Завтра начинается сегодня

Неделей интересных прогнозов в мировом углеводородном ТЭК стали минувшие семь дней. ВР, которую не заподозришь в ложном оптимизме и отраслевом шапкозакидательстве, предвещает в своем аналитическом документе рост глобального спроса на энергоносители, в основном, на углеводороды к 2040 году на треть. При этом российская нефтедобыча вырастет на 2 млн баррелей — до 13 млн баррелей в сутки, а производство газа поднимется на 29%. Правда, в краткосрочном плане, как осторожно намекает Банк России, ограничения ОПЕК+ неожиданно могут даже навредить интересам Москвы, но фатальным это не станет. Однако чуткий к таким предостережениям генсек нефтеэкспортного картеля Мохаммед Баркиндо испуганно заклинает, как будто его офис находится близ Кремля: налицо — полученное им заверение, что Россия не наводнит рынки своим «черным золотом».

В этих условиях «Вести» верно пишут: что-что, а уж информационные войны вокруг нефти обречены на резкое усиление. В один и тот же день Ангела Меркель доказывает польскому премьеру Матеушу Моравецкому нацеленность «Северного потока-2» на энергетическую диверсификацию, а не закабаление Европы; Сергей Лавров говорит в Белграде о диктуемых из США попытках вытеснения России с континентального топливного рынка; а Латвия, в подтверждение этого, уже выталкивает «Газпром» из рижских компаний. В общем, все чаще выявляется банальная истина: завтрашний день стартует уже сегодня.

Учитесь азам приватизации у саудитов

Казалось бы, в освещении альянса между российскими инвесторами и, с другой стороны, энергогигантом королевства пустынь сегодня нет медиа-дефицита. О том, что Saudi Aramco наметила выставить на продажу 5% своих акций в 2018-м, вам скажет первокурсник любого нефтегазового вуза.

Да, мы и впрямь предполагаем, что если сбудется расчет организаторов биржевого дебюта силами закрытой доселе госмонополии, то капитализация крупнейшего углеводородного концерна планеты потянет ориентировочно на астрономическую цифру — 2 трлн долл. Это значит, что IPO даст саудовской казне 100 млрд долл, и никак не меньше. С учетом того, что недавно, посидев под гостиничным арестом после волны антикоррупционных задержаний и прочих силовых акций, десятки мздоимцев из числа королевской родни откупились — перед выходом на свободу — такой же общей суммой, бюджет Эр-Рияда всерьез пополнился. Помимо обычных, заложенных в годовой план расходных статей, можно делать стратегическую ставку еще на миллиарды. Неплохо для начала очередного этапа развития страны, не так ли?

Знаем мы и о том, что этот этап призван стать в королевстве особым — не привычно экстенсивным и полусонным, а креативным и реформаторским. Наследник престола, кронпринц Мухаммед ибн Салман, продвигает идею строительства новой — альтернативно-многопрофильной экономики, которая гораздо меньше зависела бы от углеводородов. Но, как уж водится, сделать это задумано за счет нефти и газа. Эту нехитрую логику мы хорошо знаем, кстати, и по российскому опыту. С другой стороны, в Эр-Рияде уже стало достоянием гласности, что глава монархии и ее правительство проявили на пути преобразований некоторую осторожность. Они во многом урезали амбициозно-постиндустриальную программу деятельного принца, — очень уж смелой и ускоренной она представляется. И все же осталась глубинная суть — осовременить Саудовскую Аравию по мере возможностей.

Между прочим, у модернизации — как экономической, так и общественной (с новыми законами о женщинах, молодежи и т.д.) есть не только внутреннее, но и международное измерение. Во внешнеэкономическом курсе королевства видны свежие векторы — российский и китайский. С прицелом на рекордное по своим ожидаемым масштабам IPO они переплетаются. Причем настолько, что выглядят по сути единым и, следовательно, вдвойне полезным пекино-московским фактором широкого значения. Поучаствовать в приватизации доли Saudi Aramco желают не только банки РФ как таковые, но и Российско-Китайский инвестиционный фонд. «Мы видим значительный интерес к тому, чтобы внести в IPO капиталовложения из России, из Китая. И считаем, что это очень хорошо, опять-таки, думая сообща о нефти», — комментирует глава Российского Фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.

Все это происходит на фоне ощутимых подвижек в сотрудничестве между Москвой и Эр-Риядом. Речь идет уже не только об их двуедином лидерстве в квотном формате ОПЕК+. Договорившись о взаимодействии в арктической СПГ-программе, саудиты собираются идти с сотнями миллионов долларов на Ямал. Крупная сделка заключена с производителем насосов с маркой РФ — «Новометом». По линии Российско-Саудовского энергетического фонда объемом 1 млрд долл создается совместная инвестиционная платформа для поддержки флагмана нашей нефтесервисной отрасли — независимой от западных гигантов компании «Евразия». Эта и ряд других программ будут, как ожидается, объявлены в течение трех ближайших месяцев.

Саудовский драйв к внешнеэкономической диверсификации в общем-то понятен. Израиль, этот давний соперник Эр-Рияда в борьбе за симпатии со стороны США на Ближнем Востоке, считался до недавних пор военно-политическим конкурентом крупнейшей монархии Персидского залива. По объемам нефтеэкспорта на Ближнем Востоке никто не мог даже отдаленно сравниться с королевством пустынь, а по газоэкспорту — с Катаром. У арабов, иными словами, не было, кроме Ирана, соперников в этих областях. Но ныне открытия запасов шельфового газа в Восточном Средиземноморье, в том числе у берегов Израиля, ставят этот расклад с ног на голову. Ибо даже если кладовая Израиля (как и Кипра, Египта и Ливана) не превзойдет потенциал Аравийского полуострова, то уж простота экспортного пути в ЕС явно будет на стороне средиземноморских стран. Это — новая ситуация в региональном ТЭК. И в Эр-Рияде правильно решили расстаться с имиджем нефтегазовой исключительности — обратиться с предложениями об энергосотрудничестве на север — туда, где те же саудиты десятилетиями видели разве что средоточие неверных — якобы непримиримых врагов ислама.

Казалось бы, к проведению IPO почти все готово. Главное — Saudi Aramco превратилась из наглухо захлопнутой дворцовой структуры средневекового типа в акционерное общество и обрела открыто-респектабельный правовой статус публичной компании. Так чего же, спрашивается, ждут организаторы предстоящего мероприятия? Ждут, оказывается, наилучших цен на нефть! Люди богатые, как крезы, взяли в одну руку калькулятор, а в другую — тригонометрическую линейку, и высчитывают наилучший рыночный момент в календаре 2018-го, чтобы не прогадать в ходе приватизации доли в Saudi Aramco — не прогадать даже нескольких центов! А что же мы, россияне?

Мы, к сожалению, упустили на старте века не часы, не дни, не недели и даже не месяцы, а целые годы, когда можно было с наибольшей для казны выгодой приватизировать те или иные пакеты в государственных сырьевых, энергетических, алмазодобывающих и многих, многих других компаниях. О да, то были времена, когда, например, цены на «черное золото» зашкаливали на рынках за 120–140 долл за баррель, да и другие ресурсы стоили не вровень с нынешними планками. Это позитивно отражалось на стоимости компаний. Вот тогда и надо было пополнять госбюджет РФ весомыми платежами от настоящих приватизаторов. Но наши аппаратчики, увы, не шелохнулись — и не убедили руководство страны. Помню, как один из чиновников среднего уровня поделился в неформальной обстановке полушепотом: «Мне больше нравится, когда предприятие не просто приносит государству устойчивый доход, но и принадлежит ему. Так мне спокойнее», Спокойнее?

Очень может быть. Но ведь повсюду давно уже доказано, что государство бывает отличным стратегом, жестким налоговиком и строгим контролером, но оператором живого бизнеса в его подлинно рыночном измерении — почти никогда. К тому же всерьез опасаться надо разве что таких международных аферистов, как Уильям Браудер с его Hermitage Capital. В большинстве своем инвесторы, уверяю вас, никогда не смогут, даже при желании, увезти с собой ни скважины, ни НПЗ. Не такой уж это хрупкий сектор нашей экономики — надежная и непобедимая никакими недругами российская нефтянка!

Дело совсем не в хакерах

Стояло жаркое, немного душное американское лето 2016-го — последнее лето перед ноябрьскими выборами президента США. Сплотив здоровые, антиолигархические и наименее коррумпированные силы демократической партии, по-хорошему настроился на свое успешное выдвижение кандидатом в Белый дом самый, пожалуй, достойный политический деятель на левоцентристском фланге вашингтонского Капитолия.

о был уважаемый и друзьями, и недругами сенатор от одного из самых небольших по территории, но зато демократичных по своим обычаям штатов — Вермонта. Это — лесной край правдолюбцев и мечтателей, мыслителей и затворников — таких, как живший там многие годы в эмиграции Александр Солженицын. Вот и герой нашего сюжета, законодатель с солидным стажем по имени Берни Сандерс, вышел оттуда же. Вышел с многотомьем идей, которые где-нибудь в старушке Европе назвали бы теорией капитализма с человеческим лицом. Капитализма не Дикого Запада, властолюбивых шерифов, вороненых кольтов, зверского индивидуализма и школьных расстрелов с 17 жертвами «ни за что, ни про что», а системы осмысленной и гуманной. Иные политологи рискнули бы даже назвать это демократическим социализмом типа идейного багажа полузабытой Пражской весны 1968-го.

Win McNamee/Getty Images

На Сандерса, однако, обрушился сгусток злокозненных интриг, подножек и выкручивания рук. Скромнягу из Вермонта столкнули на политическую обочину, заменив — по запатентованному сценарию — представительницей семейно-элитарного клана. Зеленый свет получила заносчивая американка, повинная не только в переносе конфиденциально-служебной переписки в личную электронную почту, но и в гораздо худшем. Например, в убийстве посла США в Ливии, да и в иных прегрешениях. Претенденткой на пост президента была выдвинута супруга бывшего главы государства Хиллари Клинтон. Даже если умолчать о прочих минусах, она является звеном порочного кадрового курса, которого на Потомаке раньше не наблюдалось. Это — не красящая Америку тенденция продвижения во власть жен, отпрысков, зятьев и прочих ближайших родственников первых лиц.

Эпидемии непотизма поддались обе партии маятника — и республиканцы, и демократы. Сын экс-президента Джорджа Буша старшего правил страной два срока. Супруга Билла Клинтона едва не переселилась по бывшему адресу своего мужа. Дочь нового президента Иванка заняла с супругом Джаредом Кушнером ключевые должности советников в нынешней администрации. А спутницу жизни Трампа, словенку Меланию, обиженную неверностью своего избранника, уже прочат в будущие президенты США! И так далее, и тому подобное… Ясно, что добросовестный трудоголик с профессорской этикой Берни Сандерс, не замеченный ни в каком кумовстве и прочих закулисно-семейных сговорах, никак не подходил для этой компании псевдоборцов за кристальную чистоту атмосферы в коридорах власти.

Первым крупным сегментом мировых СМИ, подметившим несусветную дикость этой ситуации, стали — надо отдать должное — московские агентства и телеканалы. К тому времени Сандерса уже оттеснили от выдвижения. Клинтон уже была неофициально коронована, а журналисты России все еще добросовестно объясняли аудитории чудовищную ангажированность американского партийно-политического механизма. Объясняли откровенно и публично — с открытым публицистическим забралом, а не с помощью пресловутых проникновений, подтасовок и хакерских укусов. И вот этой комментарийной наглядности, представьте себе, оказалось достаточно, чтобы сначала перешагнуть границы, а затем и повлиять на общественное мнение стран Запада. Но повлиять — заметьте — ровно в той же степени, в какой уже воздействовали на умонастроения миллионов людей практически все порядочные СМИ по обе стороны Атлантики. Все те, кто не обслуживает напрямую эгоистичные интересы демократического лобби и его клиентуры.

В этом смысле широкая, подлинно международная кампания правды о том, что же происходит на американской предвыборной сцене, во многом помогла исходу дела. Помогла части электората проявить гражданскую зрелость, человеческую независимость и определиться — накануне прихода к избирательным урнам — в отношении наименее ущербного кандидата — Трампа. Понятно и то, почему мстительная Хиллари не сможет никогда этого простить. Между тем ее враг-республиканец, победивший в президентской гонке, продолжает — по мере возможностей — щедро вознаграждать своих избирателей. Нефтяники, угольщики, газовики, сервисники, энергетики, строители трубопроводов и сырьевых терминалов занимают среди них по своей активной лояльности первое место. О том, какие подтверждения дала этому акценту на заокеанский ТЭК минувшая неделя, — в следующей главе.

Сырья и зрелищ просит не только Азия

Накануне однодневного закрытия нефтяных бирж в ведущих странах Азии неделю назад был отмечен рекордный всплеск апрельских фьючерсов на «черное золото» из США. Жидкие углеводороды из Северной Америки (WTI) потянули на 0,28% выше, чем накануне, поднявшись до 61,72 долл за баррель.

Это подтвердило, что рынки Гонконга, Тайваня, Вьетнама и Китая ценят весенний прицел на WTI очень высоко. Ненамного меньше, чем фьючерсную прикидку на бенчмарковый Brent, который ценится на Дальнем Востоке и в ЮВА всего на 3,16 долл выше, чем напористый техасец. Другое дело, что главной причиной повышенного интереса азиатских заказчиков к нефти было и остается одно и то же. Это здоровое блоковое упорство, но не Соединенных Штатов и Канады, в форсированном выкачивании «крови земных недр», а наоборот, самокритичная позиция развивающихся экономик — приверженцев квотного формата ОПЕК+ во главе с Саудовской Аравией и Россией.

Склонность Азии смелее покупать нефть, в том числе американскую, резко усилилась после прорывного заявления министра энергетики ОАЭ Сухаила аль-Мазруи. Как мировая сенсация, комментируются его слова о том, что Эр-Рияд и Москва решили не ограничиваться привычным продлением венских договоренностей о сокращении добычи 24 странами на 1,8 млн баррелей в сутки. Сухаил аль-Мазруи дал понять, что, по его данным, РФ и королевство пустынь нацелились на выработку проекта соглашения качественно нового и всеобъемлющего. В повестке дня документ, способный удивить деловой мир, погрязший во взаимном недоверии. Вызревает, иными словами, пакт, не имеющий прецедентов. Речь пойдет о долговременном энергоальянсе обоих традиционных лидеров глобальной нефтедобычи и ориентирующихся на них производителей и экспортеров. В свою очередь, саудовский министр Халед аль-Фалих хотя и не подтвердил этого дословно, но высказанная им твердая решимость углубить диалог с Александром Новаком показательна. Налицо — явная готовность идти и впредь рука об руку с северным партнером ко взаимосогласованному отраслевому рубежу, причем и после декабря 2018-го.

Возросшие — по сравнению с годами рецессии — цены на энергоносители помогают Трампу выполнять обязательства перед ядром республиканского электората — корпорациями ТЭК и их многотысячными коллективами. Мало того, что президент США вывел постиндустриальную сверхдержаву из Парижского соглашения по климату, демонстративно дистанцировался от экологического лобби и гражданского общества в целом, снял запреты на прокладку стратегических трубопроводов, разрешил бурение в Северном Ледовитом, Атлантическом и Тихом океанах, как и на дополнительных 300 тыс. кв. км в Мексиканском заливе, понизил налоги на бизнес… Усилив антироссийские секторальные санкции и заострив их против «Северного потока-2», Вашингтон создал тем самым еще и дополнительный стимул для грядущего броска своего сланцевого СПГ на Европу.

Тем временем сама Америка, увеличив число функционирующих буровых установок на 7 единиц всего за одну неделю и на 51 — за последние три недели, выдала рекорд. Достигнуто наивысшее достижение по действующим апстрим-мощностям за три года — 798 буровых в действии! Панорамное зрелище качалок и вышек, доносящийся с глубин стук долота и надсадный вой электрогенераторов — таковы сегодня Техас и Северная Дакота, Луизиана и Нью-Мексико… Обогнав Саудовскую Аравию по добыче нефти (10,27 млн баррелей в сутки), Соединенные Штаты воспользовались недавним снятием длившегося с 1975-го запрета на нефтеэкспорт — и двинули в океанские воды целые флотилии танкеров с экспортными грузами. И ведь это — отнюдь не только «черное золото» или, скажем, «голубое топливо» в сжиженном виде.

Уголек – под охраной эсминцев

Выполняя договоренности, достигнутые 20 июня прошлого года в ходе беседы Дональда Трампа с Петром Порошенко в Белом доме, Соединенные Штаты продолжают поставлять на Украину антрацит из Пенсильвании. Между прочим, это немалая часть спасительной палочки-выручалочки для заокеанских шахтеров, поскольку генерирующие компании США закрывают устаревшие ТЭС на угле и переходят на газ, ветер и солнечную энергию.

Через девять дней после встречи с киевским визитером Трамп заявил: «Украина уже сообщает нам, что ей требуются миллионы и миллионы тонн угля прямо сейчас. Мы хотим продать его украинцам, как и всем остальным покупателям на планете, которым нужно это топливо». В июле сделка была оформлена, и министр торговли США Уилбер Росс справедливо отметил: «Как и было обещано в ходе избирательной компании, президент все шире распахивает двери нашей энергетики с каждым днем своего пребывания в должности». О том, что прежде Украина считалась одним из крупнейших экспортеров каменного угля, почему-то не сказано ни слова(!). Главное-то ведь — продать пенсильванский товар. Если в канун путча Киев ввозил всего 0,05 млн тонн в год, то за 11 месяцев 2017-го этот объем поскочил до 3,05 млн тонн. Причем и соседняя Варшава тоже не отстает: всего за год польский импорт антрацита из-за океана вырос впятеро и достиг 839 тыс. тонн.

Сколько же стоит удовольствие? Что касается Киева, — по данным Reuters, выяснилось: уголь дороговат. Даже по итогам победы поставщика — Xcoal в тендере, проведенном на Днепре группой «Центрэнерго», нависла планка 113 долл за тонну. Правда, позднее, с учетом разницы в качестве тех или иных поставок, цена составила в среднем 96 долл. Но в любом случае характерна триумфальная оценка контракта в заявлении пресс-службы Порошенко: «Это — пример того, как дружественно-теплая атмосфера одной беседы помогает укрепить основы стратегического партнерства в интересах обеих сторон на будущее». И ведь так пишут те, кто еще год назад, заламывая руки, твердил, что поражение Хиллари Клинтон стало бы трагедией для народа Украины, и тайно спонсировал усилия ее штаба от щедрой славянской души. О времена, о нравы! И вот, кстати, — продвижение угольной программы уже в военную плоскость: как известно, в декабре 2017-го госдепартамент США объявил о предоставлении Украине «продвинутых оборонных возможностей».

Дело-то, однако, не только в том, что поставки энергоносителей и экспорт все более летального по своему назначению оружия националистическому режиму бандеровской закваски идут рука об руку. Дело еще и в том, что грузовые теплоходы с пенсильванским углем бойко сопровождаются на Черном море теперь уже двумя эсминцами под звездно-полосатым флагом (Carney и Ross), не говоря о британском и некоторых других кораблях.

Доходит до гротеска

НАТО упрямо создает впечатление: стоит, мол, на секунду остановить заветные для Порошенко океанские углевозы без присмотра, — и на них тут же совершат дерзкую абордажную атаку какие-нибудь «пираты Азовского моря». А кто-нибудь из сценически одаренных воспитанников одессита Михаила Водяного заменит в ключевой сцене Джонни Деппа.

В общем, восприятие атлантического штабного зуда сплелось у газетчиков с буйством сценарной фантазии. Но кому они нужны в качестве цели, эти перевозчики пенсильванского уголька?! Нет, мы, конечно, понимаем, что настало время сатиры и юмора в мировой политике. Трамп даже признал на днях, что, глядя на подобные, если не точно такие же, сюжеты, — русские «надрывают животы от смеха». Правда, он сказал не «животы», а кое-что похлеще и погрубее, но не важно. Важно то, что примеры гротеска множатся везде не по дням, а по часам. Представитель самой, казалось бы, чопорной и старомодной британской партии консерваторов Борис Джонсон, а ведь он как-никак министр иностранных дел, публично назвал запутанную ситуацию вокруг лондонского «брекзита»… форменным «бардаком». А тем временем солиднейшие газеты США утверждают, что повар Владимира Путина одной рукой вмешивался в американские выборы, а другой устраивал вооруженные вылазки наемных «солдат удачи» на нефтяных месторождениях в Сирии!

USS Carney (DDG 64) U.S. Navy photo by James R. Turner

Маразм, как говорится, и так крепчает, но все же дополнение угольных рейсов маршрутами эскадренных миноносцев — новое слово в геостратегии, и не иначе! Поставить сухогрузные терминалы Украины под защиту НАТО морозной зимой, не дать коварной Москве оставить тамошний коммунхоз без антрацита и одновременно взвинтить коммунальные тарифы для населения — задача дня. Задача столь актуальная, что вымышленная Киевом российская блокада Мариуполя и других азовских гаваней легла в основу оглашенного в эти дни пакета экологических жалоб в международные инстанции из-за… возведения моста над Керченским проливом. Видимо, рука Кремля мешает подавать спасительные для Украины грузы на причалы не только Ильичевска и прочих портов Одесско-Николаевско-Херсонского региона, но и… на подконтрольные Незалежной подступы к Донбассу. Одним словом, дожили!

В свое время испанцы доставляли на Пиренеи из Южной Америки под жерлами медных пушек золото инков. Средневековые китайцы оберегали пороховыми ракетами партии шелка в своих трюмах. Британцы ставили рядом с опиумными тюками на палубах прообразы пулеметов. Но чтобы охранять в мирное время эсминцами уголь, причем предназначенный для традиционно-угледобывающей страны, — такого цивилизованный мир еще не видел. И, кстати, хорошо, что увидел сейчас. Хорошо потому, что и готовящийся за океаном массированный СПГ-бросок в Старый Свет тоже не станет исключительно мирным, рыночным и конкурентным. Сжиженное углеводородное топливо, паче чаяния, придет к берегам Европы под охраной авианосцев и атомных подлодок. Сегодня, скажете вы, это воспринимается как некоторое преувеличение и даже карикатура. Но… поживем — увидим!

Павел Богомолов