное увеличение саудовской доли на рынке за счет добытчиков «дорогой» нефти. Но цель не достигнута «из-за эффективности и, как следствие, жизнеспособности нефтяной отрасли РФ». Осознав это, Эр-Рияд пошел на резкий вираж, объявив вдруг о скидках для всех клиентов и о максимальном дисконте для Азии. Естественно, это стало сюрпризом для сплоченных партнеров, ведь с конца 2016-го саудиты, наоборот, повышали цены. Так не связаны ли поблажки странам-импортерам с утратой лидерства «королевства пустынь» на азиатском рынке, где лидер ОПЕК уступил России статус крупнейшего поставщика нефти в Китай?

И еще: не означает ли сказанное, что Эр-Рияд, раздраженный не ценовым, а конкурентно-российским и, с другой стороны, американским сценариями событий, откажется от продления квот в рамках ОПЕК? Не обязательно, но все же возможно. Обиженно уменьшив в последние дни уже сокращенный ими же объем добычи на треть, саудиты вновь вышли на 10-миллионный уровень производства. А на хьюстонской CERAWeek звучали высказывания влиятельных коллег саудовского министра энергетики Халида аль-Фалиха о том, что продление венского соглашения Эр-Риядом пока не планируется.

Впрочем, на взгляд той же «Роснефти», королевство все же «сохранит интерес к контролю над ценами», пытаясь найти средний уровень, который возрождает выпавшие (из казны – Авт.) доходы, и сдерживает рост добычи сланцев в США. А уж то, что этот рост возмущает саудитов, ясно как Божий день. Недаром советник Халида аль-Фалиха заявил на закрытой техасской встрече с главами компаний Anadarco, ConocoPhillips, Occidental Petroleum Corp, Pioneer Natural Resources, Newfield Exploration и EOG Resources, что картель не пойдет на жертвы ради непомерных американских аппетитов.

Итак, в целом ценовой вопрос представляется Эр-Рияду реалистично, а не сквозь призму отжившей лояльности монархии Вашингтону. Это ясно тем более, что при Трампе Белый дом назвал своим региональным фаворитом Израиль. Но разочарование саудитов в былом патроне, увы, еще не означает большего. То есть нет признаков того, что лидер ОПЕК готов возглавить еще и всеохватывающий процесс, который широко рекламирует Баркиндо, и который был бы нацелен на заключение не эпизодично-временного, а долгосрочного соглашения по ограничению мировой добычи углеводородов.

Энергетическая карта Европы трещит по швам  

На топливных рынках Старого Света вновь неспокойно. Шотландия объявила о своей решимости провести повторный референдум по вопросу о национальном суверенитете.

1c4627f9b4a73889d305630b701e0226

Это угрожает вывести «недовычерпанные» запасы Северного моря из-под британской юрисдикции. «Первый министр Шотландии Никола Стерджен хочет сохранить регион в едином европейском рынке, даже если остальная Британия выйдет из него», — пишет Daily Telegraph. Впрочем, — так и хочется съязвить с улыбкой, — к чему теперь гадания о судьбе дна к северу от Ла-Манша, если «злые русские», неровен час, все равно атакуют и разрушат всю нефтегазовую инфраструктуру между Шотландией и Норвегией(!). Откуда сие известно? Да хотя бы из только что вышедшего на Темзе доклада Королевского института оборонных исследований. Его авторы – адмирал Джеймс Ставридис и генерал Филип Бридлав — предупреждают, что «Россия может разбомбить нефтяные платформы в Северном море и поместить плавающие мины в портах, что способно привести к закрытию судоходства».

Однако это запугивание – одно дело, а реальное отношение к лондонскому «брекзиту» — совсем другое. Так, к «брекзиту» не хочет примыкать и самый беспокойный регион Соединенного Королевства – Северная Ирландия. Действительно, ревнивый Ольстер не желает уступать самостоятельной соседке и «родственнице» – суверенной Ирландской Республике. Уступать в чувствительном вопросе — о продолжающемся использовании преимуществ членства малых стран в ЕС. Кстати, все тот же Ольстер, как и воспетый Робертом Бернсом «вересковый край», обладает, по мнению геологов, неиспользованным сырьевым потенциалом на своем атлантическом шельфе.

Таким образом, привычная карта единой британской энергетики, похоже, уже трещит по швам. Но справедливое и крайне своевременное стремление «подштопать» ее с востока – по душе не всем. Амстердам, Берлин и иные европейские столицы мстят Анкаре за продвижение черноморского проекта «Турецкий поток». Кстати, нормативная база для его прокладки, судя по интервью Новака стамбульскому агентству «Анадолу», уже готова.

Западные интриги вокруг нефтегазовой проблематики – не отдельные эпизоды в нестабильной, даже зигзагообразной хронике топливных неурядиц в Старом Свете. Примеров на эту тему – множество. Так, Украина странным образом не пропускает жизненно необходимые самому же Киеву эшелоны с донецким углем, а самопровозглашенные республики юго-востока заняты в ответ демаркацией границ. Тем временем особую бескомпромиссность проявил Европейский суд, приняв антигазпромовский вердикт о газопроводе OPAL, который подает российский газ в ЕС в обход Украины. Аукционы, призванные обеспечить более полное использование этой трассы, отложены.

До февраля 2017-го загрузка этой артерии, проходящей по территории ФРГ, составляла почти 99%, но затем она сократилась до 63%. А теперь, по требованию Украины, прокачка сырья и вовсе упадет до 50% использования мощностей. Уж не уверовали ли на Западе, что главным правовым фактором становится нынче… паводок на Днепре? В самом деле: не весеннее ли солнышко успокоило оттаивающую после морозов Незалежную? Во всяком случае, согревшийся Киев теперь уже с легким сердрцем штампует иски в высшие инстанции интеграционного альянса, в который он даже не входит.

…Ну а в целом свои антироссийские, в том числе секторальные, санкции продлил в эти дни, к сожалению, еще на полгода Европейский Совет.

Великое газовое примирение

На мрачном фоне обостряющихся по всей Европе противоречий по «черному золоту» и «голубому топливу» нашелся, однако, редкий луч света. Это – позитивная инициатива «Газпрома», представившего Еврокомиссии твердые обязательства по добровольному урегулированию антимонопольного дела, направленного против него недоброжелателями.

eu_commission

Крупнейший в мире газовый холдинг под управлением Алексея Миллера обязался убрать из контрактов все барьеры, препятствующие реэкспорту и, следовательно, свободному перетоку «голубого топлива» на рынках Центральной и Восточной Европы. Все, что делает такие перепродажи менее привлекательными в экономическом плане, обещано устранить. Налицо и согласие включить ряд важных, многообещающих изменений в условия пересмотра цен на газ для пяти стран.

Речь идет о Болгарии, Польше, Эстонии, Латвии и Литве. Более того, в случае с Софией тот же «Газпром» проявляет, можно сказать, особый конструктивизм. Он отказывается требовать компенсацию от болгарских партнеров за разрыв проекта строительства газопровода «Южный поток».

И ведь это не просто, как иронизируют иные журналисты, «повисший в воздухе взмах примирительно протянутой руки». Мяч теперь действительно – на брюссельской половине поля. В течение семи недель после публикации газпромовских предложений Еврокомиссия соберет встречные соображения клиентов относительно обязательств Москвы с целью урегулирования антимонопольного дела. А затем верховная власть Единой Европы примет итоговый вердикт: удовлетворяют ли ее те обязательства, которые предлагает взвалить себе на плечи поставщик сибирского газа в Старый Свет.

«Если будет принято положительное решение, — говорится в пресс-релизе с изложением реакции Еврокомисси, — то ЕК может объявить обязательства юридически обязывающими для «Газпрома». Если же компания нарушит эти обязательства, то Еврокомиссия может наложить штраф в размере до 10% от глобальной выручки российского энергетического холдинга. Да еще без нужды доказывать, что компания нарушила антимонопольные правила.

Но, как говорится, предупреждение – предупреждением; а в целом большинство объективно настроенных «действующих лиц»ш приветствует жест доброй воли от российского поставщика. «Мы полагаем: обязательства позволят обеспечить свободный переток газа в Центральной и Восточной Европе по конкурентным ценам, — говорит еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер. – Обязательства снимают антимонопольные вопросы и обеспечивают перспективное решение в соответствии с правилами ЕС… Это влияет на миллионы европейцев, которые используют «голубое топливо» для отопления своих домов и обеспечения бизнеса».

Африка начинает мстить

Нигерия, этот крупнейший производитель и экспортер нефти и газа в Западной Африке, вступает в новый раунд правового  противостояния с инвесторами-транснационалами. Вступает, наверное, оправданно, но на крайне сложном фоне. Вдобавок к обычному криминалу, танкерному пиратству и диверсиям сепаратистов из «Движения за эмансипацию дельты», все больше  отпугивает зарубежных  нефтяников от этой страны еще и сравнительно новый фактор. Это – агрессивный филиал запрещенной в РФ террористической группировки ИГИЛ – «Боко Харам».

shutterstock_229106746

В общем, ситуация далеко не лучшая для тех, кто всерьез вкладывается в нигерийский ТЭК. На ряде тамошних наземных месторождений дело дошло до того, что иностранным специалистам опасно ночевать на суше. Вот они и отправляются по вечерам на приспособленные под общежития речные баржи на рукавах полноводного Нигера. Но эти бросившие якоря плавсредства подчас берутся на абордаж шайками обнаглевших мародеров и головорезов.

В столь непростых условиях Комиссия по экономическим и финансовым преступлениям (EFCC) Нигерии запустила на днях судебные иски против Shell, Eni и других именитых компаний. Обвиняются они в противозаконной сделке по приобретению в 2011 году нефтяного блока OPL-245 за 1,3 млрд долл. Новое правительство страны намерено вернуть себе эту акваторию в глубоководной части Гвинейского залива. Кстати, запасы «черного золота» на этом блоке оцениваются в 9,23 млрд баррелей, или почти в 1 трлн долл! Так в чем же провинились многоопытные итальянцы и англо-голландцы?

Бывший министр юстиции и генеральный прокурор Нигерии Абубакар Малами передал в свое время этот блок под контроль тесно связанной с ним же компании Malabu Oil & Gas. Поэтому для получения лицензии на этот блок и для покупки долей на OPL-245 транснационалам пришлось заплатить львиную долю в пользу Malabu. Ей-то и было переведено 1,09 млрд долл. Остальную же часть суммы получили федеральные власти. Что ж, каковы были установленные нигерийской стороной правила игры, — такой стала и последовательность шагов претендентов на блок. Между прочим, они давно уже привыкли к тому, что больше всего наживаются на махинациях вокруг нефтебизнеса, особенно апстрима, как раз местные компании, и лишь в меньшей степени — иностранцы. Что уж говорить о фирмах средней руки типа Malabu, если гигантская Нигерийская национальная нефтяная корпорация NNPC не заплатила государству около 16 млрд долл; а позднее у нее были обнаружены еще 2,3 млрд долл, подлежащие перечислению в госбюджет.

Но все это, как теперь убеждены нигерийцы – не оправдание за многие десятилетия нефтяного неоколониализма, и следует-де взять правовой реванш за прежнее бездействие по отношению к зарвавшимся чужеземцам. И вот на горизонте замаячил риск потери ими месторождения. Топ-менеджерам Shell и Eni могут быть предъявлены штрафы на миллиарды долларов за «подкупы чиновников и частных лиц». Упорная Eni, однако, продолжает отрицать, что пользовалась услугами посредников для совершения данной сделки. Совет директоров милано-римского гиганта выразил поддержку генеральному директору компании Клаудио Дескальци, выразив уверенность в его невиновности. Ну а Shell отказывается пока от комментариев.

Поможет ли все это борьбе с коррупцией? Быть может, да. А, возможно, и нет – навредит скорее притоку капиталовложений. С одной стороны, мы с уважением относимся к памяти выдающегося нигерийского экологиста, правозащитника и мученика Кена Саро Вива, казненного вместе со своими сторонниками за бескомпромиссную борьбу против «сырьевого беззакония» и преступлений диктатуры на землях местных племен. Но сейчас та же страна острее всего нуждается не только в установлении правопорядка, но и в инвестициях. Однако придут ли они, если параллельно с названными компаниями на скамью подсудимых садится на этой неделе еще и Chevron, причем не за  горами – такие же показательные процессы?

Размежевание и взаимная неприязнь нарастали в последние годы исподволь, но неуклонно. Сначала западные инвесторы, возмущенные преступными «врезаниями» в свои трубопроводами, грабежом резервуаров и встречным бездействием властей, поэтапно сворачивали некоторые – менее прибыльные проекты. Потом началась серия международных скандалов. Их апофеозом, конечно, стало неосторожно зафиксированное видеокамерой высказывание бывшего британского премьера-консерватора Дэвида Кэмерона в беседе с королевой Елизаветой П. Кэмерон напомнил тогда Ее Величеству о печально-чемпионском титуле Нигерии среди наиболее коррумпированных государств планеты.

И вот теперь – объявленная Дональдом Трампом в условиях «домашнего» сланцевого бума новая Энергетическая стратегия США. В ней черным по белому прописана задача снижения энергозависимости от отдельных членов ОПЕК, среди которых западноафриканский «игрок» занимает, между прочим, одно из важнейших мест. Так стоит ли после этого удивляться, что новое нигерийское правительство именно сейчас решило сбросить со своей главной отрасли покрывало фальши, самообмана и недомолвок? Но все-таки сработает ли «судебно-следственный бум» на жизненные интересы тамошней нефтянки, как и на интересы всего экспортного картеля, — покажет будущее.

Павел Богомолов