Жаркие дебаты и холодные дома

Павел Богомолов
Павел Богомолов

На днях председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер сообщил в интервью «Российской газете», что длительное похолодание на Украине создает риск для транзита газа из России в Европу. Суточный отбор из подземных хранилищ вырос с 15 января более чем на 40%, и это снижение запасов вызывает опасение: пройдет ли страна без потерь свой зимний период пикового потребления? Впрочем, все это было изначально настолько предсказуемым, что встречное молчание Киева навевает даже на беспокойных, ищущих отраслевых сенсаций аналитиков невыразимую скуку.  

Пещерные аргументы из подземных газовых хранилищ

Сами посудите: и тот же Миллер, и Владимир Путин своевременно предупреждали Европу о том, что очередного приступа партнерской недобросовестности со стороны Украины вряд ли удастся избежать. Президент России однажды поднял этот вопрос на уровень диалога с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. И неудивительно, ведь Германия  — крупнейший потребитель природного газа из Сибири в Старом Свете.

И вот теперь предсказание сбывается: сократившийся объем остатков этого незаменимого в современных условиях топлива составляет на Днепре немногим более 10 млрд кубометров. Причем из этих запасов считаются неприкасаемыми (по техническим причинам) 6-7 млрд кубометров. Почему? При нарушении режима окажется исчерпанным уже так называемый буферный газ — несжижаемый остаток для обеспечения подъема данного вида углеводородного сырья в требуемых объемах.

Увы, вместо неотложных деловых консультаций и конкретного ответа с Днепра о необходимости дополнительных закупок — неоправданная вспышка военного противостояния с Донбассом. Идут жестокие обстрелы пригородов Донецка стволами запрещенной Минскими соглашениями крупнокалиберной артиллерией, танками и реактивными установками Вооруженных Сил Украины. Да еще и предпринимаются попытки прорыва позиций ополченцев, унесшие жизни десятков украинских солдат и боевиков «Правого сектора».

Типичная, я бы сказал, реакция властолюбивых провокаторов, мечтающих таким путем перенести свой назойливый запрос о продлении антироссийских санкций за океан. Ибо там, в Вашингтоне, столь немилый Киеву Дональд Трамп, паче чаяния, рассмотрит шанс хотя бы на частичную нейтрализацию тяжкого блокадного наследия Барака Обамы, Джо Байдена, Виктории Нуланд и иже с ними. Отвлечь внимание Америки, да и всей заграницы, от холодных квартир и отчаяния соотечественников — главная цель «кабинета реформ».

При этом нельзя сказать, что Петр Порошенко ничего не делает (в дни острейшего энергетического кризиса) внутри своей страны. Он оперативно повысил коммунальные тарифы на газ, свет и даже цены на интернет. В общем, президент не бездействует. И с багажом подобных декретов и планов он  успел провести неотложные переговоры в Берлине. Побывал, иными словами, в гостях у той самой фрау Меркель, которую Кремль неназойливо предупреждал: центральноевропейская зима будет-таки испорчена рвущимся в цивилизацию Киевом, у которого, как всегда, нет денег.

Синхронно подыгрывая в эти же дни и германским властям, и заодно Украине, не скупится на мрачные краски в описании мнимой российской атаки на Запад и британский истеблишмент. Как утверждает  The Financial Times, Москва, свергнув силами своих вездесущих хакеров демократическую элиту в Вашингтоне, теперь нацеливается на Берлин. Итак, следующая цель Кремля — Германия! Сколь ценный информационно-пропагандистский подарок для не богатого газом киевского гостя у Бранденбургских ворот!

Находясь на Шпрее, Порошенко, к счастью для себя, уже не приписывал, как в ходе только что состоявшегося визита в Финляндию, высказывания Пальмерстона совсем другому британскому премьеру — Черчиллю. На сей раз президент Украины высказался куда проще и вместе с тем требовательнее: не смягчать, а, наоборот, усиливать антироссийские санкции ЕС, львиную долю которых составляют, как известно, ограничительные секторальные меры и прямые запреты против нашего ТЭК.

И это по-своему логично: если уж Москва и впрямь неумолима в своем выстраданном решении перевести дополнительные пути энергоэкспорта в укладываемые на дно Балтики и Черного моря трубы «Северного потока-2» и «Турецкого потока» (ратифицируемого, кстати, именно в эти дни Советом Федерации), то зачем церемониться с Россией?! Все равно завтра она странным образом окажется виновной в недоотправке законтрактованных объемов транзитного газа с Украины в Европу, а освещаться по каналам СМИ при этом будет пресловутая «агрессия с востока».   

shutterstock_557946502Санкт-Петербургскому форуму – быть!

Не молчал тем временем о санкциях и Кремль, особенно после конструктивного телефонного разговора между Путиным и Трампом в минувшую субботу. Но вот разительное отличие от западных спекуляций на эту тему: российское руководство не станет инициатором официального обсуждения этого вопроса, ибо не мы вводили санкции. Не будет и обмена их гипотетической отмены на некие встречные уступки со стороны Москвы на других направлениях.

Но что явно будет — так это наш пристальный «атмосферный» анализ: становится ли совместная с Вашингтоном борьба против запрещенной в РФ группировки ИГИЛ желанной предпосылкой для смягчения санкций и, в целом, для оздоровления двусторонних отношений? Собственно, об этом недвусмысленно высказался, отвечая на вопрос «Коммерсантъ FM», пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Вообще на истекшей неделе российские нефтяники прислушивались, по их же признаниям, к словам Пескова с особым вниманием. Топ-менеджеры и аналитики компаний отечественного ТЭК предметно изучают его заявление о сроках и о повестке дня наиболее авторитетной до сих пор трибуны общения между лидерами не только государств и бизнеса в целом, но и нефтегазовых корпораций — наших и зарубежных — в начале каждого лета на берегах Невы.

«21-й Санкт-Петербургский международный экономический форум пройдет 1-3 июня 2017 года, — сообщил Песков журналистам. — В этом году одной из стран-гостей мероприятия станет Индия, согласован приезд на питерский форум премьер-министра г-на Моди». Что и говорить, весьма важная констатация кремлевским пресс-секретарем уже предрешенного, причем далеко не только протокольного, момента.

Вспомним: в условиях затяжных международных политических кризисов участники таких дискуссий в Северной Пальмире в прежние годы гадали: кто осмелится, а кто не осмелится прибыть в Россию? Кто из капитанов мирового топливно-сырьевого сектора отважится выступить с развернутым докладом, а кто нет. Появятся ли Рекс Тиллерсон, Боб Дадли и многие другие?.. Но ныне, с учетом американских выборов, как и предстоящих выборов во Франции, Нидерландах и Германии, уже целые страны, как видите, безбоязненно дают на сей счет гарантии своего участия, причем на высшем уровне. И приятно, что среди них — такой гигант в составе БРИКС, как Индия.

 shutterstock_386469277«Роснефть» и предстоящий визит Нарендры Моди

Особенно много означает планируемый приезд Моди для «Роснефти». Это потому, что параллельно с расширением доли индийских компаний в огромной апстрим-программе на сибирском месторождении Ванкор, реализуется и еще один впечатляющий совместный проект на самом полуострове Индостан. Собственно, он-то и стал «гвоздем» взаимных консультаций на сентябрьском саммите БРИКС в живописном Гоа.

Речь идет о состоявшемся там подписании контракта на приобретение «Роснефтью» 49% Essar Oil Ltd, владеющей огромным НПЗ «Вадинар» и более чем 1600 или даже 2500-2700 автозаправочными станциями. Спрос на бензин и смазочные масла в Индии галопирует, и НПЗ «Вадинар» не станет соперничать со строящимися «Роснефтью» заводами в Тяньцзине (Китай) и Тубане (Индонезия). Некоторые обозреватели традиционно излагают именно эти аргументы, выпуская из внимания то, что для Игоря Сечина индийская мегасделка означает нечто гораздо большее, чем бизнес как таковой.

Выдвигаясь в Южную Азию, российский игрок демонстрирует, что в своих расчетах на оздоровление рынка нефти и нефтепродуктов он не будет уповать на одни лишь квотные рычаги сокращений. «Роснефть» не станет ограничиваться, в отличие от ряда других компаний, одними лишь надеждами на четкую реализацию венских ограничений добычи по согласованному решению ОПЕК и 11 других государств включая Россию. Не отрицая значения рыночных механизмов в борьбе с последствиями затяжной ценовой депрессии, «Роснефть» все же ставит на передний план нечто иное.

Выдвинута революционная бизнес-философия глобально-интегральных цепочек ТЭК, дающих рентабельность отраслевым проектам даже при низких ценах на жидкие углеводороды. Развивая концепцию, выдвинутую в Гоа, Сечин успешно выступил на 5-м Евразийском форуме в Вероне (Италия) с докладом «Евразийская синергия», а затем подытожил состоявшуюся на Апеннинах дискуссию в своей статье на страницах Corriere della Sera.

О том, как должны выглядеть и функционировать «глобально-интегральные цепочки» наяву, и почему речь о них наверняка пойдет и на Неве, рассказывается в следующем разделе нашего обозрения.

Цепочки, которые дорогого стоят  

Смысл продвижения новой схемы транснационального нефтегазового бизнеса –распространить принцип вертикальной интегрированности одной топливно-энергетической компании чуть ли не на всю планету.

Пионеры этой отраслевой философии надеются на гарантии экономии, достигаемой благодаря своему широкому и незашоренному национальными ставнями подходу. Где именно? На каждом стыке корпоративных звеньев, а находиться они могут на разных континентах. Немного сберечь можно, к примеру, на стыке «геология – освоение», кое-что сэкономить на этапе «разработка – добыча». И, наконец, общее удешевление можно получить на завершающих этапах: «транспортировка – переработка – маркетинг – сбыт».

Вот лишь один из гипотетических примеров, которые предстоит, по всей видимости, конкретизировать в июньском Петербурге. Сверхтяжелое оринокское сырье «Роснефти» из Венесуэлы будет, как ожидается, не очень дорого перевозиться по Панамскому каналу и — далее — через Тихий океан, Малаккский пролив и Бенгальский залив. Маршрут возьмут на себя супертанкеры, арендуемые той же «Роснефтью».

Доставляться нефть из Боливарианской республики будет на вышеупомянутый Вадинарский НПЗ в Индии, купленный россиянами в значительной мере по соображениям сравнительно дешевого труда местного коллектива. Там вязко-сернистые богатства венесуэльских недр должны превращаться в конкурентоспособное горючее и смазки для выгодных рынков той же «Роснефти» в Индийском океане и Юго-Восточной Азии.

Иными словами, вместо рыночной волатильности и непредсказуемости переменчивых сделок купли-продажи — железные долгосрочные контракты под единой международно-правовой «крышей». Контракты, выжимающие низкие тарифы на каждом внутрихолдинговом и межкорпоративном стыках. А также, называя вещи своими именами, — смелое внедрение полузабытых прогнозно-госплановских подходов.

Большинство оппонентов «Роснефти» в России и за рубежом полагает, что так смело и масштабно сдерживать и финансировать столько внутренних и внешних «фронтов» та же «Роснефть» сможет при одном-единственном условии. На отечественном рынке для этой компании должен быть обеспечен прочнейший тыл. Иными словами, правительство РФ призвано заведомо и повсеместно поддерживать запросы «Роснефти», и никаких существенных рисков в самой России для такой мегакорпорации не должно быть.

shutterstock_335404085Новые пруссаки разбушевались…

Международная хроника этой недели дала немало примеров смысловых столкновений между конфронтационными и, с другой стороны, примирительно-конструктивными взглядами на отношения с Россией в одних и тех же регионах. Один из таковых — Балтия.

Вот, скажем, пропитанная ложными оценками и недобрыми починами конференция, состоявшаяся в столице Литвы. Назывался форум, казалось бы, безобидно: «Мир в 2017 году. Взгляд из Вильнюса». Но о мире там почти не говорили. Били в изрядно поблекшие барабаны былых походов на восток.

Так, литовский депутат Линас Бальсис заявил: после «аннексии» Крыма Евросоюзу следует-де обсудить вопрос «возвращения» Калининградской области РФ в Европу; да и в целом послевоенные границы, мол, утратили на континенте свою силу. В какую же, с позволения спросить, Европу надо возвращать бывшую колыбель германского милитаризма и агрессивной тевтонской идеологии? Может быть, в Пруссию, которая, собственно, и владела данным регионом в единственном числе? Но разве даже сама возможность возврата к этому статусу не была окончательно устранена, при участи американцев и англичан, законом Союзного Контрольного Совета в Германии «О ликвидации Прусского государства» от 25 февраля 1947 года?

Проецируя вильнюсский форум на нефтянку, можно предположить, что буровые и добычные проекты ЛУКОЙЛа в российских водах Балтики, законно считающиеся программами именно отечественного глубоководного апстрима (что было сказано в ходе беседы Вагита Алекперова с Дмитрием Медведевым) надо признать неправомерными(!). А вот Мажейкяйский нефтеперерабатывающий комбинат в Литве, построенный всем Советским Союзом, — совсем другое дело! Этот актив якобы не нарушил, вместе с Вильнюсом, ни одной международно-юридической нормы и ни единого параграфа коммерческого права, когда, хотя и признав выгоды намечавшейся покупки приватизируемой доли предприятия одним из частных российских инвесторов, тем не мене отказал ему под недружественным предлогом.

Атак на российский ТЭК в Литве, Латвии,  Эстонии пока еще немало. Но в последнее время все чаще и чаще возникает ощущение того, что упадок «глобализации по Обаме», начало правления Трампа и в целом меняющиеся в позитивном направлении реалии США, как и в отдельных звеньях НАТО и ЕС, возвращают иных стратегов прибалтийского ТЭК в трезвое состояние. В отличие от местного, а также брюссельского и вашингтонского генералитета, газовики, нефтяники и транспортники пытаются хоть как-то склеить те куски былого сотрудничества с Москвой, которые еще могут сработать.

У терминалов Балтии пока еще есть шанс    

На днях «Газпром» приобрел свыше 34% акций газотранспортного оператора ЗАО Conexus Baltic Grid, созданного в Латвии по решению учредительного собрания акционерного общества 22 декабря 2016 года.

Отныне крупнейшими долями в этой молодой коммерческой структуре, наряду с «Газпромом», владеют Marguerite Fund (29,1%), немецкая корпорация Uniper Ruhrgas International GmbH (18,3%) и Itera Latvija (16%). Основной капитал учрежденной компании составляет около 40 млн евро.

Как видно, среди газовиков и газотранспортников произвело резонанс озвученное главой «Транснефти» Николаем Токаревым (на встрече с президентом РФ) намерение перевести 100% балтийского нефтеэкспорта России в отечественные порты не позднее 2018 года. Данное Путину обязательство заставило задуматься даже сторонников шапкозакидательского подхода к «Московии» и любителей сравнивать ее потенциал с собственным. На этом фоне стала выше цениться возможность придать хотя бы частичному сегменту прибалтийского бизнеса с газом уважаемый статус международно-кооперационной программы, и слава Богу!

Кроме того, порты Латвии завалены в последние недели российским углем — его отгрузка за рубеж увеличилась с начала минувшей осени на 70%! Причин несколько — это и рост цен на мировом рынке, и подмерзшие нынешней необычайно морозной и снежной зимой порты России… В итоге Рижский свободный порт, готовившийся утратить 10% объемов перевалки, потерял всего 7,5%. С сентября по декабрь объем угля вырос на причалах Риги на треть, в Вентспилсе — почти вдесятеро, а в Лиепае — в 2,5 раза.

В этой ситуации можно согласиться почти со всеми — радующимися шахтерами Кузбасса, оптимистично настроенными машинистами РЖД, трудолюбивыми латвийскими докерами… Невозможно согласиться разве что с Русской службой лондонского Би-Би-Си, которая почему-то считает, что россиян жестоко проучил Дед Мороз, якобы сорвавший коварный курс Кремля на полную транспортную изоляцию соседней прибалтийской страны.

А ведь в действительности никто в Москве и не думал оглашать огульных бойкотов. Назидательный пример с нефтью, как видите, стал даже полезным, ведя к большей сговорчивости, гостеприимству и готовности откликнуться на серию бизнес-предложений от соседей. Участвующие в сюжете стороны стали гораздо больше ценить ту часть российских грузов, в том числе топлива, которая все еще поставляется в дальнее зарубежье через Балтию.

Павел Богомолов