Цены на нефть ушли в минус

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Фьючерсный контракт на американскую легкую нефть West Texas Intermediate (WTI) с поставкой в мае завершил торговую сессию 20 апреля на отметке минут $37,63 за баррель, передает РБК со ссылкой на данные американского биржевого оператора CME Group. 

«В прежние времена это посчитали бы компьютерной ошибкой, но теперь отрицательные цены на нефть — это реальность», — пишет издание.   

Мировые фондовые рынки торгуются в «красной зоне», отмечает ИГ «Финам». Московская биржа остановила торги американской нефтью. 

«Продавцы действительно платили покупателям за то, чтобы они забирали у них товар. Причина очевидна — у американских энергетических компаний не осталось места для хранений нефти. А если некуда девать нефть, то никому не нужен контракт, который вот-вот наступит», — подчеркивает Константин Кочергин, директор казначейства банка «Восточный». 

«Хотя вся эта ситуация и указывает на огромный переизбыток предложения нефти на рынке, все-таки июньские фьючерсы на нефть участники рынка сейчас воспринимают как основные. А цены на WTI по июньским контрактам, хотя и снизились вчера на 17%, пока остаются выше $21 за баррель. Так что говорить о том, что вчера на нефтяном рынке произошла катастрофа, было бы преувеличением. При этом нельзя исключать, что по мере приближения экспирации июньских контрактов на Brent и WTI цена по ним может резко снизиться», — комментируют ИГ «Финам» аналитики «Нордеа Банка». 

РБК указывает, что вслед за WTI обрушили котировки нефти марки Brent и Urals. Так, 21 апреля июньский фьючерс на североморский эталонный сорт нефти Brent подешевел более чем на 25%, до $20,7 за баррель. Цена российской нефти Urals в 9:36 по московскому времени упала почти в 2,5 раза, до $7 за баррель, а к середине дня скорректировалась до $9,5, ссылается издание на данные Revinity и ценовое агентство Argus. В последний раз так дешево российская нефть стоила в декабре 1998 года. Накануне, 20 апреля, цены на Urals с поставкой в Северо-Западную Европу и Средиземноморье составляли $17,5 и $17,2 за баррель.  

Невиданный раньше обвал объясняется одновременным совпадением технических – окончание срока исполнения майских фьючерсов — и фундаментальных причин: падение глобального спроса, недостаток места в нефтехранилищах и вступление в силу новой сделки ОПЕК+ только в мае. Но такая ситуация носит разовый характер и спровоцирована спецификой торгов на бирже, объясняют эксперты, опрошенные ТАСС

«Особенность фьючерсов в том, что цена ближайшего контракта отражает текущее состояние рынка и стремится к стоимости физической нефти. А дальний контракт демонстрирует ожидания от сырьевых цен. Так что майские фьючерсы уже не учитывали новую сделку ОПЕК+, которая в любом случае начнет действовать как раз только в мае», — говорит в беседе с ТАСС эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Игорь Галактионов. 

«И даже после она (сделка ОПЕК+ — прим.) поможет стабилизировать ситуацию только отчасти. Ведь еще неделю назад казавшееся рекордным сокращение — 9,7 млн баррелей в сутки в мае-июне, не компенсирует реальное падение спроса, которое в апреле достигнет 29 млн баррелей в сутки, в мае — 26 млн баррелей в день, а в июне — 15 млн баррелей. После отказа от предыдущей сделки, которая работала с 2016 года, ОПЕК+ поздно договорились о новой, да и договоренности оказались недостаточными», — цитирует ТАСС сообщение агентства Bloobmerg. 

«Ситуация на физическом рынке остается очень тяжелой, особенно пока сделка ОПЕК+ не начала действовать, поэтому нельзя исключить, что и Brent, и Urals ненадолго упадут ниже $10», — отметил директор отдела корпораций международного рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

Как заявил в беседе с РИА Новости пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, российские власти располагают всеми резервами для минимизации негативных последствий падения цен на нефть.

«Конечно, при необходимости эти ресурсы, которые имеются под рукой, будут задействованы», — добавил он. По словам Пескова, в Кремле внимательно отслеживают динамику мировых цен на нефть, но реально котировки не обвалились так, как это произошло с майским фьючерсом, поэтому нет повода слишком негативно оценивать ситуацию. 

Кристина Кузнецова