Большие манёвры

CJ7A3763

Отраслевые эксперты подвергли жесткой критике существующую систему налогообложения нефтегазового сектора. «Есть всеобщее признание, что налоговая система, которая сформировалась в последнее время, представляет собой некое «лоскутное одеяло», — заявил заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по энергетической политике Юрий Станкевич на круглом столе «Налогообложение нефтяной отрасли — большие маневры», организованном «Нефтянкой» совместно с Агентством деловых коммуникаций. «Расширение экономических льгот, которое направлено на обеспечение экономической эффективности проектов, подвергается критике как со стороны нефтяников, которые говорят, что кому-то удается выбить эти льготы, кому-то не удается, так и со стороны Минфина», — пояснил он. «Налоговая система выполняет только фискальную функцию и распределительную, но не стимулирующую. Сегодня российский нефтегазовый сектор уже не может быть драйвером экономики. Необходимо вкладываться в геологоразведку, в том числе в разведывание новых территорий. Наша нефтепромышленность недофинансируется», — отметил президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль.

В ноябре 2014 года был принят пакет изменений в налоговое законодательство, получивший название «Налоговый манёвр». В рамках манёвра предполагалось поэтапное повышение ставки НДПИ с одновременным снижением экспортных пошлин. Поскольку такое перераспределение налоговой нагрузки способствует росту внутренних цен на нефть и нефтепродукты, для защиты внутренних потребителей предполагалось снизить акцизы. С первой частью манёвра (повышение ставки НДПИ) проблем не возникло, она растёт, как и было запланировано.

ndpi

Понижение акцизов вызвало противодействие со стороны Министерства финансов, поскольку это противоречит необходимости увеличивать доходную часть бюджета. Уже на этапе утверждения налогового манёвра было решено снижать акцизы не слишком сильно. В ходе реализации планов вместо снижения акцизов было принято решение повышать их ускоренными темпами. В текущем году повышение акцизов осуществлено уже дважды, при том, что год только начинается. «В декабре 2014 года, когда налоговый маневр ещё только обсуждался, но не был принят, представители Минфина убеждали нас в том, что никакого повышения цен на моторное топливо не будет за счёт того, что изменение налогов должно компенсироваться снижением акцизов», — напомнил собравшимся Генадий Шмаль.

akcizi

«Акциз в конечном итоге — это то, что снимут с потребителя, потому что акциз включается в цену конечной продукции», — сказала Маргарита Козеняшева, советник по экономике «Ассонефть». При этом эксперты разошлись во мнениях относительного того, насколько сильно скажется рост акцизов на топливном рынке. «Цены вырастут в пределах официальной инфляции, едва ли больше», — заявила Маргарита Козеняшева. «Если рост цен окажется выше, то вмешается регулятор. В условиях кризиса правительство не позволит допустить сильный рост цен на бензин. Может быть, это приведёт к сокращению доходной части компаний», — добавила она.

«Я тоже считаю, что рост цен не превысит инфляцию», — сказал директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. «Но это не решит проблему. В нынешней ситуации задача правительства переложить издержки не на население, а на компании. В этом плане рост акцизов является дополнительным изъятием денег у компаний. В очередной раз осуществляется конфискационная мера», — отметил он.

Вместе с тем, участники дискуссии не исключили и более выраженный эффект от повышения акцизов. «Задача ФАС — препятствовать необоснованному росту цен, в том числе вызванному картельными сговорами. Увеличение цены в результате повышения налоговой нагрузки не является манипуляцией рынком и не нарушает правила антимонопольного регулирования. В этом случае ФАС будет непросто найти разумные аргументы чтобы заставить продавцов не повышать цены. В результате роста акцизов к цене на топливо может добавиться около 15%», — высказал мнение эксперт нефтегазового портала «Нефтянка» Денис Захаров. «Пока ещё наш народ не очень активный, но если цены на бензин продолжат расти, то могут ведь и за вилы взяться, Минфин это должен учитывать», — заявил Генадий Шмаль. «В этом случае, скорее всего, Минфин введёт акциз на вилы», — ответил ему Денис Захаров.

«Хорошая новость в том, что правительство перестало отрицать, что увеличение налоговой нагрузки приведет к увеличению стоимости на готовый товар. Вторая хорошая новость в том, что депутаты ГД всех фракций, проголосовав за этот закон (236 человек поддержали закон о повышении акцизов), отметили, что такого рода решение является следствием бессистемной и непоследовательной политики», — сказал Юрий Станкевич.

CJ7A3758

В ходе круглого стола также было отмечено, что если для ВИНК снижение экспортных пошлин и предполагаемое, но не случившееся снижение акцизов может компенсировать рост НДПИ, то сектор независимых нефтедобывающих компаний в полной мере ощущает усиление налоговой нагрузки. Усложнение формулы расчёта НДПИ за счёт ввода поправочных коэффициентов для сложных и выработанных месторождений не способно в полной мере решить существующие проблемы. В качестве альтернативы рассматривается идея взимать рентные платежи опираясь не на характеристики месторождения, а на доход, получаемый недропользователем. Рассматриваются два варианта — Минэнерго предлагает НФР (Налог на финансовый результат), Минфин — НДД (Налог на добавленный доход). Важно соблюсти баланс интересов — с одной стороны, не уменьшить наполнение бюджета, с другой стороны — не вызвать падение добычи нефти из-за излишне высокой налоговой нагрузки.

formula«Мне вспоминаются слова Черчилля — хороших налогов не бывает. Но главное, что нам надо — чтобы налоги были справедливые. Сегодня этого нет. Налог на добычу полезных ископаемых планировалось применять до 2006 года, потом его должна сменить адвалорная ставка в процентах от выручки. Ничего этого не случилось — сейчас уже 2016 год, формула действует», — сказал Генадий Шмаль. «Мы давным-давно говорили о том, что формула НДПИ утратила какой-либо экономический смысл, ещё когда только начались первые корректировки этой формулы, в 2005 году. Дальше эта формула все больше превращается в математический «кубик Рубика», который подстраивается под цифру доходов бюджета. Никакой экономики в этой формуле нет», — заявила Елена Корзун, генеральный директор независимых нефтегазодобывающих компаний «Ассонефть». «В нынешней ситуации необходимо продолжать работу по внедрению системы налогообложения финансового результата, нужно продолжать работу по конструированию нормальной налоговой системы для нефтяной отрасли», — отметила она.

«Для независимых компаний падение цены ниже $30 за баррель – это цифра, при которой стоит вопрос об остановке ряда скважин. Все компании тщательно работают с фондом, пересматривают инвестпрограммы, режется геологоразведка, сокращаются все перспективные планы по геологоразведке», — добавила Елена Корзун. «Установилась устойчивая тенденция на сокращение инвестиций нефтяных компаний. В первую очередь от этого страдает геологоразведка, что неминуемо скажется на перспективах нефтяного бизнеса в России», — подтвердил её слова Сергей Ежов, главный экономист Vygon Consulting.