Баррели по осени считают

Половина текста поздравления с профессиональным праздником, адресованного Владимиром Путиным нефтяникам и газовикам страны, имеет международное измерение. Это показательный факт, говорящий о многом. И прежде всего — о том, что ТЭК России не прогибается под санкциями США, хотя они и нарастают буквально на глазах. Топливно-сырьевой сектор РФ не только отстоял на азиатском, европейском и, в целом, на глобальном рынке национальные интересы, но и «вносит огромный вклад в обеспечение мировой энергобезопасности». На планете найдется не так уж много стран, вовлеченных недругами в жесткую защиту традиционных экспортных маршрутов (для Москвы это в основном трубопроводные сети), причем эти же страны одновременно, и вопреки всем блокадным рестрикциям, раскрыли бы в рекордные сроки еще и потенциал качественно новых для себя энергоносителей. А вот Россия справилась с этой двойной задачей. Сравнительная новинка для нас — сжиженный природный газ. На его примере лучше всего видно, как топливная отрасль РФ, якобы обреченная, по одиозной метафоре Барака Обамы, быть «разорванной в клочья», на деле открывает, по кремлевской оценке, «возможности для развития рынка СПГ, транспортировки сырья внутри страны и на перспективные зарубежные направления».

Цифры, говорящие сами за себя

В определенном смысле поздравительное послание из Кремля стало концентрированным продолжением вводных слов главы государства на недавнем заседании Комиссии по ТЭК в Кемерове. Это там было сказано, что на долю данного сектора экономики РФ «приходится около 22% ВВП страны, почти 60% экспорта и 40% дохода федерального бюджета».

Подтвердив по итогам 2017-го свой статус одного из лидеров глобального энергетического рынка, «россияне заняли первое место в мире по объему добычи нефти (первенство, сохраненное как минимум до июня включительно — Авт.), второе — по добыче газа». Масштабы экспорта природного газа два года подряд обновляли абсолютный максимум. Страна устойчиво входит в число ведущих государств «по объему выработки электроэнергии и добыче угля: по электроэнергии — на 4-м месте, по углю — шестое место в мире.

Но, конечно, для эйфории это еще не дает оснований, да и не в привычке российских нефтяников, газовиков и сервисников некое торжественное славословие. Поскольку за последние годы конкуренция повсюду заметно обострилась, крайне важно, по словам Путина, «эффективно использовать наши конкурентные преимущества, диверсифицировать маршруты поставок, выходить и закрепляться на новых рынках».

Одним из привлекательных направлений, на взгляд главы государства, является Азиатско-Тихоокеанский регион. В июне 2018-го была достигнута договоренность с председателем КНР Си Цзиньпином об организации российско-китайского энергетического бизнес-форума. Первую такую дискуссию профессионалов с участием около 40 компаний РФ и большого числа партнеров из Поднебесной намечено провести в ноябре в Пекине.

Владивосток встречает соседей, друзей и партнеров

В известном смысле двусторонняя энергетическая конференция станет логическим продолжением одного из ключевых сегментов IV Восточного экономического форума (ВЭФ), который проходит сейчас во Владивостоке с участием представительных делегаций из более чем 60 стран мира.

Тема встречи — «Дальний Восток: расширяя границы возможностей». Согласитесь: «границы возможностей» — это, к счастью, совсем не то, что покрытые колючей проволокой границы вражды, которые предрекали Китаю и СССР Ричард Никсон, Генри Киссинджер и другие американские политики минувших десятилетий. Как подчеркивает на страницах «Международной жизни» профессор МГИМО Александр Борисов, «…неприятным сюрпризом для Вашингтона в преддверии нового тысячелетия стала постепенная нормализация российско-китайских отношений на основе общности и координации экономических и геополитических интересов двух стран, вплоть до установления между ними стратегического партнерства…».

«…Особое беспокойство в Вашингтоне, — отмечено далее в той же статье, — вызывает китайский проект «Один пояс, один путь» и его возможное сопряжение с экономическими проектами в рамках Евразийского союза, имеющими не только торговое, но и большое геополитическое значение. Этот проект с объемом планируемого финансирования в 1 трлн долл, призванный в XXI веке связать наземным маршрутом Китай с Европой там же, где в прошлом проходил знаменитый трансконтинентальный караванный Шелковый путь, на Западе сравнивают с послевоенным планом Маршалла по своим политическим и экономическим последствиям для Евразии».

Тем временем эксперты по евразийской энергетической интеграции с нетерпением ждут от докладчиков и панелистов ВЭФ ответов на дилеммы, связанные с энергопотребительскими и, с другой стороны, инвестиционными возможностями КНР. Сообщество профессионалов интересуется: сдвинется ли инициатива по созданию «электрокольца» в составе российского Дальнего Востока, Японии, обеих Корей, Северо-Восточного Китая и Монголии; расширятся ли тихоокеанские терминалы по отгрузке кузбасского угля; будет ли, вопреки санкциям, разрабатываться Южно-Киринское месторождение газа; связана ли логистически идея его трубопроводной прокачки на материк с замыслом постройки моста между островом и Хабаровским краем?..

…Но, конечно, главные вопросы связаны со строящейся «Силой Сибири». Первый из них — достигнута ли договоренность с китайскими партнерами о вероятной цене нашего «голубого топлива»? И второй — продвинулись ли переговоры о прокладке теперь еще и алтайской трансграничной артерии для подключения газа Западной Сибири к топливному броску в Поднебесную?

Не только Восточная, но и Западная Сибирь обращена к Китаю

Если бы не наша затяжная (и, к счастью, давно уже преодоленная) дуэль 1960-х — 1980-х годов с маоистским руководством, о которой упоминалось выше, — природный газ из Ханты-Мансийского автономного округа не только обеспечивал бы своим экспортом европейскую часть России и импортеров в ЕС, но и, видимо, давно подпитывал бы индустриализацию Западного Китая.

О какой же, интересно, территории КНР идет речь? О регионе, пожалуй, сложнейшем, если не считать буддистского Тибета, тяготение которого к Поднебесной всегда оспаривалась в США. В данном же случае (имея в виду планируемый Алтайский коридор) обсуждается граничащий с Алтаем Синцзян-Уйгурский автономный район, куда ныне нацелены правоборческие стрелы нападок на Пекин из-за рубежа. Так, в западных СМИ утверждается, будто Китай — в своих попытках насильственной индоктринации, языкового переучивания и, в целом, перевоспитания мусульман-уйгуров — перешел к их массовому переселению в некие резервации и даже концлагеря.

В общем, «Газпрому» явно стоит готовиться заранее: если только согласие по прокладке трубы из Западной Сибири будет, наконец, достигнуто, то нас наверняка обвинят еще и в строительстве энергомоста в самую репрессивную зону КНР. Но посудите сами: разве не клевещут на Западе в равной мере на мнимо-политическую подоплеку российских топливных поставок в Грузию, Литву, Польшу или на Украину? Словом, нам не привыкать. Идеологические нюансы и национальные особенности не станут помехой для альянса между нашей символикой и сохранившимися в КНР звездами, серпом и молотом…

 

Что-то все чаще ошибаются в Белом доме

Президент США своевольно разваливает Североамериканский договор о свободной торговле — НАФТА. Пригласив с редким радушием журналистов в Овальный кабинет Белого дома, глава республиканской администрации с показной публичностью переговорил на эту тему по телефону с коллегой в Мехико. Бодро побеседовал, иными словами, с уходящим в отставку после неудачных для тамошней элиты выборов президентом Энрике Пенья Ньето.

Смысл созданной в 1994-м группировки НАФТА, как известно, состоял в стремлении к интеграции обеих этнических Америк — англосаксонской и Латинской. В самом деле, речь шла о торгово-экономической смычке между постиндустриальным Севером и более отсталым, хотя и развивающимся Югом. Но эгоистичной команде Дональда Трампа и тем силам, которые за нею стоят, содействие ускоренному хозяйственному подъему соседей, будь то отстающая Мексика или постиндустриальная Канада, ни к чему.

На счету у своевольного президента США — целая серия развалов крупных международных соглашений и альянсов. В активе (или пассиве?) Трампа – выход Америки из Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств, слом Парижского соглашения по климату, намеченный на 31 декабря выход из ЮНЕСКО, стартовая фаза на пути возможного разрыва с ВТО, отказ от примирения с ЕС… И вот теперь — демонтаж НАФТА и его замена во многом продиктованным из Вашингтона двусторонним пактом со «Страной кактусов и сомбреро» (USMTA), как и пока еще не готовым договором со «Страной кленового листа». Ультимативный перенос рабочих мест из Мексики и Канады в Соединенные Штаты, повышенные тарифы для собранных к югу и северу от США автомашин — это и многое другое будет сочетаться в новых документах с измененными правилами инвестиционной и коммерческой игры в углеводородной энергетике, о чем мы еще узнаем позднее.

Но что, если догматичный курс Трампа на развал почти всей системы международных координат стал глубочайшей ошибкой от начала до конца, в том числе ошибкой с точки зрения здравомыслящей части американской политической и корпоративной элиты? Сенсационный выход в свет книги «Страх» за подписью ветерана журналистики Боба Вудварда о скандальных нравах под сводами Белого дома в нынешнюю эпоху правления экс-олигарха в высшей степени симптоматичен. Именно Вудвард, действуя почти полвека назад вместе с другими будущим корифеем The Washington Post Карлом Бернстайном, раскрыл Уотергейтский скандал и довел до отставки в августе 1974-го тогдашнего республиканского президента США — Ричарда Никсона.

В этом плане книжная премьера — истинно черная метка для еще более уязвимого, чем Никсон, главы нынешнего кабинета. Метка, прежде всего, потому, что в свежем издании даны телефонные разговоры Трампа с его же указаниями по уничтожению лидеров зарубежных государств (например, сирийского президента Башара Асада, убить которого яростный президент поручал обескураженному этим министру обороны США Джиму Мэттису).

Назло Трампу нефть дорожает, а вскоре и вовсе загалопирует

Для «Нефтянки» же гораздо важнее то, что Трамп все чаще ошибается в своих чрезмерно азартных играх вокруг мирового топливного комплекса, судеб глобальной энергетической безопасности. Его авантюрная затея с предстоящим 4 ноября с.г. вводом не только финансовых, но и нефтегазовых санкций против непокорного Ирана — красноречивое тому подтверждение.

Вспомним: сначала Трамп, ради кошельков американских сланцевиков, боролся — в рамках июльской (2017 г.) доктрины «энергодоминирования США» — за высокие цены на углеводороды. Потом, с ужасом осознав, что нынешним летом 47% американцев не желают ездить в отпуска за рулем своих машин в другие штаты из-за непомерной дороговизны бензина, и опасаясь проигрыша на ноябрьских промежуточных выборах в конгресс, тот же Белый дом забывает на время о сланцевиках. Иными словами, Вашингтон разворачивает всемирную борьбу за удешевление энергоносителей.

При этом делаются две стратегических ставки. Первая — на разворот ненавистной правящим республиканцам группировки ОПЕК+ от былых ограничений к приросту нефтедобычи, и вторая — на развязывание тарифно-пошлинных и, в целом, торговых войн с ЕС, Китаем, Канадой и Мексикой. Дескать, во всех этих регионах и странах остановятся сотни работавших на экспорт предприятий, и спрос на нефть и газ повсюду снизится.

Однако и здесь Трамп, похоже, ошибся. Его самоуверенная команда относится к нефтегазодобывающим странам «третьего мира» как к мелким торговцам пивом, а не как к мудрым наследникам древнейших цивилизаций наподобие Ирана. Ни в Белом доме, ни на Капитолийском холме даже не предполагали, что полдюжины богатых сырьем государств не просто снизят, а обвально и преднамеренно уронят к осени объемы добычи и, особенно, экспорта. Уронят настолько, что никакие хитрости американских стратегов, нацеленные на глобальное удешевление нефти и газа, не сработают.

Иранский сюжет работает против Америки

Какого, например, поведения ждали к сентябрю от Ирана, сжатого рестрикциями США? Адепты рыночного детерминизма были уверены: в Тегеране всеми правдами и неправдами попытаются выплеснуть на экспорт как можно больше «черного золота» накануне роковой даты — 4 ноября.

Никто за океаном и не предполагал, что гордые потомки Персидского царства, на удивление агентствам деловых новостей, сами же начнут заранее, по отзыву одного из региональных гуру, «величественно и даже вальяжно» сокращать поставки уже на исходе лета! Мол, пентагоновский календарь осенних месяцев в Ормузском проливе не интересен им «нисколечки»!

The Wall Street Journal — едва ли не в шоке: ссылаясь на беспристрастную статистику танкерных перевозок, газета сообщает, что вывоз углеводородов из Исламской Республики и впрямь уменьшается на глазах, хотя очередной раунд американских санкций против тамошнего ТЭК вступит в силу лишь через два месяца. Уже в начале августа республика поставляла зарубежным покупателям 2,1 млн баррелей в сутки — почти на четверть ниже максимума этого года, зафиксированного в апреле. Почему это происходит — толком не знает никто, но появились предположения, что теперь многоопытный Иран предпочитает, ненадолго затянув пояса, дождаться баснословного взлета цен.

К концу сентября, судя по опросу экспертов, разрешенные Тегераном поставки вообще сократятся на треть по сравнению с июньским показателем. Стоит ли удивляться тому, что Brent, вопреки объявленному тогда же, в июне, курсу ОПЕК+ на прирост добычи, устойчиво держится на планке выше 77 долл, и не думает снижаться. Если же в Ормузском проливе вспыхнет настоящая конфронтация из-за пропуска или остановки чьих-то нефтевозов, то эта цифра — хотите верьте, а хотите нет — взлетит чуть ли не до 400 долл!

Дело, однако, не только в Тегеране

Проблема, однако, не сводится к функционированию главных ворот для танкерного судоходства на входе в Индийский океан. Полыхает сырьевая жемчужина Магриба — в многострадальной Ливии капризный дядя Сэм пожинает запоздалые, но опять-таки весьма болезненные плоды инспирированной им же «арабской весны» 2011 года.

Совершенный буквально на днях вооруженный прорыв 400 опаснейших заключенных из столичной тюрьмы на волю еще больше обострил ситуацию, которая и без того была похожа на гражданскую войну. Месторождения, промыслы, трубопроводы и терминалы — в адском хаосе. По сообщению портала The New Arab, бывший глава службы охраны отраслевых объектов Ибрагим Иордан ведет переговоры с повстанцами из Чада и сторонниками свергнутого президента Муаммара Каддафи о создании альянса для захвата нефтяных портов страны. Что произойдет в случае реализации этих планов?

По крайней мере, на какое-то время поставки «черного золота» на север — через Средиземное море — будут парализованы. Вместо нефти, по закулисно-вашингтонскому сценарию, хлынут новые, еще более многочисленные толпы мигрантов-нелегалов из Африки — разваливать уже самим своим вторжением Евросоюз, хотя «фантазер из Елисейского дворца» — Эммануэль Макрон парадоксально приписывает эту цель (т.е. распад ЕС)… Владимиру Путину!

В целом ливийский конфликт наверняка станет импульсом еще к одному, то есть не только иранскому, скачку цен на нефть. А разве исключены не менее болезненные события в нефтегазоносной Венесуэле, особенно на ее границе с Колумбией? Каракас не в состоянии даже приступить к выплате 2 млрд долл по судебному вердикту, обязывающему возместить американской ConocoPhillips ущерб от национализации ее активов на Ориноко в 2007 году. И это — лишь один из многих тупиковых вопросов, адресованных Венесуэле.

Никем и ничем не контролируемый крах мирового рынка углеводородов стучится в двери. Но что же, интересно, скажет, раскрывая эти двери с неизбежным страхом, преследуемый на внутренних и внешних фронтах Трамп? Как поведет себя президент, чья спальня с вечно включенным там кабельным телевидением и прилегающие помещения стали, по свидетельству Боба Вудварда и опрошенных им собеседников, «дьявольской кухней», а по отзывам иных подчиненных главы администрации — истинным «дурдомом»?

Читайте «Правду» — и вы все поймете!

Словацкая газета «Правда» получила на днях весьма содержательное интервью у главы российской дипломатии. Министр иностранных дел РФ без обиняков откликнулся, к примеру, на острый вопрос о том, каким образом инициатива по строительству «Северного потока-2», как утверждают в Белом доме, якобы «разделяет Европу»?

«Что касается озвученного вами заявления президента США, то его цель нам понятна», — сказал, в частности, Сергей Лавров. В Москве, конечно, не оставили без внимания вымыслы Трампа о том, будто ФРГ контролируется Россией полностью через поставки «голубого топлива», как и недовольство заокеанского лидера тем, что Германия тратит миллиарды на сибирский газ.

Цель Вашингтона «заключается в том, чтобы продвинуть американские экономические и энергетические интересы в Европе. В частности, заставить страны ЕС профинансировать строительство дорогостоящей инфраструктуры и начать покупать сжиженный природный газ из США, цена которого на 30–40% выше по сравнению с трубопроводным газом из России», — напомнил глава нашего внешнеполитического ведомства журналистам и читателям авторитетного братиславского издания. При этом Лавров добавил, что «европейцам решать, какой из вариантов им нравится больше».

Тем временем руководители Украины, давно уже причислившие себя к европейцам, навзлюбили «Северный поток-2» за то, что он, мол, рушит им… национальную оборону! «Как же так? — удивится читатель, не искушенный в киевских медийных лабиринтах. — Ведь если и впрямь готовишься с кем-то воевать, — то лучше вовсе не зависеть от агрессора в топливном отношении». Однако так не думает главный коммерческий директор группы «Нафтогаз» Юрий Витренко. Перспективу альтернативных экспортных маршрутов «Газпрома», в том числе на Балтике, он связывает со злокозненным отказом Москвы от транзита «голубого топлива» на запад через Украину, что «фактически оставит страну без возможности финансировать оборону»!

Про то, как «Газпром» якобы обезоруживает Незалежную

В интервью для издания УНН Витренко поведал, что потери Киева не случайно составят свыше трех процентов ВВП — не больше и не меньше. По его словам, предполагаемая сумма ориентировочно равна тому, сколько на Днепре расходуется ныне на армию, авиацию и флот.

Вот, мол, почему финансовый ущерб для Украины в случае сворачивания транзитного взаимодействия с Россией будет, по словам топ-менеджера госмонополии, очень тяжелым: патронов не останется! «Это больше, чем Москва «теряет из-за всех санкций, которые были введены против нее», — подытожил руководитель «Нафтогаза». В каком же, интересно, смысле? Не в том ли, что, хотя Россию и подвергли рестрикциям Соединенные Штаты и их ближайшие союзники, но оборону гигантской евразийской державы — на зависть Киеву — это в целом не ослабило; а вот Украину сворачивание транзитного сценария, дескать, полностью разоружит?..

…Интересно: почему бы «Нафтогазу» не отказаться от гротескных посылов, будто враг с востока пересчитал статьи украинского оборонного бюджета и решил отнять у Незалежной ровно столько же гривен с помощью газового вентиля? И разве не сами же украинские власти предпочитали в последние годы экономить — из-за кризиса — не на вооруженных силах, а на образовании, здравоохранении, ЖКХ и, главное, на трудоустройстве соотечественников?

Впрочем, в некотором смысле кивать на пресловутое безденежье именно оборонного комплекса Украины — занятие довольно выгодное. Уже слышны голоса, будто наносить сравнительно дешевые точечно-диверсионные удары из-за угла на примере убийства лидера ДНР Александра Захарченко — это, мол, все, что остается защитникам Незалежной. Остается, добавим, якобы в стесненных финансовых условиях, когда готовящаяся прокладка «Северного потока-2» окончательно подорвет-де боеспособность защитников страны перед лицом коварных донецких сепаратистов.

И ведь действительно: если дорогостоящие фронтальные схватки недавних лет типа провального для Киева Дебальцевского котла или Мариупольской западни становятся не по карману во всех смыслах, то почему бы не сделать главную ставку на «рыцарей плаща и кинжала»? Уж они-то как-нибудь обойдутся без доходов от нефтегазового транзита.

Павел Богомолов