Бренд против «Весны»

imageС определенной периодичностью в фб-ленте появляются сходные душераздирающие истории примерно следующего содержания: автор мчал по трассе (для пущего драматизма — глубокой ночью), ехать было еще долго, бензина было уже мало, никаких сетевых заправок на пути не попадалось, наконец бедолага остановился у «Муксойла», «Русьнефти» а то и вовсе «Весны» или «Мечты» (не перевелись еще романтики среди владельцев мелких АЗС). Конец подобных историй всегда печален, иногда машина в принципе не могла уехать из «Весны», еще хуже — если все-таки могла, но километров на сто, после чего вставала на трассе. В комментариях сочувствие перемежается интеллигентной дискуссией (в интернете используют другое слово, но по этическим причинам мы его процитировать не можем). Спорят сторонники точек зрения «сами виноваты, чего еще вы хотели от «Муксойла» и «а если выбирать сетевые АЗС, то тоже никто ничего не гарантирует». Нефтянка» решила поучаствовать в споре и разобраться в вопросе.

Первое звено в цепи — НПЗ. При этом проверки практически никогда не выявляют на заводах не соответствующего техрегламенту топлива. Это подтверждают президент Российского топливного союза Евгений Аркуша и главный редактор нефтегазового журнала «ИнфоТэк» Наталья Шуляр. Эксперты солидарны — НПЗ выпускает качественное топливо. Тогда в какой момент появляется «паленка»? «Весь контрафакт изготавливается на нефтебазах с использованием октаноповышающих добавок или каких-либо других компонентов», — говорит Евгений Аркуша.

Тут есть юридически тонкий момент: оборот топлива, содержащего октаноповышающие присадки, в России давно запрещён, но сами присадки продаются совершенно легально. Строго говоря, продавцу достаточно предупредить покупателя о том, что «полученный бензин не предназначен для реализации на территории России» и все формальности будут соблюдены. А вот покупатель, покупающий некачественное топливо на нефтебазах и перепродающий его потребителям напрямую нарушают закон. Возникает вопрос — как это вообще возможно?

«Проблема в том, что система контроля в целом отсутствует, — говорит Аркуша. — За контроль качества отвечает Росстандарт, территориальные органы должны наладить систему контроля во всех регионах. Но на практике все несколько иначе: возможности ведомства ограничены, в ряде регионов отсутствуют аккредитованные испытательные лаборатории, нет финансирования на проведение лабораторных испытаний, в итоге возможности Росстандарта весьма ограничены. Таким образом, недобросовестные трейдеры спокойно покупают топливо на нефтебазах и продают в розницу, а страдают от этого автомобили и экология».

Есть и другой фактор. «Бывает транспорт, которому вовсе не нужно высококачественное топливо, он все «съест», — говорит Аркуша.

Действительно, согласно данным аналитического агентства «АВТОСТАТ», 48,5% всего потребленного в 2014 году топлива (65,5 млн тонн или 84 млрд литров) приходится на коммерческие автомобили. Большая часть коммерческих авто — грузовые, которые значительно терпимее к качеству бензина и дизеля, чем «легковушки». Отчасти все маленькие, но гордые АЗС выживают именно за счет дальнобойщиков — небольшая разница в цене при их объемах потребления оказывается значительной и они выбирают какой-нибудь «Путь в закат», сознательно проезжая мимо сетевиков. Остается вопрос экологии, но что делать, к нему многие относятся философски.

Легковые авто тоже переносят плохое топливо по-разному, но все-таки что делать тем, чьему автомобилю некачественный бензин противопоказан (хотя не рекомендуется он всем без исключения)? Не на руку автовладельцам играет еще один фактор: отсутствие конкуренции во многих регионах. «В крупных городах, где, с одной стороны, много хороших и требовательных к качеству бензина машин, а с другой — автозаправки борятся за потребителя, контрафактного топлива почти нет» — говорит Аркуша. Получается, что горожанин, на пути которого попадается много брендовых АЗС может в принципе ни о чем не беспокоится, а вот жителям некоторых регионов придется запоминать, где находятся «именные» заправки и расчитывать путь исходя из этого. Потому что те, кто говорят, что это является гарантией — правы. «Крупная компания с известным брендом естественно следит за качеством топлива, которое продает, — говорит Аркуша. — Заправляться нужно, во-первых, на проверенных заправках а, во-вторых, стоит обращать внимание на внешний вид станции, освещение, качество дополнительных услуг». С коллегой согласна и Наталья Шуляр — по словам эксперта, абсолютное большинство нарушений допускается на «no name» АЗС, не входящих в состав вертикально-интегрированных нефтяных компаний.

Любопытный факт:

По данным ИАЦ «КОРТЕС», в первой половине апреля 2015 года 1 тонна бензина Нормаль-80 в среднем стоила 30,9 тыс. рублей, Регуляр-92 — 33,4 тыс. рублей за литр, Премиум-95 — 34,7 тыс. рублей за литр. Таким образом, тонна 92-го стоит на 2,5 тыс. рублей дороже тонны 80-го, а разница в цене между бензинами Премиум и Регуляр составляет 1,3 тыс. рублей.

Использование присадок позволяет поднять октановое число бензина до нужного уровня с весьма небольшими затратами. Расходы на превращение тонны 80-го в 92-й составят не более 500 рублей, а поднять октановое число с 92 до 95 — вообще пустяковое дело. Технология несложная: требуется лишь отмерить нужное количество присадки согласно рецепту и тщательно размешать полученную смесь.