Посиделки в заснеженных Альпах

 

Всемирный Экономический Форум в Давосе, прошедший на днях в 48-й раз, затевался в 1971-м просто как каминные посиделки интеллектуалов со всего света. Об этом часто говорит основатель прекрасной традиции — бессменный президент конференции Клаус Шваб. Прошло полвека — и на лыжном курорте собралось ныне 3 тыс делегатов со всей Земли. Видимо, советники Дональда Трампа уверяли его в Белом доме, что много гостей соберется потому, что впервые за целых 18 лет в Швейцарию должен прибыть президент США, считающий себя к тому же автором бума заокеанской экономики. Но были и иные эксперты, считавшие мотивом растущего интереса к Давосу не приезд «первых лиц», а широту охвата энергетических и других проблем, волнующих землян в первой четверти ХХI века. Кто из толкователей нынешнего давосского ажиотажа оказался прав, — об этом судить читателям «Нефтянки».

Проказница, лицедей и другие

Царствующий в Британии королевский дом Виндзоров поручил главе правительства Терезе Мэй представлять страну в Давосе-2018. Главная хитрость Лондона — воспользоваться нейтральной почвой альпийской конфедерации, чтобы сгладить в общем-то дичайший кризис в отношениях с Америкой, президент которой отменил на днях свой визит на Темзу. Continue reading

Там, где отступают стереотипы

Павел Богомолов

Как и предсказывала «Нефтянка» в своем обозрении на старте года, прорыв цены барреля нефти Brent к 70 долл, как и серия прогнозов о возможности скачков к 80-долларовой планке в 2018-м, связаны со снижением роли доллара. Особенно — нефтедоллара в его специфично-биржевом виде. Мы прогнозировали и далеко не радужное отношение Минфина РФ к закрытию Резервного фонда — с расчетом наполнять оставшийся Фонд национального благосостояния доходами от вероятной нефтяной дороговизны. Схема, как сказал Антон Силуанов каналу РБК, сработает не сама по себе, а только если удастся «по-норвежски» накопить не подверженные зигзагам сырьевой конъюнктуры резервы в размере не менее 7% ВВП!

Неделя парадоксов

Полосой откровений стали минувшие семь дней. Стали во всем, что касается освещения наших отечественных реалий в мире. Иные парадоксы звучали довольно странно. Но зато они ставили точку в вопросах, давно не сдвигавшихся с места. Некоторые из ошибочных стереотипов скрывались там, где мы не то что годами, а десятилетиями доказывали зарубежной аудитории специфику как современной России, так и ее исторических судеб.

Например, еще с советских времен мы писали, что стержень нефтяного приоритета в нашем развитии – внутренний. И что, при всей роли экспорта, главным для России все же не является захват энергорынков за рубежом. Важнее – обогревать, освещать и сохранять в движении гигантскую страну с суровой и долгой зимой. В отличие от равной нам по добыче Саудовской Аравии, нам приходится адресовать половину производимой нефти… самим себе! Повторяю: «долбили» мы столь прозаическую тему издавна, но, как видно, до многих это не доходило. Но вот The Daily Mail публикует на Темзе репортаж из замороженного до минус 60 градусов Оймякона с круглосуточно заведенными двигателями автомашин – и статью везде перепечатывают с сенсационным резонансом. Да-да, ее тиражируют десятки изданий. И становится ясно: астрономические объемы горючего действительно нужны самим же россиянам, особенно на Севере. Нужны, главным образом, для себя, а не для пресловутой «топливной экспансии в старушку Европу»! Continue reading

Истина против субъективизма

Павел Богомолов

«Россия приспособилась к новому уровню цен на нефть. И, по прогнозу, ее экономический рост продолжится, составив в 2018-м 1,7%», — сказано в вышедшем 9 января докладе Всемирного Банка. Наша страна и Турция внесли основной вклад в оживление экономической активности в Европе и Средней Азии. «После двухлетнего спада экономика РФ показала рост на 1,7%, что стало возможным благодаря стабилизации цен на нефть, проведению благоприятной денежно-кредитной политики и снижению инфляции», — отмечено в документе. Но ведь, с другой стороны, Минфин России в декабре 2017-го направил на покрытие дефицита бюджета из Резервного фонда 1 трлн 420 млн рублей, из-за чего на опустевших счетах выявились нулевые остатки. А с 1 февраля этот фонд и вовсе прекратит существование. Правда, выживет Фонд национального благосостояния, так что без накоплений государство не останется. Но все-таки что же получено в «сухом остатке» по итогам нашего сюжета? Оказывается, мы проели как находившиеся ранее за пределами госбюджета резервы, так и заметно возросшие доходы от углеводородов. Проели не бездарно и не бессмысленно, но все-таки проели! Многое в нынешней отраслевой, да и общеэкономической хронике выглядит именно так: итоги определенно есть, но достигнуты они отнюдь не так экономно, как хотелось бы.

«Газпром» порадовал не только объемами

На фоне целой шеренги проблемных игроков углеводородного рынка РФ, борющихся с высокой себестоимостью своей же деятельности, «Газпром», похоже, стал одним из немногих приятных исключений. Наверное, даже недоброжелатель не рискнул бы обвинить российскую газовую монополию в том, что ради достижения своих наметок она-де чрезмерно надрывается, превышая все производственные параметры и обоснованные издержки.

В этом смысле нынешний новогодний праздник стал для наших газовиков, возможно, предпочтительным по сравнению с кануном 2017-го. Вспомним: чего только ни приписывали год назад концерну Алексея Миллера любители невеселых прогнозов! Даже студенты в курсовых работах писали, будто заготовленные для «Южного потока» (сорванного болгарским демаршем) горы труб и металлоконструкций означают-де многомиллиардные потери, спрятанные в финотчетах. Муссировались и некие минусы при прокладке «Силы Сибири», да и в ряде европейских проектов, как и якобы неподъемные судебные издержки… Но все это оказалось сплошным наветом — минувший год дал корпорации больше плюсов, чем минусов. Даже заготовки для «Южного потока» вполне пригодились для другого потока – «Турецкого». Итак, в конечном счете правда всегда оказывается сильнее заангажированной предвзятости, и это в полной мере относится к углеводородному ТЭК. Continue reading

Прогноз на 2018-й

Павел Богомолов

Замерзший впервые за полтора века(!) Ниагарский водопад и другие нетипичные природные феномены породили немало тревог на старте Нового Года. Что-то вокруг нас складывается не так, как следовало бы. Быть может, прав был патриарх Кирилл, заявивший еще в ноябре, что лишь слепцам не видны признаки приближения конца света или, как минимум, некоей тектонической ломки его канонов, завещанных нам с библейских времен? Для экологов таким мистически-недобрым знаком стали сосульки вместо пенистых каскадов на американо-канадской границе. По хранителям семейных нравов ударила легализация однополых браков, по европейским консерваторам – исламизация Старого Света, по деятелям культуры и их публике – нечеловеческая борьба с сексуальными домогательствами кинематографистов, а по политикам – утверждения того, будто Кремль заставил американцев голосовать не так, как надо.

Чего только ни сделаешь под градусом…

Подмена устоявшихся понятий, кросс-культурная путаница и передача национальных привычек другим народам тоже становятся чудной приметой 2018-го. В самый разгар законодательного наступления России на излишнее потребление спиртного американская политическая элита, наоборот, подружилась с бутылкой. И стала все чаще совершать чудовищные проступки именно «по пьяни», как издавна говорится на Руси.

31 декабря за океаном был обнародован тот факт, что антикремлевская пропагандистская кампания минувшего года была запущена спьяну – под градусом, да еще каким! Перелистайте мировые издания за предновогодний день – и вы убедитесь, что, как гласят аршинные заголовки, версия о роковом вмешательстве в избирательную кампанию США была порождена трудами «сильно выпившего советника из штаба Дональда Трампа». Собственно, об этом наперебой судачат в эти дни за праздничными столами по всему миру. Continue reading

Позитива в ТЭК все больше, надо лишь уметь разглядеть его

Павел Богомолов

…Это произошло незадолго до встречи Владимира Путина с деловыми кругами России, когда места за большим столом уже занимали, среди других бизнесменов, капитаны отечественной нефтянки. Тем временем президент, завершая беседу с деятелями культуры, покинул зал, чтобы ответить по телефону главе крупнейшей нефтяной державы — королю Саудовской Аравии. Что это — рядовой эпизод кремлевского протокола или нечто симптоматичное? Во всяком случае, симптоматичное для ТЭК. Ведь всего пару лет назад, ввиду сложных отношений с ОПЕК, мы даже не могли себе такого представить… В тот же день самый молодой в истории 31-летний канцлер Австрии Себастьян Курц, приведенный к присяге, заявил о желательном выходе альпийской республики из санкций против России. Что это — индивидуальный поворот одной из стран ЕС к Востоку или начало отрезвления Старого Света? И, наконец, тогда же на Венской фондовой бирже начались торги депозитарными расписками на самые ликвидные акции «Газпрома», «Сургутнефтегаза», ЛУКОЙЛа, «Новатэка», «Роснефти» и еше 15 российских компаний. Совпадение ли это или нечто большее? В хронике всего одной недели найдется десяток столь же добрых вестей, — надо лишь стать внимательнее. Но уходящий 2017-й учит не только этому. Он учит еще и реализму. Воспитывает бдительность перед попытками вновь, как и сто лет назад, поставить свои субъективные стремления выше самой природы вещей.   

Год, заставивший поклониться стихии

У Джека Лондона есть замечательный рассказ о страшном урагане на одном из островов Полинезии. Бешеный ветер и тяжелейшая стена сплошного ливня сорвали там региональную бизнес-сходку местных негоциантов и мореходов. Да и унесли много жизней.

Выгодных сделок ждали в то утро приплывшие туда банкиры и оптовики, рыбаки и ловцы жемчуга, торговцы копрой и поставщики каучука, экспортеры ценной тропической древесины, пальмового масла и кокосового ореха. Налетел, однако, грозовой тайфун, вмиг уничтоживший хижины и шхуны, гостиницы и харчевни, конторы и причалы. Не осталось ничего, даже бумаг с проектами контрактов и подсчетами чьих-то несбывшихся прибылей. Дьявольские порывы разбушевавшейся стихии, яростная месть океана и прочие гримасы непредсказуемого климата оказались во сто крат сильнее Человека и, тем более, сильнее его меркантильных планов…

Continue reading

Тревожное Рождество и хрупкое энергоестество

Павел Богомолов

Уходящий 2017-й наградил нефтянку множеством парадоксов. Они удивляют землян, а кое в чем даже противоречат их коллективистской природе. Спорят с естеством — человеческим, социально-политическим и, если хотите, энергетическим, ибо энергетика, как принято говорить, — есть и в нас самих, и вокруг нас. Согревание и освещение планеты, как и моторное ускорение ее развития, кое-где забуксовали. Они столкнулись с поразительным, театрализованным вмешательством большой и зачастую грязной политики.

Год парадоксов

К примеру, разве не удивил нас награжденный ранее российским орденом за сахалинскую апстрим-программу госсекретарь США Рекс Тиллерсон? Он попросту учудил своими демаршами на антикремлевском поприще — попал, по словам Владимира Путина, «в плохую компанию». Словно оправдываясь перед элитой, шеф дипломатического ведомства возглавил в Вашингтоне яростный драйв за усиление секторальных санкций против Москвы. Но даже это, представьте себе, может не спасти его от нависшей отставки.

А вот руководство французской Total, в отличие от экс-главы заокеанской ExxonMobil, выступает за сближение с российскими партнерами. Дойдя до Арктики, парижский «мейджор» смело закрепился в нашем апстриме. Хотя, по идее, та же Total могла бы обидчиво затормозить процесс после гибели топ-менеджера Кристофа де Маржери во Внукове. Взглянем для сравнения на восточную соседку французов — Германию. Вот она-то и впрямь удивляет перепадами настроений. Обдает россиян то инвестиционно-коммерческим позитивом, то негативом. С одной стороны, в деловых кругах на Рейне протесты против пост-крымских санкций сильнее всего. Но именно немецкая Siemens возмущена… электрификацией Крыма с помощью своих турбин(!).

Continue reading

Венский вальс прерван шейком, который не по нраву шейхам

Неделю назад в обозрении «Нефтянки», высказывались самые общие прогнозы реализации очередной фазы ограничений добычи в формате ОПЕК+. Отмечалось, что повышению мировых цен на нефть в русле достигнутых в австрийской столице соглашений помогут не только два прямых фактора: квотное снижение добычи и разумное снижение коммерческих резервов. Скажутся и те политические зигзаги, которым большинство землян, увы, не станет радоваться. Постепенное и плавное (в ритме венского вальса) оздоровление рынка рискует оказаться нарушенным какофонией. Назревает, в частности, брейковая ломка основ и без того зыбкого международного правопорядка в самом богатом углеводородами регионе «третьего мира».

Трамп пошел ва-банк

После Вены не прошло и недели, как один из таких негативных зигзагов стал, к сожалению, явью. Прозвучало резкое заявление Дональда Трампа о признании Вашингтоном древнего Иерусалима (взятого целиком — Авт.) в качестве столицы Израиля. Было громко объявлено и о предстоящем, пусть и через несколько лет, переезде посольства США в Земле Обетованной из Тель-Авива в этот священный исторический центр трех мировых религий.

Уже сам апломб предрождественской, но отнюдь не миролюбивой, заявки заокеанского миллиардера произвел в международном сообществе эффект разорвавшейся бомбы. Госдепартамент самих же Соединенных Штатов, дезавуируя немалую часть таранной силы президентского вербального удара, попытался смягчить происшедшее. Израильтянам была адресована просьба: не особенно широко и не слишком торжественно праздновать отеческое (в кавычках) заверение Белого дома. Во внешнеполитическом ведомстве США понимали: не ровен час, и на стыках с арабскими общинами прольется кровь.

Continue reading

Уравнение со многими неизвестными

Павел Богомолов

Капитаны углеводородного ТЭК, согласовав в австрийской столице продление квотно-ограничительного режима ОПЕК+ теперь уже не до 31 марта, а до конца декабря 2018 года, должны ощущать себя в какой-то мере первооткрывателями целого океана неведомых проблем. Чем больше пройдено барьеров на пути к чему-то большому и желанному, тем загадочнее и туманнее контуры новых ориентиров на горизонте. Видно, то же самое чувствовал когда-то Магеллан, обогнувший Южную Америку и вышедший на простор Тихого океана. Позади осталось много бурь и рифов, но полной ясности относительно дальнейшего маршрута по-прежнему не было. Вот и сейчас, чтобы хоть отчасти обезопасить себя от непредвиденного, участники венской встречи согласились с разумным предложением Москвы: сообща проверить в июне будущего года ход выполнения сделки и, если потребуется, внести коррективы.

Готов ли сланец к контрудару? 

Стандартная оговорка, мелькающая ныне по страницам деловой прессы, общеизвестна. Продолжение позитивного эффекта сокращений, пишут обозреватели, станет подлинно ощутимым, если американские сланцы и их природные союзники, канадские нефтяные пески, почему-либо не смогут эгоистично, широко и в сжатые сроки воспользоваться продлением ОПЕК+.

Это, между прочим, вполне объяснимая гипотеза. Добрая четверть сотни первопроходцев снижения добычи в развивающейся части света надеется, тревожно поглядывая на Аамерику, на Его Величество Случай. Представим себе: крупнейшей в мире экономике США что-то (например, скрываемая нехватка запасов) помешает в 2018-м именно в сфере энергетики. Но ведь, с другой стороны, мировая конъюнктура выиграет (хотя и меньше) даже в том случае, если Альберта, Техас и Дакота, пользуясь выросшими благодаря Эр-Рияду и Москве ценами, раскрутят все свои апстрим-возможности в наступающем году.

Continue reading

Приоритет – газу!

Часто приходится слышать: природный газ — экологически чистый вид углеводородного сырья. На его добычу следует нацеливать геологов, буровиков, производственников, транспортников… Но, на взгляд автора этих строк, все больше нацеливать надо и энергополитику, дипломатию, политологию и, конечно, отраслевую прессу. Действительно, после подписания и продления квотно-ограничительного режима по формуле ОПЕК+ мы настолько увлеклись старой доброй нефтью, что доля публикаций о газе, особенно дискуссионных статей, стала снижаться. Хотелось бы восполнить этот дефицит.

Обойти Россию если не геополитически, то энергетически

Сирийский успех Кремля очевиден даже для тех, кто оспаривает все достигнутое за два года вокруг Дамаска. Американская и британская пресса пишет о проблемах, столкнуться с которыми на востоке Средиземноморья еще предстоит. Ну и что? Ведь это будут проблемы и противоречия между суверенными государствами, а не ордами головорезов, готовившимися в будущем перешагнуть на Северный Кавказ и в Центральную Азию.

Непосредственные геополитические рычаги, приведшие к сирийской бойне, разбиты вдребезги при решающей роли российских ВКС. Ударные отряды запрещенной в РФ группировки ИГИЛ уничтожены. Финансовые вливания в ИГИЛ со стороны ближневосточных монархий обесценены и сровнены с землей. «Холодная война» между Россией и Турцией ушла в прошлое, отношения между ними полностью нормализованы. Законное правительство Сирии сохранено, государственность удержана. Правда, территориальной целостности страны все еще угрожает американский план незаконной оккупации северных районов, но это – совсем не то тотальное расчленение, которое нависало совсем еще недавно. И трехсторонняя встреча гарантов деэскалации, и объединительный конгресс народов Сирии проходят у нас в Сочи, а не в каком-нибудь Кэмп-Дэвиде, как это наверняка было бы во времена приснопамятной челночной дипломатии Генри Киссинджера.

Continue reading

Спор об энергетике становится дуэлью

Павел Богомолов

Внутрироссийская повестка дня по топливно-сырьевой тематике все чаще становится внешнеэкономической и — в итоге —международной. Заостренно, с явным прицелом на бушующие вокруг нас региональные кризисы, ставятся даже те, казалось бы, рядовые вопросы развития ТЭК и смежных отраслей, которые еще недавно представлялись будничными и рутинными, неспешно рассматривались и решались в рабочем порядке. Ускоренное превращение даже не оборонных, а просто индустриальных, экономических проблем в глобально-стратегические не воспринимается как преувеличение. Это рельефно подтвердилось на состоявшемся 16 ноября совещании по развитию дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда».

Делайте ваши ставки, господа!

Большой разговор о завтрашних судьбах некогда закрытого завода в городе Большой Камень Приморского края имел на сей раз самое прямое отношение к внешнеэкономическим программам отечественной нефтянки — как экспортным, так и инвестиционным.

За рубежом с ревностью пишут, что предприятие, являвшееся с советских времен закрытым военным объектом по ремонту подлодок Тихоокеанского флота, становится теперь еще и средоточием амбициозной топливно-сырьевой экспансии России на азиатских рынках апстрима и даунстрима.

Вплоть до прошлой недели барометр западного освещения проблем дальнейшего вовлечения нашего углеводородного ТЭК в буксующий из-за секторальных санкций процесс энергетической глобализации указывал по сути на одно и то же. Как подсказал мне один зарубежный аналитик, «вы в России ставите на устаревающую стратегию прокладки и эксплуатации трубопроводов, а ведь однажды их смогут заблокировать или ослабить ваши соперники и оппоненты. А мы изо всех сил продвигаем иной подход — межконтинентально-транспортные поставки нефти и СПГ; и вам нас не догнать!». Правда ли это, и только ли рыночные меры планирует принять Кремль на перекрестках этой международной конкуренции?

Continue reading