Завидовать будем

Печать

Однажды Сталину доложили, что у маршала Рокоссовского появилась любовница и это — известная красавица-актриса Валентина Серова. И, мол, что с ними теперь делать будем? Сталин вынул изо рта трубку, чуть подумал и сказал: — что будем, что будем… завидовать будем!

1 августа «Новая газета» опубликовала материал о яхте «st.  Princess Olga» с подзаголовком «Как руководитель «Роснефти» Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире». Согласно данным «Новой газеты», судно стоимостью около 150–180 миллионов долларов принадлежит Игорю Ивановичу Сечину или его супруге, либо арендуется ими. Выводы о принадлежности яхты газета построила на шатких основаниях, сопоставив перемещения яхты и предполагаемой новой супруги Игоря Ивановича Сечина — Ольги Сечиной (Рожковой).

«Роснефть» же сначала де-факто отказалась от комментариев,  сославшись на то, что «компания не считает для себя возможным отвечать на вопросы, касающиеся личной жизни и имущества сотрудников, за рамками требований, предъявляемых законодательством», а после, 2 августа, и вовсе пригрозила судом: «Глава компании «Роснефть» подает судебный иск к «Новой газете», телеканалу «Дождь» и другим СМИ, участвующим в распространении материалов, в которых содержится недостоверная информация. На фоне успешной работы ПАО НК «Роснефть» кампания, развязанная в СМИ против «Роснефти» и ее руководства, носит очевидно заказной характер в связи с событиями, происходящими на рынке, включая приватизационный процесс».

Поскольку пресс-служба «Роснефти» не уточнила, какая именно информация является недостоверной, до решения суда мы вынуждены оперировать изложенными «Новой газетой» фактами.

На тот случай, если суд установит, что яхта не принадлежит Сечину, или жена — не жена, или яхта — не яхта, или Сечин — не Сечин, мы заранее приносим свои извинения Игорю Ивановичу.

Итак, почему свет клином сошелся на «Святой Ольге»? Что в этой яхте особенного? Ведь яхта есть не только у Сечина. Яхта Dilbar Алишера Усманова (156 метров, 600 миллионов долларов), или Eclipse Романа Абрамовича (162 метра, 1200 миллионов долларов) и больше и дороже. 70-ти метровая Galactica Super Nova Вагита Алекперова, конечно, гораздо меньше и, вероятно, дешевле, но все равно за рамками восприятия среднестатистического россиянина.

Все дело в том, что упомянутые Усманов, Абрамович, Алекперов и десятки других noveau riche как ни крути — частные предприниматели. К ним можно испытывать классовую ненависть, если вы пролетарий. Можно испытывать зависть, если вы менее удачливый буржуа. Можно укорять в дурновкусии и ругать за демонстративное потребление (хотя демонстративное потребление — имманентно всем богачам в первом поколении, а многим и во втором). Можно ставить под вопрос законность происхождения первоначальных капиталов (пресловутая приватизация). Но в чем их никак нельзя обвинить, так это в удовлетворении собственных потребностей за государственный счет. Подобно героям Джека Лондона разбогатевшим на Клондайке, эти гуляют за свои. И если им угодно платить золотым песком за тефтели с рисом — что ж, пожалуйста, дело хозяйское.

Другое дело — Игорь Иванович Сечин. Этот человек ни дня не работал в частном бизнесе. По крайней мере, если верить биографической справке на сайте «Роснефти». Все его доходы, теоретически, получены от государства. А у государства, как известно, своих денег нет. То есть, в отличие от представителей частного капитала, Сечин гуляет на наши. Именно поэтому «Св. Княгиня Ольга» вызывает такое раздражение в обществе.

Уже то плохо, что «слуги народа» в разы состоятельнее «рядовых граждан». Тот же Игорь Иванович получает ежемесячно не менее 15 миллионов рублей, что в 400 раз выше средней зарплаты по стране. Но совсем нехорошо, когда государственные служащие ведут себя как воротилы частного бизнеса.

Однако даже по сравнению с высокопоставленными чиновниками зарплата Сечина находится где-то в заоблачных высотах. Так, «средняя температура по палате» для сотрудников аппарата правительства составляет 232 тысячи рублей в месяц, а совокупный годовой доход главного чиновника нашей страны, Владимира Владимировича Путина, примерно в 2 раза меньше месячного дохода Игоря Сечина.

Но нельзя просто так взять, и назначить отдельно взятому чиновнику пятнадцатимиллионный оклад. Штатное расписание не позволяет, да и остальные чиновники не поймут. Для подобных случаев придумана особая хитрая система, когда чиновник вроде бы и не чиновник вовсе, а руководитель акционерного общества, которое пусть и контролируется государством, но как бы формально частное и, соответственно, не ограниченное в формах и объемах вознаграждений своим руководителям. Это именно наш случай — ПАО «НК «Роснефть».

Когда надо, например, обеспечить монопольный доступ на шельф — это очень даже государственная компания, а когда нужно вознаграждение членам правления назначить размером с бюджет небольшого ПГТ, или в приватизации поучаствовать — совсем-совсем частная. С легкой руки господина Пескова такую форму собственности теперь принято называть «формально не государственная компания».

Но даже будучи руководителем формально не государственной компании не стоит забывать, что неформально ты — государственный чиновник. Иначе рано или поздно ситуация может сложиться как в классическом анекдоте:

Сразу после войны Рокоссовский отстроил себе огромную дачу и пригласил все Политбюро и весь Генштаб, чтобы обмыть… Приехал и Сталин. Всю ночь гуляли, пели песни, вспоминали войну. Утром все прощаются, тут Сталин и говорит: «Большое тебе спасибо, товарищ Рокоссовский, хороший детский дом отдыха ты построил». В тот же день дом был заселен сиротами.

Антон Пантелеев