Война цивилизаций дошла до ТЭК

Монография Сэмюэля П. Хантингтона «Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка» произвела революцию в политологии. Научный труд, вышедший в 1996-м, был оценен злейшим и, вместе с тем, самым видным критиком биполярной схемы эпохи «холодной войны» Збигневом Бжезинским. О книге Хантингтона высоко отозвался и «реформатор геополитики» — Фрэнсис Фукуяма. Тот, что озадачил интеллектуальный мир взрывным фолиантом «Конец истории и последний человек» (1992 год). Да и сам Хантингтон тоже законно предположил нечто прорывное. После заката схватки двух общественных систем, как он предвидит, мы уже не будем мыслить категориями ни одной из ранних моделей мировой конфронтации в чистом виде. С одной стороны, исчезнет классово- интернациональная аргументация событий на социальной арене Земли. А с другой, отступит их узко-денежная мотивация. И бунтовщики, и наоборот, олигархи утратят власть над умами и сердцами миллионов людей. Что же останется? Выживет примат не бизнес-конкуренции и не пролетарской солидарности, а острой борьбы разных цивилизаций как таковых. Борьбы, в которой, по прогнозу Хантингтона, «контроль над нефтью и доступ к ней возымеют главное значение для сражающихся». Борьбы не только этно-религиозной, но и поведенческой, коммунально-бытовой: плавучая АЭС против котельной на торфе, или кочевой костер из саксаула против солнечных батарей над кафе fast food. Дуэль между образами жизни впитает глубинные генотипы этносов. Она воплотит в себе все то, о чем народы мечтают; как живут сами и каким видят быт других. На передний край цивилизационного гамбита выйдут традиции, нравы и обычаи, языки и культуры предков. Славянский этнос, вопреки изменам, «провернутым» еще в средневековье, останется славянским, англосаксонский — англосаксонским. Или, скажем, восточноазиатский — восточноазиатским, да и центральноевропейский — тоже самим собой. И ведь никто ничего не сможет с этим поделать, по крайней мере, в XXI веке! Что характернее всего: борьба цивилизаций, не всегда вооруженная, но всегда непримиримая, дошла в наше время и до мировой энергетики. Это, кстати, вполне подтверждается событиями прошлой недели. 

Трамп надавил на Меркель

Фото: REUTERS/Ian Langsdon/Pool

Заокеанская силовая «цивилизация кольта», «культура доносов», «право шерифа», выкручивание рук и морально-психологический прессинг даже на ближайших партнеров США… Вот что вновь обрушились на столицы ЕС. Прежде всего — на самостоятельно мыслящий и по-прусски стойкий Берлин.

Посол США Гренелл, этот отправитель антигазпромовских циркулярных ультиматумов по офисам германских топливно-энергетических и сервисных компаний, уже завершил свое двухлетнее пребывание на Шпрее. Но его дело все еще живет, хотя и не побеждает полностью. Живет же оно потому, что за очередной виток гегемонистских происков против завершения строительства балтийской энерготрассы взялся не кто-нибудь, а лично Дональд Трамп. Что ему до массовых беспорядков в Миннеаполисе и Атланте, Хьюстоне и Нью-Йорке, Денвере и Чикаго? Или что ему до COVID-19, если пора хлопнуть тяжеловесной дланью президента-миллиардера по столу затянувшихся на годы споров с канцлером ФРГ Ангелой Меркель? Но споров о чем именно?

О мнимой недопустимости(!) прокладки из Ленинградской области РФ в Штральзунд подводной магистрали «голубого топлива» для стран Европы. Вот в чем кроется «закавыка». И здесь-то, согласитесь, вновь возникает грань межцивилизационного конфликта. США и ФРГ могут относиться к одному и тому же западному сообществу и Североатлантическому альянсу; но они по-разному понимают саму первооснову союзнических отношений. В Белом доме этот диалог трактуют с ковбойским натиском — как некое обещание младшего партнера стопроцентно «брать под козырек» и, конечно, послушно поддакивать «лидеру свободного мира» буквально по всем вопросам. 

Но вот проблема: так не считают немцы! Они справедливо полагают, что Штатам должно быть достаточно критичных подходов Берлина к «путинской Москве» по злободневной тематике юго-востока Украины и «посткрымских» санкций. А уж каким газом отапливать квартиру «бундесбюргера» и на какой плите поджаривать поросенка на Рождество 2020 года, — в этом власти ФРГ как-нибудь разберутся сами, не так ли? Кстати, мы, россияне, это разделяем. Терпимость к специфике генетических кодов и национальных менталитетов, конфессий и «бихэвиористских» стереотипов среди других народов присущи и нашей — православно-восточноевропейской цивилизации. А иначе мы ни за что не дошли бы мирно-таежным путем до Тихого океана еще в XVII веке.

Сами посудите: Белоруссия — ближайший союзник России, но президент Александр Лукашенко свободно расставляет акценты в своем внутреннем и внешнеполитическом курсах, оставаясь при этом, конечно, в «мейнстриме» ЕАЭС и Договора о коллективной безопасности. Органичным звеном этих важнейших евразийских альянсов является и Казахстан; но упаси нас Боже даже пытаться диктовать его лидерам повестку их визитов в Соединенные Штаты. Во-многом по-своему воспринимает международную обстановку сегодняшний Ереван, но разве это должно мешать в Закавказье успешному развитию нашей евразийской интеграции как таковой? Ничего подобного!

«Северный поток-2» мешает теперь уже Кэмп-Дэвиду

Фото: Jim LoScalzo / Pool via CNP

Американцы устроены не так. Идут, скажем, на скрипичный конкурс, но не для того, чтобы мучительно сопереживать перипетии исполнительской дуэли между посланцами разных стран и школ. А для того, чтобы наверняка и, лучше всего, заранее застолбить победу именно своего скрипача.

Или усаживаются на трибуне ледового дворца не для объективных оценок либо гаданий: чьи хоккеисты окажутся сильнее? Догматичным болельщикам требуется, видите ли, заведомо знать: мол, «наша возьмет»! И так далее — вплоть до геополитики. Это, друзья мои, — иная цивилизация. Мы-то считаем бытующие у нас порой сомнения философской добродетелью, а американцы — страшным злом. И вот с изъянами такой цивилизации как раз и столкнулась на днях фрау Меркель, о чем 29 мая сообщило Politico. Горячий диалог, как передают суть дела «Известия», шел между Трампом и Меркель во многом из-за споров по «Северному потоку-2». Но главным проводником самосуда США на Балтике в стиле банальных вестернов является даже не хозяин Белого дома, а его суровый однопартиец — техасский сенатор-республиканец Тед Круз. Как сообщает Bloomberg, все ранее введенные рестрикции против «Северного потока-2» (построенного уже почти на 94%), будут, согласно законопроекту Круза, распространены не только на трубоукладку, но и на… страхование занятых этим плавсредств! Накажут из-за океана и те компании, которым заказаны ремонт и модернизация таких специализированных судов. Пожалеют об участии в балтийском проекте фирмы по «дооборудованию» палуб, монтажу сварочной техники и аппаратуры для водолазных работ. 

 Итак, угрожает Круз, готовятся «сокрушительно-мгновенные санкции от США». Все равно как если бы кто-то в Совете Федерации РФ денно и нощно корпел над биллем с целью «задробить» сервис для американо-канадского нефтепровода Keystone XL, известного мега-разливами сырья и разгонами индейских протестов. Как поделился с автором обозрения коллега по медиа-ремеслу, страшно даже представить себе меру жестокости авторитарного режима по-американски, если бы он возник на руинах нынешних волнений. Почему страшно? С такой тоталитарной философией, как у сенатора-ястреба, гипотетическая диктатура (если к ней придет Америка) обрушит репрессии не только на виновников тех или иных деяний, но и на их родственников вплоть до золовок, деверей и троюродных сестер. Ну прямо как нынешние угрозы Круза непричастным к трубопроводной войне страховщикам ряда судовладельцев. Хотя, между прочим, у самого сенатора совсем не дальние, а близкие родственники (как, например, его отец) тесно общались в 1963-м с инициаторами убийства президента США Джона Ф.Кеннеди, о чем публично напомнил не так давно яростному законодателю не кто-нибудь, а сам Трамп! И, тем не менее, по своей всеохватывающей мстительности «атлантическая цивилизация» быстро движется, как видите, к своему жутковатому апогею. 

 Общаясь по телефону с фрау Меркель, президент США горячо поспорил и о ситуации с НАТО, а также об отношениях с Китаем. И опять гегемону потребовалось разом или все, или ничего, — это же ведь Америка! Со ссылкой на одного вашингтонского чиновника Politico пишет, что спор двух лидеров и впрямь разгорелся не на шутку в ходе майского телефонного разговора. Беседа накалилась так, что глава берлинского кабинета отказалась от очного участия в саммите G7 в Соединенных Штатах. Подступы к сюжету начались с того, что 20 мая президент США выступил с сообщением. Намечено, сказал он, провести встречу «семерки» в резиденции в Кэмп-Дэвиде. Провести не только для прямого, лицом к лицу, обсуждения ряда вопросов. Провести — фактически — для показа самого рандеву как свидетельства нормализации общей обстановки с пандемией. Пару дней спустя как раз и состоялась беседа Трампа с Меркель. А уже 27 мая она сказала на брифинге: отношения с США развиваются не так хорошо, как ей хотелось бы; и есть немало противоречий. Вот именно — немало. Что значит — невероятно много! СМИ предполагают, и отнюдь не безосновательно, что среди таковых еще рельефнее, чем прежде, фигурирует «Северный поток-2». Ибо Германию подталкивает к завершению проекта теперь уже не только закономерное (как и вчера) желание получать от России более устойчивые и дешевые потоки «голубого топлива», чем из США. Подталкивает еще и естественное восприятие европейцами гулкого коллапса широко разрекламированной ранее сланцевой отрасли за океаном. 

 Достоинство и твердость духа реалистично мыслящих немцев, глубокое понимание национальных интересов и неприятие попыток навязать Берлину что-либо силой — вот что здесь главное. Дело не только в дипломатическом искусстве Меркель. Дело — именно в расширяющейся «межцивилизационной нестыковке» между двумя берегами Атлантики. Расширяющейся — добавим — день ото дня. И ничего тут, уважаемый читатель, не попишешь.

G7 или нечто большее?

Первый саммит G6, Франция, 1975 год.
Альдо Моро, Гарольд Вильсон, Джеральд Форд, Валери Жискар д’Эстен, Гельмут Шмидт, Такео Мики

Борьба цивилизаций — это еще и оспаривание европейцами замаха «диск-жокея Трампа» на смену геополитической музыки в рядах G7. Не советуясь с партнерами по этому, казалось бы, устоявшемуся «элитному клубу», да еще и нарвавшись на пессимизм Меркель, как и на ее отказ собрать чемодан для поездки в Кэмп-Дэвид, — Белый дом сделал очередной резкий выпад.

Назвав формат G7 неэффективным, а сам альянс ведущих экономик Земли — «очень устаревшей группой», глава республиканской команды объявил о намерении пригласить на «саммит избранных» еще и РФ, Австралию, Индию и Южную Корею. Мол, к сентябрю, на который сдвинулись с июня сроки G7, можно многое переделать. Прежде всего, переподготовиться к встрече уже не в «классически ограниченном» составе, а в расширенном виде. Быть может, Трамп надеялся на бурное согласие Москвы с этой идеей, на нашу готовность позитивно откликнуться сразу. Но это — опять нестыковка цивилизационных норм. Так, россиян, в силу нашего национального характера, нелегко вернуть к тому столу, где мы находились с 1997 по 2014 год, и откуда нас выставили. Выставили за то, что население Крыма выразило на безупречно проведенном референдуме свое резкое неприятие бандеровского переворота в Киеве. На полуострове были всенародно отвергнуты подрывные планы фашиствующих молодчиков по обстрелу — с севастопольских набережных — ракетно-ядерных кораблей под Андреевским флагом; осуждено провоцирование европейского конфликта на Черном море. И, наконец, подтвердилась твердая воля крымчан к национальному самоопределению и возвращению в состав России.

С учетом всего этого, а также многого другого, не только патриотическое ядро московских СМИ, но и кремлевский истеблишмент хотя и подтвердили на днях готовность к активизации диалога с США, но не проявили восторга по конкретному поводу неформально-путаного приглашения из уст Трампа. Замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков, по данным «Интерфакса», признался, что его смешат попытки вернуть Россию в эту группу несмотря на желание лидеров некоторых стран поступить так. Зампред Совбеза Дмитрий Медведев отметил: не давая Москве — на рубеже веков — участвовать в данной группе полномасштабно, оппоненты оттесняли нас от принятия решений в сфере экономики. Из-за этого уже 10 лет назад тогдашней «восьмерке», по словам Медведева, «недоставало легитимности». Но если что-то получалось у G8 в русле сближения между Востоком и Западом, то как раз благодаря России. Особенно — в том «особом 2006-м», когда она председательствовала в «восьмерке». И безупречно провела самое, пожалуй, результативное и образцовое мероприятие — июльский саммит в Санкт-Петербурге. Между прочим, его главным и, кстати, единодушно одобренным документом стала Энергетическая декларация, подготовленная в основном нашими экспертами. 

Не будет преувеличением сказать, что речь идет об исторической хартии общецивилизационного звучания. Если бы после 2006 года все «подписанты» на деле последовали Петербургской декларации, — на Земле уже складывалась бы новая — всесторонне сбалансированная энергетическая цивилизация. В эпицентре ее международно-договорного «кода» применительно к тематике углеводородов точно оказался бы ключевой «невский посыл». Таким был призыв к равенству прав и обязанностей как производителей и транзитеров, так и, разумеется, потребителей нефти и газа. Ведь это нелогично: возвышать «многострадальный» Киев над его восточными и западными соседями лишь потому, что он — транзитер «голубого топлива». Или, «рисуя» Поднебесную на мировом экономическом атласе, — окрашивать контуры КНР в ущербные тона только потому, что эта страна в основном — не добытчик, а потребитель нефти и газа. Ключевой критерий: роль Китая как локомотива мирового ВВП в целом, а не сумма векторов его энергоимпорта. И, хотя Трамп не упомянул о Пекине как о желанном звене саммита в Кэмп-Дэвиде, но Владимир Путин, реагируя на предложение США, сказал о другом. Он не представляет себе альянса ведущих экономик без участия не только названной Белым домом Индии, но и Китая. Собственно, о Поднебесной как раз и пойдет речь далее. 

Поджогом анклавов и окраин Китай не запугаешь

Если подпиткой мятежей в Гонконге Белый дом стремится затруднить вливание миллиардных инвестиций в замедленную — и без того — в последнее время экономику КНР, то раздуванием сепаратизма в Синцзян-Уйгурском автономном районе на западе республики преследуется несколько иная цель.

Американцы хотели бы, прежде всего, перекрыть или хотя бы запутать интригами энергетический перекресток в самом эпицентре Евразии. Что это означает на деле? Мировому сообществу Синцзян представлен — услужливой прессой и госдепом — как очаг национально-религиозной дискриминации коренного населения. Это, в основном, — мусульмане-уйгуры, которых якобы жестко сдавил пекинский державный колосс «великоханьской идеологии», языково-культурного гнета, чуждых традиций и нравов. Нагнетание нападок США на реалии Синцзяна чревато болезненными последствиями, причем не только для проблемной в том краю — уже ныне — межнациональной среды.

Коварный удар — в хозяйственно ощутимом ключе — наносится при этом по социалистическому Китаю как таковому. Наносится, прежде всего, в сфере ТЭК. Это, в основном, углеводородная энергетика. Любой, даже наиболее солидный экспортер или транзитер топлива для КНР через «горячий» регион будет изображаться в глазах «свободного мира»… спонсором державного гнета, стимулятором эксплуатации жителей огромного, но беззащитного от репрессий района и виновником его мнимо-экологической деградации. Под риск столь мрачных характеристик рискует потенциально попасть, прежде всего, сопредельный с Синцзяном Казахстан, откуда природный газ успешно транспортируется по трубам в Западный и — далее — в Центральный Китай. Вашингтону, кстати, и в целом не по нраву пекинская концепция Нового Шелкового пути, органичным звеном которого как раз и призван стать мощный энергетический узел между Тяньшанем, Алтаем и пустыней Гоби.

Уже сегодня западные СМИ не прощают среднеазиатскому гиганту инкриминируемых ему нарушений квотного режима ОПЕК+. В канун новой венской встречи (этого расширенного блока нефтепроизводителей) тех же казахов критиковали за превышение предписанных им сокращений добычи. Правда, чтобы не сталкиваться с кабинетом президента Токаева напрямую, аккуратные обозреватели приписывали недовольство рыночным поведением экс-советского государства не Вашингтону, а Москве и Эр-Рияду. «Россия и Саудовская Аравия, — писал Forbes, — недовольны обманщиками в ОПЕК, особенно странами типа Ирака и Нигерии, а также, хотя и в меньшей мере, Казахстаном». На этих нарушителей дисциплины и возлагается по обоим берегам Атлантики вина за «слабое соблюдение режима ограничений при общем выполнении групповой квоты всего на 74%-78% в зависимости от того, на чью агрегаторскую статистику вы полагаетесь». Так или иначе, Казахстан — уже в окулярах бинокля. И легко себе представить будущее охлаждение американцев к этой стране из-за более крупных «прегрешений» вроде создания новых энергомостов на «вечно алеющий» восток континента.

Газопроводные войны провалятся и в сердце Евразии

Таким образом, Казахстан может одновременно оказаться и в фокусе добрососедства друзей, и под информационно-дипломатическим обстрелом сверхдержавных сил. И, что их сердит еще больше, — он совсем не одинок в столь нелегкой «дуалистической роли». Ибо в подконтрольные Нур-Султану трубопроводы вливается «голубое топливо» для КНР еще и из Узбекистана. 

Но и этим слагаемым дело опять же не исчерпано, ибо узбекский поток полнится сырьем из Туркмении. А это — четвертая по запасам газа страна в мире. Вклад Ашхабада может возрасти. В общем, если, паче чаяния, пойдет «священная борьба Америки за свободу Синцзяна», то все названные страны Средней Азии станут виновными в ресурсной подпитке «неправеднейшего» на Дальнем Востоке коммунистического режима. Но и данный список самых уязвимых региональных игроков еще не полон. Есть у США и другая, более важная мишень. Ведь еще одну газовую нитку на Китай — «Силу Сибири-2» — может проложить Россия. Вот кто, по воле атлантистов, обречен на встречное предъявление (конечно, той же Москве) главных обвинений в «эксцессах» по части льготного энергоснабжения «злокозненной Поднебесной» и, косвенно, по части мнимой поддержки ущемлению прав национальных меньшинств.

Не только соперникам, но и до зубов вооруженным недругам евразийской интеграции (стоящим поблизости — в Кабуле) видится завидная параллель между «голубым топливом» через Казахстан для КНР и иными российскими и европейскими товарами, идущими через Алматинскую область. Куда? В тот же Китай, причем к этим поставкам компании РФ имеют отношение еще и как изготовители. Это, например, старт завоза нефтепродуктов — моторных и машинных масел высочайшего качества для коммерческого и легкового транспорта — в Западный Китай. А тут еще и канун масштабного газоэкспорта опять-таки с севера: ну просто кулаки у «наблюдателей» сжимаются!

При этом в качестве опаснейшего, на взгляд вашингтонских «политологов от энергетики», коридора годами упоминался крохотный отрезок российско-китайского рубежа, сжатый с запада и востока территориальными массивами Казахстана и Монголии. В эту 45-километровую брешь, мол, и хлынет на юг газовый поток теперь уже не из Восточной, а из Западной Сибири. Впрочем, в этой точке сценический гнев «защитников уйгуров» выглядит не очень-то результативным. А вот свободно-гибкое маневрирование Москвы и Пекина маршрутами энергомостов и перемычек на других участках выглядит все успешнее. Авторам газоэкспортной инициативы опять-таки помог не только чисто ресурсный, но и межцивилизационный аспект. И пагода, и церковь неплохо смотрятся рядом с какой-нибудь юртой. И зря недруги КНР забыли о философско-этической сути конфуцианства, призвавшей мудрого дракона со спокойной возвышенностью взирать с горы вместе со своими союзниками на всевозможные региональные дрязги и находить здоровые альтернативы.

Вот и ныне новый маршрутный акцент найден. Территориальное ядро в будущей прокладке второго (после трансамурского) газопровода из России в КНР, похоже, предоставляется жаждущему обрести роль транзитера Улан-Батору. Во всяком случае, об этом говорит кремлевское поручение главе «Газпрома» Алексею Миллеру: сосредоточиться, прежде всего, на данном — наилучшем во всех отношениях пути. К тому же и поведение Улан-Батора выправилось. Ведь это не сегодняшнее, а бывшее монгольское руководство — под науськивание чужаков — хотело показать в виде решения энергетических проблем страны нагромождение каскада ГЭС на притоке Байкала — Селенге. Это отравило бы отходами мега-строек жемчужину Сибири. А вот нынешнее правительство родины Чингисхана, к счастью, не питает столь вредоносных фантазий. Приоритет отдан уже начавшейся модернизации монгольских ТЭС при содействии РФ. Ну а на будущее намечен плодотворный газовый транзит на Китай, призванный изрядно пополнить бюджет лесостепной республики.

Словом, складывается впечатление, что в ближайшие годы «подверстать» россиян и наш ТЭК к числу «притеснителей Синцзяна» и «врагов уйгурского народа» никому не удастся. Конфликт цивилизаций опять-таки не сработает против Москвы, как бы ни хотелось этого недоброжелателям.

Павел Богомолов