Сырьё детективного жанра

2009--198x300Говорить, что там, где кроются проблемы нефти или газа, непременно раскручиваются криминальные сюжеты или интриги с международным резонансом, — дело общеизвестное и общепринятое. Чтобы дистанцироваться от этой традиции и порвать с «конспиративно-заговорщическими» подходами, ответственные обозреватели ТЭК давно уже переместили свою тематику в плоскость серьезных вопросов – цен, рейтингов, слияний, поглощений, инвестиций, санкций и контрсанкций. Казалось бы, склонность к отраслевым и «околоотраслевым» сенсациям с политическим привкусом уже улеглась. Но что делать, если сама жизнь все равно возвращает нас в извилисто-закулисные лабиринты, часть которых достигает кажущихся недосягаемыми высот мирового информационного Олимпа?

Ливанские миллиардеры, Total и петербургские форумы

Кремль, как известно, опроверг появившееся в четверг в парижских СМИ сообщение, будто кандидат в президенты Французской Республики Франсуа Фийон неплохо заработал в ходе Петербургского экономического форума 2015 года на посреднических услугах. Он-де устроил ливанскому миллиардеру Фуаду Махзуми встречу с Владимиром Путиным.

«Мы видели сообщения СМИ. Скажу честно, они напоминают очередную фальшивку – то, что мы называем по-английски fake news, — отметил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. -…Что же касается встреч президента, то они организуются протоколом президента, и здесь тоже исключена роль каких-либо посредников».

А уж если распространители ложных сенсаций приписали Фийону (уже отработавшему к тому времени премьер-министров Франции) особые заслуги в организации особого – конфиденциального контакта, то и это не выдержит, по свидетельству Пескова, даже минимальной проверки. Ибо в кулуарах форума президент фотографировался и общался с «огромным числом» предпринимателей. «Это совершенно не требует никакого посредничества. Это проводится на ногах и на бегу… Здесь исключена роль посредников».

Популярный парижский еженедельник Le Canard Enchaine утверждает, что свои 50 тыс. евро за консалтингово-посреднические услуги Фийон якобы получил не только за беседу Фуада Махзуми с главой Российского Государства. Попутно сообщается еще и о встрече того же именитого ливанца с генеральным директором французского нефтегазового гиганта Total Патриком Пуянне. Но, с учетом традиционно широкого присутствия ливанской общины на Сене, зачем олигарху бейрутского происхождения просить Фийона устроить ему свидание с Пуянне не дома, а на гранитных берегах Невы? Одному Богу известно. Со всей ответственностью Песков напомнил 22 марта журналистам, что Total давно и эффективно присутствует в России» и потому «однозначно не нуждается в посредниках…».

Но вот что показательно: у всей этой истории, пусть даже высосанной из пальца, есть определенный нефтегазовый контекст. Еще в начале 2015 года принадлежащая Фийону консалтинговая компания 2F Conseil подписала контракт не с абстрактной финансовой империей Фуада Махзуми, а с его совершенно конкретной трубопроводной компанией Future Pipe Industries. Принимая во внимание гигантские открытия запасов углеводородного сырья на средиземноморском глубоководье в акватории между Ливаном, Кипром, Израилем и Египтом, как и тот потенциально-конкурентный вызов, который эти будущие экспортеры способны бросить в сторону России, инсинуации Le Canard Enchaine обретают хорошо продуманные и острые контуры.

Полудетективная, а значит выгодная для желтой прессы окраска данного сюжета усиливается от того, что предыдущий гендиректор Total, Кристоф де Маржери, погиб в авиакатастрофе во Внуково в октябре 2014-го, то есть за полгода до вышеупомянутого форума в Петербурге. Но, по мнению Пескова, «тесные и партнерские отношения, которые сохранились с компанией и после его смерти», — вне всяких сомнений. И, всякий раз гадая (накануне очередного приезда топ-менеджеров Total в северную Пальмиру) о шансах на возвращение высокотехнологичного французского холдинга к отложенному из-за антироссийских санкций проекту освоения сланцевых кладовых на блоках Баженовской свиты в Сибири, мы питаем надежду на лучшее.

Симптоматично, между прочим, и то, что в попытках напустить побольше тумана на российские звенья ресурсной геополитики, западная пресса регулярно ссылается именно на ливанских миллиардеров(!). К чему бы это?

Чего ждать в июне?

В середине 1990-х живший на Лазурном берегу владелец огромного состояния — ливанец Эдмонд Сафра познакомился с сыном покойного лидера Компартии США. То был финансовый авантюрист высокого пошиба и основатель фонда Hermitage Capital Уильям Браудер.

safra_1Тот, собственно, и вовлек выходца из еврейской общины Леванта в аферы по приобретению российских ценных бумаг, тем более что и сам Браудер сколачивал себе состояние путем незаконной скупки акций «Газпрома». В общем, «голубое топливо» РФ стало вожделенной мечтой для многоязыкой компании алчных попутчиков на крутом вираже постсоветской истории.

Дефолт 1998 года обесценил московские вложения обитателя роскошных особняков с видами на Средиземное море, и он потерял 191 млн долларов. При этом и сам же Сафра, помимо делишек с Браудером, уже был замешан к тому времени в темных транзакциях на «восточном фронте». Впрочем, очень скоро ему пришлось раскрыть кое-какие теневые схемы американским спецслужбам. Это не понравилось влиятельнейшему в ту пору Борису Березовскому. Осенью 1999-го тот прибыл, как сообщает Jewish.ru, на виллу запутавшегося ливанца. Цель была очевидна: прекратить утечку опасной для махинаторов информации с упоминаниями о неких суммах от МВФ.

«Разговор Сафры с Березовским длился несколько часов и шел на повышенных тонах, — сообщает тот же вебсайт. – Оба участника остались недовольны его итогами. Расстроенный Березовский уехал на свою виллу в Антибе, а Сафра впал в панику и заявил, что его хотят убить за то, что он разоткровенничался с сотрудниками ФБР. Достоверно известно, что сразу после этого разговора банкир уехал в свою «бронированную» резиденцию в Монако. Не прошло и нескольких месяцев, как Эдмонд Сафра был там убит накануне Рождества 1999 года проникшими в дом злоумышленниками.

Ну а его виллу на Лазурном берегу купил в 2008-м анонимный российский миллиардер. Сумма сделки — 736 млн долл. Кому только ни приписывали эту покупку, — даже Михаилу Прохорову… Но в итоге имя владельца так и не раскрыто. Ну а мы, простые смертные, рассуждаем не о мраморных дворцах близ Ниццы, а о приближении главного события в календаре сотрудничества России с заграницей. Иными словами, обмениваемся видами на очередной Петербургский форум, намеченный на 1-3 июня. Прогнозируем его прорывы в нефтегазовой сфере в свете объявленного приезда делегации из Дели во главе с премьером Нарендрой Моди. Это он одобрил и покупку «Роснефтью» 49-процентной доли в крупнейшем на планете НПЗ «Вадинар», и вхождение индийского капитала в восточносибирское мега-месторождение Ванкор.

И еще, конечно, мы гадаем о том, не обнаружится ли и на сей раз на Неве след какого-либо таинственного ливанского миллиардера. Хотя, разумеется, в отличие от «лихих 1990-х» с интригами Сафры и Браудера вокруг акций «Газпрома», сегодня авторитетный госконцерн РФ надежно гарантирован от любых «случайностей». Более того, он самостоятельно и смело идет вперед на внешних рынках, о чем как раз и будет рассказано в следующей главе.

Об этом и мечтал Маттеи

Если бы основатель итальянской Eni, мультимиллионер и бывший партизан-антифашист Энрико Маттеи, твердо знал в начале 1960-х, что его прибыльная ориентация на надежных советских поставщиков углеводородного сырья непременно будет продолжена полвека спустя еще более грандиозными сделками с Москвой, чем подписанные им танкерные и трубопроводные контракты, он наверняка был бы счастлив.

2017-03-24_02-14-29

Хрущевский демпинг «черного золота» через порты Черного моря и согласие Маттеи с прокладкой многообещающего нефтепровода «Кавказ – Северное море» пропускной способностью 12 млн тонн взамен на крайне нужные Москвы товары… Вот на чем милано-римский топливный гигант вырос как на дрожжах и обрел свои современные корпоративные очертания. Это, собственно, и раздражало как Саудовскую Аравию, так и ее покровителей в Вашингтоне. Сами посудите: если, к примеру, из Кувейта та же Eni импортировала жидкое углеводородное сырье по 1,59 долл за баррель, то в СССР итальянцам предложили совсем другую цену – всего 1 доллар!

Препятствий для напористой Eni нагромождалось на Западе множество. А тут еще и таинственная гибель Маттеи и британского журналиста Уильяма МакХейла 27 октября 1962 года в авиакатастрофе, признанной диверсией лишь 13 лет спустя – после эксгумации тел! Даже ретроспективная попытка воссоздать те роковые события на художественном киноэкране тоже, увы, закончилась трагедией. Гениальный режиссер Пьер Паоло Пазолини был найден 2 ноября 1975 года убитым на пляже Остия близ Рима. А его роман «Нефть», призванный послужить основой сценария, так и не был ни закончен автором, ни обнаружен в виде рукописи сподвижниками и учениками.

Да, самостоятельность дорого обходилась пионерам нетрадиционно-прорывных взглядов на энергетический диалог между Востоком и Западом. Заказчики «отраслевой музыки» выносили беспощадные приговоры всему тому, что пахло непростительной удаленностью непокорных итальянцев от центров мировой мощи. Заокеанскую сверхдержаву раздражали не только их суверенитет и лидерство в нефтяной дипломатии, но и, сколь бы мистически это ни звучало, — смелость римской футурологии и прогнозов развития ТЭК.

Сквозь тяжелейшие наслоения «холодной войны» сторонникам Маттеи словно грезились легендарные торговые пути с холодного северо-востока – со Скифского моря. И вот теперь, в 2017-м, как подтвердила минувшая неделя, полузабытый маршрут из России через Босфор вновь оживает и даже становится прообразом долгожданного разблокирования региональных топливных головоломок. Обозначилась важнейшая смысловая линия в формирующейся южноевропейской отраслевой философии завтрашнего дня.

«Газпром» и Eni подписали на днях важный меморандум. В нем как раз и зафиксировано взаимопонимание по предстоящим поставкам российского «голубого топлива» в Европу, в частности, в Италию через «Южный коридор». Говорится в меморандуме и о задачах совершенствования самого механизма, заложенного в контракты на экспорт нашего газа на Апеннины. В чем, спросите вы, состоит идея актуализации этих договоренностей – их своевременная коммерческая переналадка на реалии сегодняшнего дня? И вам уверенно ответят: речь идет о географическом «изменении пунктов сдачи в контексте Южного коридора поставок».

Не вдаваясь пока в подробности, давайте зададимся изначальным вопросом: зачем менять, казалось бы, привычные энергомаршруты в Европе? Что ж, многие европейцы не хотят зависеть в своих расчетах на устойчивое энергообеспечение Старого Света ни от днепровской «махновщины», ни от балканских раздоров. Хотят, чтобы из кристально-изумрудных вод Средиземноморья, издавна слывшего средоточием ведущих мировых цивилизаций, в один прекрасный день поднялась на апеннинский берег не подвластная никаким недругам труба из далекой Сибири.

Газовый «Посейдон» со дна морского

Не так давно глава крупнейшей во всем мире газовой госмонополии Алексей Миллер упомянул о заинтересованности итальянских компаний в переносе пункта сдачи углеводородного сырья из России.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Действительно, эту географическую точку желательно сдвинуть с севера страны, то подальше от австрийской границы, на южную оконечность общеизвестного «полуостровного сапога». Шаг, согласитесь, весьма заметный и ответственный, причем не только в рамках отраслевой межконтинентальной логистики, но и в столь же извилистом русле энергетической геополитики в целом. О назревающей корректировке маршрута сообщил, кстати, вполне надежный источник – «Интерфакс».

Одним из способов решения этого вопроса может стать строительство второй нитки «Турецкого потока» мощностью 15,75 млрд кубометров в год через Черное море и европейскую часть Турции до границы с Грецией. Ну а что дальше? Потребуется, быть может, подключить к этой артерии газопровод с антично-божественным названием «Посейдон». В свою очередь, «Посейдон» должен пересечь Элладу и двинуться по дну Ионического моря к южным регионам Италии. Пропускная способность этой трубы может в принципе составить свыше 10 млрд кубометров «голубого топлива» в год.

В декабре 2016-го Миллер заявил, что «Газпром» завершает проработку технико-экономического обоснования точек входа артерии «Посейдон». Это, пояснил он, — «один из вариантов подключения «Турецкого потока» к европейским потребителям. Хотя есть и другие варианты, которые рассматриваются. Но в настоящее время этот вариант стал приоритетным».

Многовариантность, свободный творческий поиск лучших менеджерских и партнерских решений, упоминания о которых недаром звучат на высоких уровнях, — не пустые слова. Это ведь только закостенелые оппоненты Кремля и безоглядные критики его энергетического курса в европейских и мировых делах твердят о якобы заскорузлой одномерности и статике московских позиций, да и о мнимой готовность россиян годами биться головой в одну и ту же смысловую точку преломления своих экспортных интересов.

А на деле в том же «Газпроме» зампред правления Александр Медведев совершенно спокойно заявил в начале нынешнего года, что госконцерн готов обсуждать с компаниями Европы разные подходы к энергоэкспортному обеспечению южной и центральной частей материка. Среди этих вариантов фигурирует, например, использование магистрали ТАР (Трансадриатический газопровод) для поставок в ЕС газа, который придет по «Турецкому потоку». Мощность ТАР — 10 млрд кубометров с возможным удвоением этой цифры.

Иванка свое дело знает

Первый же совет президенту США Дональду Трампу, данный его старшей дочерью Иванкой после переселения последней в Белый дом, относится к сфере ТЭК, причем в его международном измерении.

ivanka_trump_beyaz_saraya_tasinacak

Получив хотя и не штатную должность и не зарплату, но все-таки свой кабинет в Западном крыле резиденции, она не стала тратить время даром. Порекомендовала отцу не спешить с обещанным им в разгар избирательной кампании выходом из Парижского природоохранного протокола.

И вот ведь что характерно. Глава новой вашингтонской администрации хотя и гордится перед лицом республиканского электората исправной реализацией своих предвыборных заявок пусть не во внешней политике, но зато на территории Соединенных Штатов; однако на сей раз он прислушался к совету дочери и отступил. Быть может, Трамп теперь и вовсе дезавауирует свою былую готовность отказаться от глобальных обязательств США по радикальному сокращению выбросов отработанного газа в атмосферу и, как следствие, снижению «парникового эффекта» на планете к концу ХХ1 века?

Как бы то ни было, красавица Иванка свое дело знает – она искренне хочет помочь отцу улучшить свой имидж. Для этого надо смягчить одиозную волну антитрамповских протестов именно в тех социальных сегментах, которые влиятельны в рамках «интеллектуально продвинутого» сектора американского общества. Это, как известно, — научная интеллигенция, университетские круги, артистическая богема, журналистское сообщество и неправительственные организации.

В общем, пока муж Иванки, старший президентский советник Джаред Кушнер, успешно повышает престиж своего тестя в многомиллионной еврейской общине, являясь главным переговорщиком США по ближневосточному урегулированию и стремительно сближаясь с Израилем наперекор нефтегазоносным монархиям Персидского залива, — его очаровательная супруга тоже проявляет вполне уместную активность.

Но что из этого следует для нас, россиян? Или, скажем, для китайцев, сжимающих в своих руках штурвал самой динамичной, но в то же время и самой энергоемкой, во многом даже антиэкологичной экономики в мире?

Выводы для нас с вами

Неплохое итоговое резюме состоит хотя бы в том, что, независимо от предстоящего (призванного стать окончательным) вердикта того же Трампа по Парижскому протоколу, мы можем самостоятельнее и гораздо смелее продвигать свою нефтегазовую политику и дипломатию.

SG delivers remarks at the closing ceremony of COP21

Невыдуманным дискуссионным стержнем становится тот факт, что крупнейшая держава Западного мира, во всяком случае, при нынешнем ее руководстве, настроена по отношению к разорительным ориентирам вышеназванного «природоохранного ультиматума» не так, как при Обаме. Фанатично-лояльная (и, вместе с тем, щедро оплачиваемая конкурентами из других отраслей) приверженность ушедших демократов бесконечным экологическим запретам и ограничениям, накладываемым на многотрудные усилия нефтяников, газовиков и шахтеров-угольщиков, – уже позади.

Разумеется, это не означает, что Москва могла бы забрать свою подпись из Парижского протокола. Ведь это вооружило бы оппонентов очередной обоймой злобно-антикремлевских доводов. Терять привычную солидность, забыв даже о не очень-то выгодных для реального сектора экономики РФ соглашениях, нам ни к чему. Но относиться к взятым обязательствам ровнее, спокойнее и, можно сказать, по-философски мы уже вправе. На маскируемые природоохранной риторикой нападки на отечественный ТЭК всегда можно ответить полемически: «А что, разве в западном сообществе наций все так просто и гладко с выполнением жестких парижских параметров?».

…Задолго до вашингтонской смены караула вице-премьер РФ Александр Хлопонин, вернувшийся с церемонии подписания Парижского протокола, честно отчитался перед главой кабинета не только об очевидных «плюсах», но и о скрытых «минусах» глобальной антипарниковой программы. Это, кстати, отразилось в показанных телесюжетах. И ведь действительно: главы российских нефтегазовых, химических, да и металлургических компаний всерьез предупреждают о том, что, хотя бороться с загрязнением атмосферы, почвы , источников воды и многого другого непременно надо, но излишне бюрократизованное соблюдение каждой буквы Парижского протокола отнимет у нашей промышленности как минимум триллион долларов.

Помнится, председатель правительства РФ отнесся к сказанному с пониманием и призвал к большей гибкости (а не догматизму) в ходе выполнения ратифицированных под сводами ООН договоренностей. Повторяю: все это происходило задолго до победы и инаугурации Трампа. Так что, если сомневаться в отдельных разделах Парижского протокола было не зазорно перед лицом единого фронта Запада, то тем более можно и даже целесообразно позволить себе это сегодня, когда в правильности этого документа всерьез усомнился и президент Соединенных Штатов.

Павел Богомолов