Тренды новой энергетики

В Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic & International Studies) прошла презентация доклада BloombergNEF под названием New Energy Outlook 2019 (NEO). BNEF вот уже несколько лет подряд строит сценарии развития новой энергетики. В этом году аналитики попытались проанализировать модели изменений в электроэнергетическом секторе. Согласно выводам New Energy Outlook, к 2050 г. на солнечную и ветроэнергетику придется 50% выработки электроэнергии в глобальном масштабе. ВИЭ поддержат электроэнергетический сектор в рамках перехода к новой энергетике, основанной на ограничении воздействия топливно-энергетического сектора на окружающую среду. 

BloombergNEF прогнозирует рост спроса на электроэнергию до середины века на уровне 62% к современному уровню. Это приведет к тому, что генерирующие мощности увеличатся почти втрое в период между 2018 и 2050 гг. BNEF оценивает инвестиции в электроэнергетическом секторе до 2050 г. в 13,3 трлн долларов, из которых 5,3 трлн долларов придется на ветроэнергетику, а 4,2 трлн долларов — на солнечную электроэнергетику. На газовую генерацию пойдет порядка 1,9 трлн долларов, на угольную — 0,4 трлн долларов, а в атомную энергетику будет вложено 0,8 трлн долларов. Дополнительно 843 млрд долларов будут направлены в создание систем хранения энергии, а развитие новых сетей поставок и дистрибуции электроэнергии потребует еще 11,4 трлн долларов в этот период. На Китай и Индию придется порядка 4,3 трлн долларов, вложенных до 2050 г. в создание новых генерирующих мощностей.

Региональное развитие возобновляемой энергетики идет неравномерно. Уже сегодня ВИЭ являются самым дешевым источником энергии на территории большей части стран мира (примерно 2/3 в глобальном масштабе). Европейские темпы энергетического перехода будут самыми быстрыми, а изменения наиболее глубокими. К 2030-м гг. Европа сможет выйти на производство 60% электроэнергии за счет солнечной и ветроэнергетики, а к 2050 г. этот показатель выйдет на уровень в 80%. Тогда как в Китае, с его огромными мощностями угольной генерации, и США, ориентированных на дальнейшее развитие применения в отрасли природного газа, добываемого в стране в огромных объемах, энергопереход к ВИЭ будет идти не такими быстрыми темпами как в европейских странах. К 2050 г. КНР достигнет показателя в 47%, а Соединенные Штаты выйдут на уровень в 34% производства электроэнергии за счет солнечной и ветроэнергетики. В результате удешевления производства батарей к 2050 г. солнечная и ветроэнергетика смогут вырабатывать до 80% необходимой электроэнергии в ряде стран с наиболее развитым энергетическим сектором. Тем не менее объемы сжигания природного газа с целью производства электроэнергии будут расти вплоть до середины текущего столетия со средними темпами в 0,6% в год. Тогда как потребление угля в электрогенерации продолжит рост лишь в отдельных странах Азии, но будет свернуто в других регионах мира. В результате пик потребления угля в глобальном масштабе будет пройден в 2026 г. 

BNEF считает, что для полной декарбонизации электроэнергетического сектора потребуется создание новых технологий, как в производстве и хранении, так и для передачи электроэнергии. Еще одним ключевым трендом станет в этот период децентрализация существующих энергетических сетей. Решения потребителей в отношении выбора источников электроэнергии будут играть все большую роль в глобальном масштабе, что послужит целям энергоэффективности и сокращению стоимости производства электроэнергии. 

Уже к 2030 г., по мнению экспертов BloombergNEF, повсеместно будут приняты ограничения для уже существующих станций, использующих углеводородное сырье. Роль угля в мировом производстве электроэнергии снизится с современных 37% до 12% к 2050 г. Применение нефти и нефтепродуктов в генерации электроэнергии будет, согласно выводам BNEF, к середине века будет полностью прекращено. В результате в ближайшие десятилетия энергетический сектор внесет свой вклад в предотвращение повышения глобальной температуры более чем на 2 градуса Цельсия.

Мария Кутузова