Чистая стратегия

shutterstock-2«Газпром» подал запрос на участие в проектах по производству СПГ в Иране, сообщают иранские СМИ.

Министр энергетики РФ Александр Новак и ранее заявлял, что «Газпром» заинтересован в развитии газоснабжения Ирана и в совместных проектах по добыче. Кроме того, компания проявила интерес к строительству СПГ-заводов на территории Ирана и в третьих странах, совместному маркетингу СПГ. Еще раньше, в феврале, сообщалось, что и Иран активизировал сотрудничество с российской монополией. Глава NIOC Хамид Реза Араки сообщил, что уже создано пять совместных комитетов: по инвестициям, ремонтным работам, обслуживанию, хранению и переработке нефти и газа.

Помимо «Газпрома» интерес к иранским проектам проявляет «Газпром нефть», «Зарубежнефть», «Татнефть» и ЛУКОЙЛ. Еще в начале июня глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов говорил, что компания готовит к подписанию долгосрочный контракт на поставку иранской нефти на свои нефтеперерабатывающие заводы, а также планирует в сентябре представить в Тегеране меморандум о разработке новых месторождений Ирана.

Сейчас в Иране нет ни одного СПГ-завода, хотя до ужесточения санкций у Тегерана были большие планы по их строительству, в основном на базе гигантского месторождения Южный Парс на юге страны. В 2008 году из-за санкций было заморожено строительство СПГ-завода Pars LNG мощность 10 млн тонн в год. В том же году «Газпром» подписал с Иранской нефтяной компанией (NIOC) меморандум о строительстве СПГ-завода, однако практических шагов также сделано не было.

Как полагают в «Газпроме», для компании участие в СПГ-проекта в Иране является возможностью масштабного обмена газом. «Газпром» мог бы поставлять газ на север Ирана, который сейчас снабжается из Туркмении, и забирать эквивалентные объемы СПГ из портов на юге страны. Поставки на север Ирана можно было бы вести через Азербайджан и Туркмению. СПГ из Ирана российская корпорация могла бы поставлять на быстрорастущие рынки Южной и Юго-Восточной Азии, прежде всего в Индию, куда прямые поставки из РФ сложно организовать.

Кроме того, «Газпром» фактически сможет «перехватить» часть объемов иранского СПГ, предназначенного для Европы, и частично контролировать газовые потоки. «Для «Газпрома» участие в иранских СПГ-проектах – чистая стратегия», — считает старший вице-президент Argus Вячеслав Мищенко. «У Gazprom Marketing & Trading (трейдинговое подразделение «Газпрома») уже сейчас довольно крупный портфель стороннего, то есть добытого не самим «Газпромом», газа, в том числе СПГ. И если раньше Иран рассматривался как конкурент «Газпрома» в Европе, то после вхождения российской компании в иранские проекты партнеры начнут действовать согласованно», — заключает эксперт.

Тем не менее, некоторые эксперты скептически относятся к российско-иранскому газовому партнерству, считая, что в таких СПГ-проектах не обойтись без крупнейших игроков рынка (Shell, Total, Exxon), которые в условиях низких цен строить завод в Иране не будут.

Кристина Кузнецова