Далекий шельф

shutterstock_275248817Минприроды признает, что даже с послаблениями «Газпром» и «Роснефть» не выполнят план по бурению на российском шельфе. Сказываются санкции, нехватка оборудования и специалистов. Вся надежда — на импортозамещение, но для этого нужна кооперация с западными компаниями, которые не рискнут нарушать введенные США и Европой запреты. Остается Китай, чьи услуги обойдутся крайне дорого, ведь альтернатив ему нет.

Российская власть вместе со своими нефтегазовыми сателлитами — «Газпромом» и «Роснефтью» — вынуждена искать технические и финансовые резервы, чтобы продолжать освоение шельфа. Проблема есть — это признал заместитель министра природных ресурсов и экологии России Денис Храмов на конференции «Нефть и газ Сахалина 2015». Чиновник сообщил, что Минприроды перенесло на два-три года сроки бурения на шельфе по 13 лицензиям «Газпрома» и «Роснефти». Понятно, что на время это облегчит их состояние, но в будущем объем работ сильно вырастет. Так, в 2019 году придется пробурить 28 скважин вместо 19, в 2021 году — 31 против 20, в 2023 году — 14 против семи. При этом Храмов опасается, что «Газпром» и «Роснефть» не справятся даже с сокращенным планом по бурению. Всего же до 2025 года их минимальные обязательства по геологоразведке включают сейсморазведку и бурение 142 разведочных скважин на $50 млрд.

Причина такого безрадужного прогноза проста — санкции и отсутствие технологий и оборудования. В России нет соответствующего производства, а потребность весьма внушительная: 15-17 буровых установок, 70 судов обеспечения и 2-3 ледокола. Ну и несколько судов для проведения сейсмики. Однако такое положение дел не мешает Минприроды выдавать новые шельфовые лицензии. Так, 9 таких лицензий могут быть выданы Роснедрами «Газпрому» и «Роснефти», а еще четыре уже оформляются. Где логика? Компании, которые не в состоянии выполнять своих лицензионных обязательств, продолжают требовать — и получать! — новых участков недр. Вдобавок к 91 лицензии, уже имеющейся в запасе.

Но чиновники уверены в завтрашнем дне. Мол, не бойтесь, выход есть. Во-первых, Храмов считает, что привлечь инвестиции и технологии частных компаний можно, открыв им доступ на российский шельф. Ну тот же «ЛУКОЙЛ» для начала, а там и иностранцы подтянутся. Во-вторых, есть же импортозамещение! В интервью «Ведомостям» министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской демонстрирует завидный оптимизм. На вопрос о сроках начала производства отечественными компаниями достаточного количества оборудования для шельфа, он говорит следующее: «Могу только предполагать, что это может занять 5–10 лет. Но с учетом современного развития производства все может произойти очень быстро… При использовании современных подходов процесс создания оборудования для шельфа в России можно ускорить. Было бы желание».

О стремительном развитии околошельфового производства говорит и «Газпром». У него есть конкретная проблема — Южно-Киринское месторождение попало под санкции, и теперь компания ищет нужное оборудование не на Западе. Заместитель председателя правления компании Александр Медведев уверен, что освоение месторождения пройдет без сучка и задоринки, и «не будет никаких трагических последствий». Все отлично и с оборудованием: топ-менеджер госкомпании сообщил газете «Коммерсант», что «будут использованы другие иностранные источники (технологий) и параллельно уже запущена программа развития отечественного производства самого современного оборудования, в том числе подводных добычных комплексов».

Правда, как можно за пять лет (ориентировочный срок ввода третьей очереди «Сахалина-2», газ для которого пойдет с Южно-Киринского — 2021 год) наладить производство подводных добычных комплексов, которые в мире изготавливают всего четыре компании из США и Европы? Есть еще и Китай, но пока он не обладает достаточным опытом и технологиями, чтобы создать собственный ПДК, да еще и на глубине выше 100 м. «Аналогов такого оборудования в России пока нет. Как быстро мы сможем произвести аналоги или с кем-то скооперироваться, сказать сложно, но возможности есть», — считает Донской. Но в России нет ни требуемых технологий, ни производства, ни специалистов. Кооперация с западными при нынешних условиях невозможна. Расчет на то, что кто-то из них в обход санкций решит поставить уникальное оборудование «Газпрому» или «Роснефти» сомнителен — вряд ли кому-то так уж хочется рисковать, зная, насколько длинны руки у американского правосудия. В прошлом году Штаты оштрафовали французский банк BNP Paribas за нарушение американских санкций, в том числе в отношении Ирана и Судана, на $8,9 млрд. А в этом году под схожую раздачу попала известная всем Schlumberger — ей пришлось признать свою вину и выплатить $232,7 млн.

Казалось бы, остается Китай, но этот тот союзник, которому не следует класть палец в рот. К тому же он определился с внешнеполитическими приоритетами, и Россия в них не на первой позиции. «Иногда наши китайские партнеры подходят излишне тщательно к соблюдению санкций. Мы испытываем серьезные проблемы с осуществлением платежей и расчетами через китайские банки. То, что раньше происходило за полдня, сейчас может занимать до двух недель», — в частности, жаловался на Восточном экономическом форуме первый заместитель президента ВТБ Василий Титов. Китай предельно прагматичен и использует ситуацию с санкциями к своей выгоде. И за то, чтобы Россия продолжала имитировать деятельность на шельфе, он потребует очень высокую плату.

Михаил Воронов