Американская энергетическая революция и мировые рынки

stop1

6 октября 2016 г. в Московской школе экономики МГУ в рамках семинара по экономике энергетики и окружающей среды сделали доклады друзья «Нефтянки», члены группы «Российский нефтегаз» в Facebook – Николай Александрович Иванов, заведующий сектором «Энергетические рынки» и Екатерина Орлова, старший эксперт энергетического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов». Тема сообщений – американская сланцевая революция и ее влияние на мировые энергетические рынки.

Сегодня сланцевые залежи – самый значительный по объемам добычи источник природного газа в Соединенных Штатах (приносящий более 50% добываемого в стране газа). Истоки сланцевой революции в США, по словам Николая Иванова, связывают с именем геолога Джорджа Митчелла, доказавшего, что сланцевый газ можно выгодно добывать, и сумевшего в 2002 г. выгодно продать свою компанию Mitchell Energy & Development за 3,5 млрд долларов американской корпорации Devon Energy. Именно тогда о разработке сланцевых пород впервые стали широко говорить. Однако Управление энергетической информации Соединенных Штатов оценило перспективность нового сегмента только после 2008 г.

С тех пор добыча сланцевого газа в США год от года нарастала. По данным Екатерины Орловой, производство сланцевого газа в стране выросло со средних 2,7 млрд куб. м в месяц в 2005 г. до 36,8 млрд куб. м в августе 2016 г. Пики роста пришлись на 2008 г. (прирост составил 42%), а потом на 2010 г. (47%). Однако после началось постепенное замедление, а после 2012 г. – снижение добычи сланцевого газа под давлением низких цен на сырьевых рынках.

Что касается прогнозов дальнейшего развития производства в США сланцевых газа и нефти, по информации Николая Иванова, можно говорить о тенденции их пересмотра в сторону увеличения. Так, согласно последнему прогнозу Управления энергетической информации Соединенных Штатов, к 2040 г. добыча сланцевого газа в стране превысит 1 трлн куб. ф. Что касается нефти, ранее американцы считали, что к 2020 г. разработка нефти плотных пород выйдет на плато, а потом будет снижаться. Но в текущем 2016 г. Управление энергетической информации США отказалось от такой оценки. Согласно их новому «базовому» сценарию, после 2020 г. нас ждет рост добычи сланцевой нефти. С американским Управлением энергетической информации солидарна BP, год от года прогнозирующая увеличение объемов добычи сланцевых углеводородов в Соединенных Штатах.

Однако у американской сланцевой революции есть и критики, отмечает Иванов. Дэвид Хьюз из Post Carbon Institute оспаривает оценку запасов сланцевой нефти. На основании информации об истории добычи, расположении участков для бурения и характере снижения нефтеотдачи на скважинах Хьюз пришел к выводу, что 98% прогнозируемой EIA добычи на семи плеях можно охарактеризовать как отражающую «высокую» или «очень высокую» степень оптимизма правительственных аналитиков. По его данным, пик добычи американской сланцевой нефти пройдет до 2020 г., а ее падение к 2040 г. выйдет на уровень «лишь малой доли от современных объемов производства».

Такая негативная ресурсная оценка потенциала американской сланцевой нефтедобычи может быть опровергнута последними открытиями. Совсем недавно Apache Corporation сделала крупнейшее геологическое открытие, обнаружив новый перспективный плей в южной части формации Delaware в зрелом регионе американской нефтедобычи – бассейне Permian. Apache оценивает запасы углеводородов нового плея, названного Alpine High, в 75 трлн куб. футов жирного газа и 3 млрд баррелей нефти, и это только на двух залежах – Barnett и Woodford. Согласно прогнозу компании, значительный нефтяной потенциал может быть также сосредоточен на верхних горизонтах Pennsylvanian, Bone Springs и Wolfcamp.

Свой вклад в пересмотр экономической эффективности разработки сланцевых углеводородов вносит технологический прогресс. «Сланцевая революция – это, по сути, технологическая революция. Развитие технологий выходит на качественно новый уровень. Революционные изменения происходят в сознании представителей правительств, бизнеса, компаний. Прямой эффект – трансфер технологий, разработанных для сланцевых запасов, теперь применяемых для разных запасов в самых разных регионах. Интеллектуальные волны пошли по всему миру. Отметим, что старые технологии, известные с 30-х годов прошлого века, стали использоваться по-новому, изменился подход. Технологически отрасль закалилась в 2012 г., что важно для понимания изменений цен на мировом нефтяном рынке. Каждое усовершенствование старых технологий увеличивает экономическую эффективность их разработки, уменьшает себестоимость и увеличивает объемы добычи в разы», – утверждает Иванов.

Развитие сланцевой нефтедобычи привело к серьезным изменениям на мировом энергетическом рынке. До недавнего времени Соединенные Штаты были главным импортером и потребителем мировых энергоресурсов. Когда США стали продвигаться к поставленной цели достижения самодостаточности в обеспечении энергией, это сказалось на всех без исключения энергетических рынках. По информации Николая Иванова, в стране уже введены в эксплуатацию или строятся экспортные терминалы по производству и отправке на международный рынок сжиженного природного газа (СПГ) общей мощностью около 10,62 млрд куб. футов в сутки (или 110 млрд куб. м в год). К 2020 г. США могут стать третьим после Австралии и Катара крупнейшим поставщиком СПГ на мировые рынки. Уже подписаны 20-летние контракты на экспорт более 4 млрд куб. футов в сутки (40 млрд куб. м в год) газа на азиатские рынки, из них 3,2 млрд куб. футов (33 млрд куб. м в год) законтрактовано для поставок в Японию, Южную Корею и Индонезию.

По данным Екатерины Орловой, рост внутренней газодобычи в США серьезно повлиял на другие страны-экспортеры. Так, с 2005 г. по 2011 г. Катар планомерно развивал свои поставки СПГ в Соединенные Штаты: в этот период они увеличились в 30 раз до 3 млрд куб. м. Однако из-за роста американской сланцевой газодобычи они остановились. Катар перенаправил свои метановозы в Европу, а затем на рынки АТР. «Увеличение поставок СПГ из этой страны с 2008 г. по 2012 г. в ЕС составило более 100%. Крупнейшие потребители катарского сжиженного природного газа в Европе: Великобритания, Бельгия, Испания, Италия, Франция», – отмечает Орлова.

По информации эксперта, основной причиной сокращения поставок катарского СПГ на европейские рынки газа, начиная с 2013 г., был премиальный статус азиатского рынка газа. В течение 2013-2014 гг. СПГ в АТР продавался на 5-10 долларов за 1 млн БТЕ дороже, чем в ЕС. Но ситуация поменялась в 2015 г.: разница между ценой на сжиженный природный газ в АТР и ЕС начала сокращаться. На азиатских рынках наблюдался переизбыток СПГ, рынок АТР перестал быть премиальным и танкеры с катарским газом, по словам Екатерины Орловой, опять «потекли» в ЕС.

В этом году американский СПГ вышел на мировые рынки. Основные перспективы его продаж связаны с поставками на рынки АТР, Великобритании, Португалии и Испании. Николай Иванов особо отмечает Индию, где прогнозируется наиболее интенсивный рост энергопотребления в среднесрочной перспективе. Приход американского сжиженного природного газа в Португалию и Испанию может серьезно отразиться на ценах и объемах поставок в эти страны катарского СПГ и алжирского трубопроводного газа.