Бесшумный кризис в русле топливной апатии

Антон Павлович Чехов, этот великий Мастер мировой драматургии, не раз говорил, что самые трагические кризисы происходят не в разгар громких конфликтов и сражений, а в тихих и безвыходных тупиках человеческих отношений. Мы часто забываем о том, что эту гениальную мысль можно спроецировать на любую сферу нашего бытия. Тепло, свет и кондиционированная прохлада для повседневной жизни миллиардов землян – не исключение. Пытаясь разглядеть препятствия для ТЭК, мы всегда ищем конфликты вокруг добычи, трубопроводные войны, дуэли геологов и прочие баталии. Между тем худшие драмы в нефтегазоносных регионах планеты нарастают по-тихому. И проявляются они повсюду в распространяющемся неверии современников в способность сырьевого и экспортного роста улучшить их будущее. В этом глубоком пессимизме, усиливающемся даже в «сияющих небоскребами эпицентрах» глобального ТЭК, — главная проблема и самой отрасли, и потребительского рынка, и общественной атмосферы в целом.

 Персидский залив болен разочарованием

Слово «бесшумный», вынесенное в заголовок нашей статьи, сознательно взято автором этих строк из недавнего комментария «Вестей». Взято потому, что оно является совершенно верным по сути определением. При всем драматизме вылазок террористов на руинах Ирака, блокады Ирана, войны в Йемене, напряженности в Ормузском и Баб-эль-Мандебском проливах и т.д., самым убедительным свидетельством погружения региона в пучину скепсиса и безысходности стало нечто иное. Это — неверие жителей и «гастарбайтеров» внешне безоблачных стран в то, что топливный локомотив принесет им устойчивое благополучие и счастье.

Регион, собиравшийся навечно стать блестящей витриной экономических успехов на гребне углеводородного бума, в действительности стагнирует. Этого, быть может, не видят разве что восторженные туристы-однодневники где-нибудь в Дубае. Но стоит опросить наших соотечественников, оседавших там ранее в надежде на карьеру и бизнес, — и вы услышите: «Уезжаем домой», «семья уже улетела», «закрываю ресторан русской кухни», «сняли вывеску с турбюро», «ликвидируем консалтинг», «замер филиал российской нефтяной компании»… Да и чему удивляться, если хозяйственное развитие по берегам залива безнадежно замедлилось или вовсе остановилось. Государственный долг галопирует, политическая неопределенность подорвала спокойствие деловых кругов, санкции душат бизнес и бьют по остаткам среднего класса.

Инерция ценовой рецессии 2014–2016 годов так и не позволила, вопреки краткому отраслевому оживлению последних полутора лет, выровнять и, тем более, активизировать экономику. Почти в полном бессилии — большинство членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в который входят Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия и Оман. Так, в Эмиратах рост ВВП снизился с 3,8% в 2015-м до 0,8% в прошлом году! В «королевстве пустынь» и Кувейте — форменная депрессия. В минувшем году их экономики уменьшились соответственно на 0,7% и на 2,9%. С учетом огромного потенциала этих государств такие убийственные показатели, согласитесь, чудовищны! Долговые обязательства Бахрейна приблизились к 100% ВВП, а у султаната Оман соотношение долга и ВВП увеличилось за «злосчастную трехлетку» с 5% до более чем 40%.   

Чудо, в которые верили миллионы людей, исчезло — массовые увольнения достигли адской планки. Так, Abu Dhabi Oil Company уже к концу 2016 года уволила 10% сотрудников, а Abu Dhabi National Energy Company за тот же период, по данным «Вестей», рассталась с четвертью персонала! Даже такой чемпион эфира, как катарский телеканал Al Jazeera, всего лишь за один год уволил 500 человек, или 15% штата. Но и позднее, в 2017-м, сокращения продолжались. Например, банковский сектор эмирата Абу-Даби выставил на улицу 10% сотрудников. Для многих иностранцев, трудоустроенных ранее на Аравийском полуострова, потеря работы означает обязательный отъезд из страны, что сильно бьет по рынкам жилья. Разваливаются, иными словами, сферы капитального строительства, туризма, розничной торговли.

В отрасли запахло неприятностями…

Да, в очень сложных условиях ближневосточному ядру ОПЕК пришлось, начиная с июля, пойти (не без вашингтонского прессинга и манипуляций арабо-иранскими противоречиями руками мастеровитого Белого дома) на поправки в своем коллективном курсе. Принять, иными словами, непростое венское решение о дальнейшей судьбе глобального рынка «черного золота».

Совместно с Россией и другими нефтепроизводителями-аутсайдерами был провозглашен отход от полуторагодового курса квотных лимитов на добычу. Соответственно, начался переход к ее осторожному увеличению. Дональд Трамп хотя порой и ворчит, но в целом доволен: даже временное снижение ценников на американских АЗС, одновременно с сокращением безработицы в США, может спасти его от импичмента. Спасти, добавлю, на фоне грозящего его же экс-соратникам тюремного заключения за «издержки» избирательной кампании 2016 года — ее всячески муссируемый «кремлевский след». Чтобы дать в период отпусков дешевый бензин отечественным заправкам, Белый дом обрадовал Эр-Рияд резким — на целую треть! — ростом закупок саудовской нефти до 1,24 млн баррелей в сутки. Из резерва США (пусть и усиленно пополняемого) «вылито» на внутренний рынок гораздо больше «черного золота». А сети НПЗ загружены нынче почти полностью (91,8% мощностей) — сверх всяких норм технологической страховки.

Но вот беда: на Арабском Востоке массовая апатия все равно нарастает, неверие в способность объемно-ценовых перемен повлиять на жизненный уровень усиливается, а уныние и недоверие к властям, как и к топливным гигантам, ширится день ото дня. Да и что тут странного, если даже далекие от ТЭК люди видят: у закулисного «дерганья за веревочку» из-за океана — не экономические, а геополитические цели с далеко идущими последствиями. Это как минимум значит — подорвать и развалить ОПЕК, поссорить остатки надломленного картеля с Россией, инспирировать неконтролируемо-хаотичную «либерализацию всемирного рынка энергоресурсов» и, возможно, даже создать топливно-стратегический задел для репетиции большой войны. Недаром же в конгрессе США началась разработка законопроекта против всяческих международных объединений и коллективных инициатив в сфере ТЭК — билля под вывеской NOPEC. Расшифровывается эта аббревиатура просто и вместе с тем угрожающе: No Oil Producing and Exporting Cartels Act(«Нет картелям добытчиков и экспортеров нефти»). Вот это лозунг!

Итак, предположим, что сверхдержаве удастся разрушить картели. Но где гарантия того, что сделано это будет не ради того, чтобы легче было обнести блокадными заборами Иран? Венесуэлу? Турцию? Сирию? КНДР?.. А затем и Россию с Китаем? Как говорится, дело пахнет керосином. Лишь срочное разоблачение имперских планов заокеанского гегемона силами самых разных государств и правительств способно как-то замедлить этого молоха. Да-да, именно молоха, нацеленного против глобальной энергобезопасности и испытанного с 1960 года равновесия, топливного баланса и свободы создания и функционирования любых интеграционно-рыночных альянсов и соглашений без оглядки на мирового арбитра.

…Но, во всяком случае, ВТО не столь уж безнадежна

Газовый аспект У Каспийского саммита в Актау, о котором говорилось в предыдущем Международном обозрении неделю назад, — не единственный акцент на «голубом топливе» в текущей хронике мировой энергетической политики и дипломатии. Всемирная Торговая Организация, которую в очередной раз отругал на днях президент Дональд Трамп, не желающий признавать примата международного права и международных альянсов, — тоже порадовала нас доброй вестью.

ВТО вынесла более или менее объективный вердикт в продолжавшемся с апреля 2014 года споре между Москвой и ЕС о нормах «Третьего энергопакета», применяемых к «голубому топливу». Во всяком случае, удовлетворены три из шести жалоб российской стороны. По нынешним прискорбным временам это совсем не мало. Поддержан, в частности, протест РФ против объемных лимитов на поставки сибирского газа по газопроводу OPAL в Центральной Европе. Это один из наземных отводов от «Северного потока». Между тем полностью загружать газпромовским сырьем мощности OPAL до недавнего времени не разрешалось. Делалось же это по требованию тех самых сил, для которых главный принцип: «Ни себе, ни людям!».

Кроме восстановления законного статуса OPAL, третейская группа ВТО сделала и еще немало хорошего. Она признала неправомерными некоторые, прямо скажем, порочные нормы и стандарты, действующие в Литве, Венгрии и Хорватии. Важно, что всемирный арбитр свободной коммерции назвал, наконец, незаконной часть принятых в названных государствах правил. А они диктуют порядок сертификации операторов газотранспортных сетей. Каких сетей? Тех, которые управляются иностранцами. О национальной принадлежности многих из этих лиц вы, конечно, уже догадываетесь. Но главное — осуждена дискриминация поставок российского газа как такового. Ведь как квалифицируются в Евросоюзе инфраструктурные планы импорта энергоресурсов откуда-нибудь из Алжира, Катара, Норвегии или США? Все эти программы, обслуживая миллионы европейцев, пользуются (по крайней мере, в своей классификации) привилегированным статусом «проектов общего интереса». Но едва речь заходит о «голубом топливе» из России, — этот статус куда-то испарялся. Так вот: отныне такое неравенство устранено, и министерство экономического развития РФ справедливо считает исход разбирательства в целом положительным для нашей страны.

«Это позитивный прецедент. Он позволяет изменить нормы, создававшие препятствия для российских поставщиков на рынке Евросоюза», — говорится в релизе ведомства. Да и «Газпром» тоже заявил, что удовлетворен решением ВТО. Госмонополия ожидает, что ЕС сделает шаг для устранения нарушений путем приведения своего законодательства в соответствие с докладом. В таком случае, остался ли в «Третьем энергопакете» сколь-либо весомый раздел антироссийского по сути характера, который Москве так и не удалось оспорить на сегодня? Да, это главный и, добавим, ущербный принцип пакета, означающий разделение — на уровне собственности — операций по добыче, сбыту и транспортировке газа. К примеру, вы добываете в ХМАО «голубое топливо», а сбывать его напрямую европейским покупателям вам не дают. Даже перегонять газ по трансграничным трубам самостоятельно — и то не разрешают. В нормальном бизнесе чем меньше посредников, перекупщиков, как и разделения ролей, — тем лучше и, добавим, прогрессивнее. Но не таков подход к энергоэкспорту со стороны Еврокомиссии. Дай ей волю, и скоро добывать сырье на своей земле стопроцентно-своими силами — и то станет невозможно. Так что пора если не остановить столь порочный круг (как раз это пока не удается), то уж, во всяком случае, замедлить его вращение.

Но, как говорится, не все сразу. Победы легко не даются; и немало еще копий будет сломано в полемичных сражениях за справедливость на фронтах углеводородного экспорта. Однако первый шаг все-таки сделан. Пересмотр хотя бы части разделов «Третьего энергопакета» рельефно подтверждает, что документ, которым брюссельская штаб-квартира ЕС еще недавно гордилась с невероятной заносчивостью, далеко не идеален. Не идеален даже с точки зрения подлинных интересов своих же авторов. И это еще мягко сказано.

Апеннинский каблук зашатался…

«Сапог сапогом», — так, если вы помните, уничижительно назвал карту Италии киногерой Леонида Броневого в фильме Марка Захарова «Формула любви». За последние недели в каблуке географического сапога на юге Европы появилась трещина. Трещина, слава Богу, не на самой территории региона Апулия, о котором идет речь. Расколото тамошнее общественное мнение. А виной тому — тянущийся именно туда через Адриатику 545-мильный газопровод TAP. Это он призван перебрасывать из Турции на запад — через Грецию и Албанию — «голубое топливо» Азербайджана.

Антиглобалистские силы, победившие на Апеннинах, включают в себя правые и националистические партии за пределами традиционно-демохристианского или социал-демократического раскладов, — «Лигу» и «Пять звезд». Они твердо обещали южанам не допустить порчи романтичных курортов и их лазурных вод энергомагистралью, прокладку которой годами упорно лоббировали Соединенные Штаты и ЕС. Тем временем Италия как таковая, вынужденная импортировать 90% потребляемого ею топлива, давно уже засматривалась на забрезжившие за горизонтом возможности прироста надежных российских поставок с севера. Но Вашингтон и Брюссель упрямо настаивали: ставку следует делать именно на каспийско-средиземноморский маршрут, ибо путинскому «Газпрому» следует насолить по определению.

И вот новички большой политики приходят, наконец, к власти в «вечном городе», не соглашаясь ни с энергодиктатом ЕС, ни с антироссийскими секторальными санкциями США, ни с американской глобальной гегемонией в целом. Так зачем же, в таком случае, итальянский президент Серджио Маттарелла — словно по чужой подсказке — посетил в июле Баку, заверив азербайджанское руководство в том, что со стороны Рима не будет никаких препятствий для прокладки газопровода? Конечно, криминала здесь нет никакого, но повторяю: победившие в Италии силы слишком долго твердили, что вообще не хотят никакой энергомагистрали на Адриатике.

Узнав о визите главы государства на Каспий, 48-летний мэр городка Мелендуньо — сеньор Марко Поти — сильно разъярился. По свидетельству The New York Times, он сорвал портрет президента со стены своего кабинета. Негодуют и лидеры «Пяти звезд» Беппе Грилло и Алессандро ди Баттиста, возглавившие и в 2014-м, и в 2017-м колонны противников газовой артерии. Заодно с г-ном Поти и его единомышленниками — еще 96 мэров населенных пунктов Апулии. Итак, почти сотня градоначальников! Это вам не шутка. Знаете, почему стоящие за ними тысячи людей — категорически против новой энергомагистрали? Уж никак не потому, что они верят россказням желтой прессы о мнимой «диктатуре Ильхама Алиева» на далеком Апшероне.

Причины иные, чисто местнические. В регионе убеждены: на курортах и туризме можно будет заработать больше, чем на «слишком индустриальном» силуэте трубы большого диаметра и якобы портящих пейзаж профилях компрессорных станций. Трасса суммарной стоимостью 5,2 млрд долл, почти завершенная в Греции и Албании, строится теперь на Апеннинах силами британской ВР и итальянской газовой госкомпании Snam. Это они готовятся вырвать там с корнем 1600 оливковых деревьев! Уж лучше бы, по мнению союзника «Пяти звезд» г-на Микеле Эмилиано, видного деятеля демократической партии и регионального президента Апулии, маршрут трубопровода прошел севернее — через промышленную зону Бриндизи, то есть подальше от сказочных пляжей субтропического итальянского каблука.

Выйти на сушу из морской пучины труба должна по идее возле пляжного клуба в городке Сан Фока. Хозяин туристической точки 62-летний Альфредо Фасьелло, как и его соседи по прибрежному бизнесу, — на грани бунта. Еще бы: лидер их партии, то есть «Пяти звезд», Луиджи ди Майо, занял в новом правительстве страны пост министра экономразвития. Как говорится, ему теперь и карты в руки. Но… отныне решительной борьбой с газопроводом даже не пахнет — идею сопротивления транснационалам изворотливые бюрократы спустили на тормозах. «Если «Пять звезд» предадут нас, то они больше никогда не получат в округе ни единого голоса, — яростно реагирует сеньор Фасьелло. — Им стыдно будет даже показать свой нос на наших пляжах. И это, кстати, не единственная зона недовольства. Если только они нам изменят, — каждый земляк поймет, что доверять таким людям нельзя».

По-своему вторит хозяину клуба с инвентарем и прохладительными напитками уже упомянутый сеньор Эмилиано. Он признается в недавнем альянсе с «Пятью звездами», избранными, по его же словам, «для того, чтобы остановить ТАР». А теперь психологическое раздвоение попавших во власть противников энерготрассы как раз и сведено к тому, что у них «нет мужества сказать электорату: блокировать стройку они не станут». Каково же будет фанатам солнечного загара залезать с песчаных дюн на трубу с миллиардом кубометров газа?! — так представляют себе завтрашнюю дилемму Апулии старожилы, далекие от специфики ТЭК. «Даже если такие артерии обычно не взрываются, некоторые все же взрываются», — тяжело вздыхает Эмилиано.

…И снова – рука Москвы

Экология, однако, — далеко не единственная и, возможно, даже не самая главная забота протестующих в Апулии. Иным из них попросту неудобно сказать, что в душах итальянцев нередко проносятся еще и элементарно-бытовые тревоги. Это — самые что ни на есть меркантильные опасения, тесно связанные с состоянием едва ли не каждого семейного бюджета.

Иными словами, заморский газ придет на модный апеннинский каблук в значительных объемах, но дешевле для потребителей он не станет — вот в чем дело! Так что никакой Азербайджан здесь ни при чем. Вопрос — в аппетитах ультрарыночной экономики — ее постиндустриальной модели. Американский обозреватель Джейсон Хоровитц так и пишет: труба все равно «не собьет цены на «голубое топливо», ибо стабилизированные тарифы и контракты потребуют продавать газ независимо от того, пользуются им люди или нет». Так каким же, спрашивается, способом может опорочить евроатлантический бомонд искренние опасения и пожелания пусть и запутавшихся, но все же искренних в своей природоохранной мотивации противников ТАР? Все, оказывается, просто: надо объявить объединяющие их движения и партии… агентурой Москвы. Дескать, это и не партии вовсе, а сомнительные псевдоэкологические группировки, «инфильтрованные» кремлевскими шпионами типа активистов ультрарадикального, не гнушающегося насилием на итальянских улицах «Черного блока». А что? В Польше и Болгарии, как только критики дорогостоящих американских или скандинавских привозных энергоносителей возвышают свой голос в пользу здравого смысла и против топливной русофобии, — их сразу же нарекают подрывными звеньями некоей «путинской стратегии». А придумать ее — легче пареной репы.

Например, хотя тот же ТАР рассчитан на ежегодную прокачку 10 млрд кубометров сырья исключительно с азербайджанского месторождения Шах-Дениз, но если мощность трубопровода удвоится, то и экспортеры из других стран, в т.ч. «Газпром», тоже смогут в принципе войти в число претендентов. Вот вам и псевдодоказательная база для любых заведомых обвинений! Правда, солидные люди и ответственные лидеры вроде названного мэра Мелендуньо — г-на Марко Поти, «целиком исключают обвинительные версии закулисного российского вмешательства, характеризуя их как выдумки». И действительно: никаких улик, будто Москва закрывает азербайджанскому газу путь в Италию, не было и нет. Как раз наоборот: подписанная в августе в казахском портовом городе Актау Конвенция пяти прибрежных государств о Каспийском море позволяет еще и Туркменистану закачивать завтра свои углеводороды в западный маршрут с помощью пока еще не проложенной под Каспием трубы. Трубы, само собой, в направлении Баку, т.е. сначала в закавказско-турецкую артерию TANAP, а затем и в TAP, если потребуется.

Итак, доказательств кремлевских интриг нет совершенно, но мастерам злословия они и не требуются. Главное для итальянских энергоскептиков — то, что у России, мол, давно уже имеется «газовая смычка» с Азербайджаном. Собственно, это и означает для критиков, что якобы имеется темный сговор, на основе которого Москва всегда сможет удовлетворять внутренние нужды своего южного соседа в «голубом топливе». В свою очередь, благодаря этому экспортный поток с Шах-Дениза (уж не смешанный ли, паче чаяния, с газом из РФ?) сможет (не «оголяя» отечественного топливного рынка) дойти и до Апеннин. Читаешь это, и приходишь к углубленному выводу. На старте ХХI века, когда Брюссель и Вашингтон однозначно продвигали каспийско-балкано-апеннинскую трассу, — у них не вызывала сомнений стопроцентная лояльность региональной державы в самом центре всей этой схемы, то есть Турции. А сейчас на дворе — иные времена, когда Анкара шаг за шагом обретает все больше самостоятельности и суверенитета. Причем стремительно возникающие в Турции и вокруг нее сети энергомагистралей еще больше ускоряют тенденцию, столь нежелательную для атлантистов.

Павел Богомолов